Имя им - легион: как украинцы готовятся воевать

как украинцы готовятся воевать
Организация "Украинский легион" обучила военному дело уже более 3 тыс. украинцев

В Украине сейчас экватор весенней призывной кампании. Всего в этом году в Вооруженные Силы Украины планируется призвать более 9 тысяч человек, в Нацгвардию - более 4 тысяч. Однако в зоне проведения АТО они служить не будут. Туда привлекаются только контрактники. Но, несмотря на отсутствие общей мобилизации в 2017 году, в стране продолжают действовать организации по военной подготовке.

РБК-Украина побывала в полевом столичном лагере активистов общественной организации "Украинский легион", которые каждые выходные проводят обучающие семинары для киевлян. Их учат обращаться с оружием, передвигаться, использовать укрытия, оказывать медицинскую помощь, маскироваться, ориентироваться на местности и оборудовать позиции.

Что заставляет людей осваивать военное дело в период относительного затишья на фронте, какие навыки можно получить в лагере за день, и чему там учатся добровольцы, прошедшие АТО - в материале РБК-Украина.

Под контролем спецслужб

Обучение происходит на окраине Киева возле метро "Червоный хутир". На базу вглубь Лесного массива от метро часть экипированных людей добираются своим ходом. Десятью минутами ранее туда же пешком отправились "первоклашки" - это первое полевое обучение 24-го набора "Украинского легиона", который учит военной подготовке членов территориальной обороны.

К мужчине с патриотической нашивкой и к парню, у которого нашит на одежде немецкий флаг подошел человек в черной форме.

- Привет, фашисты, - говорит он.

-Кто бы говорил, - получает в ответ.

-В форме молодого махрового гитлерюгенда (молодежная нацистская военизированная организация времен нацистской Германии, - ред.) - "добивает" новоприбывший.

Только будучи на месте, можно понять по интонации иронию в этом диалоге. Она возникает из-за некоторых исторических аллюзий, ведь во временя Второй мировой войны "Украинским легионом самообороны" называлось украинское военное формирование в составе Вооруженных сил Третьего рейха, действовавшее на Волыни. Система, по которой действует нынешний легион, уверяют в организации, заимствована в Прибалтике.

- Что-то не выспался, - говорит один из участников диалога о человеке в черном, когда тот отошел.

- Да вчера же футбол был, - предполагаю возможные причины.

- Нет, он оттуда вернулся, - серьезным тоном уверяет мужчина, намекая на период "социализации" после недавнего возвращения из АТО.

Хоть он и действительно недавно вернулся из АТО, причина сонного вида все таки связана с алкоголем. Во время приближения к базе в машине тема выпивки сочетается с темой АТО – мужчина в черной форме рассказывает о "синих ВСУшниках", у одного из которых зафиксировали крайнюю степень опьянения и более трех промилле в крови.

Углубляясь в лесной массив по асфальтированной дороге, и минуя одну из воинских частей, догоняем новобранцев у открытых железных ворот с колючей проволокой и надписью "Украинский легион". Это территория бывшей военной части, сейчас она – в коммунальной собственности. Ее по договоренности с Дарницкой райгосадминистрацией бесплатно использует организация как полевой лагерь для добровольной подготовки и обучения военному делу.

На месте уже ждет Алексей Санников. "В миру" он - маркетолог. В организации начинал с 2014 года как новичок, а сейчас уже председатель. На фоне других легионеров он практически ничем не отличается - так же в военной форме. Кроме кокарды, на которой надпись "Mad rangers" ("Безумные рейнджеры").

- Если он (человек, - ред.) наработал правильные рефлексы, то он будет делать так. Если нет, то он будет делать так, как ему подскажет инстинкт, - объясняет Алексей важность военной подготовки до призыва в армию. - Это не всегда срабатывает, потому что у человека есть шаблоны поведения. Если он раньше в таких ситуациях не бывал, то эти шаблоны ему мешают реагировать. Обычно человек в критической ситуации впадает в ступор. Поэтому знания они получают, а навыки нарабатываются.

На отданной для подготовки территории есть все необходимое для обучения слаженным действиям в составе военных подразделений в случае призыва или мобилизации. Здесь и пустые полуразрушенные дома для тренировки штурма зданий, и столовая, и палатки с кроватями, и полоса препятствий (хотя и низкого уровня сложности), и лес для маршей и отработок.

За три года существования через "Украинский легион" прошло около 3 тысяч человек. Сколько из них потом служили в АТО точно сказать сложно. Известно лишь о том, что на фронт пошли около ста человек. Алексей уверяет, что спецслужбы знают об их работе и связывались с ними.

- Они должны знать, в любом случае, что и как происходит, потому что под вывеской "патриотическая организация" может происходить все, что угодно, - рассказывает Алексей. - Можно накручивать людей - методики воздействия есть любые для того, чтобы собрать под патриотическими лозунгами, и всунуть их куда угодно.

Председатель организации утверждает, что "Украинский легион" аполитичен. Хотя неоднократно разные партии предлагали помочь финансово.

- Мы последовательно в этом отказываем, - говорит он, улыбаясь. - Если это начнется, то превращение в некую карманную армию - не за горами.

Новобранцам проводит инструктаж человек в штатском, который на вопрос об его имени отвечает "Никто", не желая озвучивать даже позывной. Он командирским голосом вводит в курс дел -  пока что к ним особых армейских требований нет. Камуфляж - необязательно, хотя среди присутствующих большинство уже в форме, с собой даже разрешается носить мобильный телефон. Но при условии, что он не будет отвлекать рингтонами на занятиях.

Новобранцев - тринадцать. Ранее, убеждает Алексей, желающих пройти военную подготовку было в разы больше - иногда в новом наборе насчитывалось до 600 человек.

- К Дебальцево (боев вокруг Дебальцево в феврале 2015 года, - ред.) приходили те, кто хотел драться. А после Дебальцево - откосить. Думали, что в теробороны (подразделения территориальной обороны, - ред.) можно откосить (от следующей мобилизации, – ред.), - говорит он.

altaltaltaltaltaltaltalt
 

Фото: Легионеры отрабатывают навыки военной подготовки (фото РБК-Украина)

Вспомнить уроки физкультуры

Во время инструктажа "свежая кровь" выстраивается в две шеренги. Среди них - как мужчины разного возраста, так и женщины. Последних, правда, намного меньше. Когда Алексей объявляет о присутствии журналиста и фотографа, почти половина вместе с инструктором отказываются, чтобы их лица попадали в кадр.

- Форма доклада? - интересуется один из мужчин в гражданской одежде.

- "Прибыл", - коротко отвечает "Никто" и далее проводит инструктаж о правилах поведения в лагере.

Для новобранцев первое занятие - строевая подготовка. Двумя колоннами они отправляются на плац. Неподготовленность новичков чувствуется даже человеку, не служившему в армии.

- На дистанцию вытянутой руки подтянитесь, - командует впереди Роман, когда колонна начинает "рассыпаться" после нескольких десятков метров.

Роман уже полтора года на "службе" легионером. Но сегодня ему впервые поручили стать куратором новобранцев. Молодые легионеры останавливаются напротив старой четырехэтажной бывшей казармы.

- Если здесь что-то построят, то место для отработки резко сократится, - говорит Алексей, комментируя работы, которые происходят в эти дни вокруг здания.

Место, где останавливаются новобранцы, только условно можно назвать плацом. На асфальте еще сохранились разметка, нарисованная белой краской, но поверхность покрылась трещинами, из которых пробивается трава. Местами - заасфальтированные ямы, как будто асфальт когда-то клали прямо в дыры в земле.

- Одна минута на отдых. Разойтись! - дает команду Роман.

- Стой! Куда разойтись? - вмешивается "Никто" и берет управление в свои руки.

Сначала он подбирает командиров отделения, которые сразу должны познакомиться со своими подчиненными. Несмотря на то, что некоторые из присутствующих уже имеют военную подготовку - или со времен вуза, или кто-то уже служил - не все из них хотят управлять отделением.

- Командиры отделений должны знать, где их люди находятся, присутствуют они на практическом задании или нет. Чтобы не было такого, как сегодня - мы ждали и непонятно чего,  - вводит в курс дел "Никто".

После этого начинается муштрование строевой – отработка ее видов и выполнение команд. Конечно, "муштрование" - в кавычках. Весь процесс не выглядит принудительным или мучительным для "учеников". Хотя то, что многое забыто, сразу всплывает на поверхность - некоторые даже не сразу разбираются, в какую сторону поворачивать туловище при команде "налево" или "направо".

- Первая, вторая, третья шеренга - кругом! – из-за сильного ветра командирский поставленный голос "Никто" плохо слышно.  - Первая, вторая, третья шеренга - еще раз повторяю. Для четвертой и пятой не было никаких команд, они остаются на своих местах.

Алексей параллельно объясняет важность строевой подготовки как базового навыка для дальнейшего обучения. Если ее не проводить, то потом возникают проблемы при развертывании отделения и взвода, потому что люди в строю не знают, каким образом и где вы по отношению к друг другу находитесь.

- Начинается кавардак. Но мы не учим тянуть "носок", "немецкий шаг" делать, принятый у нас в армии, - говорит он. - Это такие элементы (в обучении, - ред.), которые из кучи людей делают управляемое подразделение.

Все длится более часа. По окончанию Роман ведет новеньких в лагерь, а из неразговорчивого инструктора строевой удается вытянуть рецепт воспитания настоящего воина. Для этого нужно забыть о многих гражданских вещах, в частности, о пирожках и маме. Секрет успеха получения базы военной подготовки - строевой - не только в практике. Он неотделим от мотивации человека и настойчивости руководителя.

- Почему решились? - спрашиваю у одного из мужчин, который пьет травяной чай в самодельной столовой за длинным столиком во время перерыва.

Он отвечает, что военнообязанный и офицер запаса, а официальных сборов от военкоматов никто не проводил. Выделенные на это деньги из бюджета, подозревает, расходуется, в частности, на строительство генеральских дач.

- Есть такое положение - самоорганизация живых существ общественных структур, - переходит он к более сложным материям. - Это (военная подготовка, - ред.) - один из элементов положительной нормальной самоорганизации.

- Почему только сейчас пришли, если война третий год продолжается?

- За три года войны вы видели, чтобы хотя бы один депутат Госдумы или Верховной Рады погиб? - задает риторический вопрос человек. - Какая война? Вы о чем?

Человек начинает вспоминать о чеченской кампании, в рамках которой состоялась "зачистка" мужского населения, которое мешает проводить социально-политические реформы. Мол, пора снова "списать"  "лишнюю" часть населения, для чего искусственно и организуется конфликт. Его вывод: конфликт в Украине - не война, а организованная бойня.

- Порох и Путин - раз, два, - перечисляет он тех, кто, по его мнению, являются заказчиками этой "бойни".

- Почему все же раньше не пришли сюда? - пытаюсь вернуть разговор в более приземленное русло.

- Я хотел и раньше. Не было как. Через знакомых (узнал, - ред.), - отвечает сумбурно он и бежит на построение.

- Вас спросили, зачем вы сюда пришли, а вы о политике начали говорить, - вдогонку возмущается инструктор "Никто".

Следующий этап - медицинская подготовка. После теории новобранцев обучает сертифицированный инструктор Олег. Он должен за короткий промежуток времени не только дать базу знаний, но и на практике закрепить ее. Например, понять, что человек правильно наложил жгут на ногу очень просто - он не сможет стать на эту ногу.

На небольшом и неровном клочке едва заросшей травой земли Олег учит как работать в паре при помощи раненому. Когда, по легенде, сослуживец ранен в левую руку, перед оказанием помощи нужно установить словесный контакт с ним - неизвестно, в каком состоянии раненый, и адекватно ли он мыслит. Потом проверить, нет ли в его руке пистолета, ножа или гранаты, которую он может в шоковом состоянии использовать. Для наглядности Олег достает из-под одетого в бронежилет помощника, который лежит лицом к земле, муляж гранаты и выдергивает чеку. Некоторые присутствующие широко открывают глаза от увиденного.

- Если вы увидели колечко – вы засунули его обратно. Это много времени не занимает. Но вы спасли себя и его, - говорит Олег, лежа на земле возле "раненого".

- Закрываетесь от огня раненым, - подсказывает напарник, который и играет роль пострадавшего.

Два занятия занимают практически полдня. Впереди еще обучение владению оружием. В общем базу военной подготовки легионеры будут изучать в течение месяца. После чего они должны решить, продолжать ли углубленное обучение.

Почти в конце занятия по медподготовке подходит куратор новобранцев Роман с автоматом-макетом в руках.

- Важно - не сломаться, потому что первый месяц - самый трудный. Более половины людей сразу начинает понимать оно им нужно или нет, они потянут или не потянут, - говорит он и объясняет, что значит "потянут". - Я за год потратил на экипировку около 25 тыс. гривен в год. Это полностью с нуля.

По его словам, только правильная мотивация поможет человеку постоянно приходить на тренировки и приобретать новые навыки - какая бы ни была материальная и техническая база.

Во время очередного перерыва все снова "налегают" на бутерброды и горячий чай из термоса.

- Хочется знать и понимать. В случае чего, быть готовым, - общими фразами отвечает Максим, отвечая на вопрос, почему пришел сюда.

Он пришел не один, а вместе с женой Валерией.

- Как гражданская оборона была раньше, знаете? Сейчас этому не учат, - дополняет она своего мужа, но надеется, что новые навыки все-таки не пригодятся.

В первый день на первых занятиях они не жалуются. Даже на строевую.

- Дисциплина, слаженность, - перечисляет Валерия положительные навыки, которые развивает строевая подготовка. - Вспомнили все, чему когда-то на уроках физкультуры учили в школе, на военной подготовке.

Неизвестно, насколько они за полтора часа занятий достигли этой слаженности, но слаженность впечатления они точно не отрабатывали. Максим говорит, что "ничего не выходило, но с практикой получится", а Валерия более оптимистична - "все получалось".

"Пот бережет кровь"

Неподалеку от импровизированной столовой заканчивается территория лагеря. От леса его отделяет высокий забор, через который можно пройти без проблем. Сразу за ним очередные отработки проходят профессиональные легионеры. Они уже прошли месяц вводного курса и два с половиной месяца углубленного обучения другим элементам военной подготовки - например, работа в лесу, в городе, детальный разбор навыков обращения с оружием. Сейчас у них - бессрочная работа в устоявшихся ученых подразделениях.

В этот день они занимаются рукопашным боем. Всех присутствующих почти вдвое больше, чем новобранцев. Хотя, говорит руководитель организации Алексей, это еще не все. Мол, многие разъехались на поминальные дни.

Как и новички, не все из них хотят попасть в объектив фотокамеры. Но работать с ними проще – у каждого есть или балаклава, или любой другой предмет, закрывающий лицо. Лицо прикрывает почти половина людей, включая инструктора.

- Раз, два, три, четыре ... - командует инструктор, а легионеры, держа в руках деревянные палки, похожие на черенки лопат, имитируют  удары по противнику. Их действия выглядят более четкими и "армейскими", чем у новобранцев. Возможно, этот эффект возникает из-за камуфляжа, в котором они одеты.

- Нападающий бьет, начинает с ударов ног, боковые удары ногами - в бедро. Вы - выставляете, - демонстрирует инструктор на одном из легионеров. - Мы стоим, он делает. Одной ногой - бум, второй ногой - бум... молодец... дальше он бьет (руками, - ред.) - бум, бум, бум. Вы предплечьями защищаетесь.

Инструктор заранее пытается предотвратить возможные ошибки, указывая на одну из них. Но ошибок все равно не удается избежать.

- С ногами чуть разобрались, а вот с руками..., - сначала мягко критикует инструктор. Но после следующего этапа отработки все же недоволен тренировкой ударов ногами.

– Отцовский подсрачник - это не удар, - говорит он.

Уже четвертый месяц не пропускает занятие "Профком". Это - позывной председателя независимых профсоюзов авиаработников Вениамина. Он не скрывает этой информации. Мол, нечего бояться - организация же патриотическая и работает легально. Для него вводный курс был простым, поэтому и решил продолжить занятия. В жизни ему это помогает улучшить физическую подготовку, которая дает больше уверенности во время "процветания криминала".

- Самое сложное - это был 10-километровый марш по лесу, потому что еще был снег по пояс, - вспоминает 41-летний Вениамин, демонстрируя уровень снега на себе. - Грязь, снег, холодрыга. У нас очень человечный командир, спросил каждого: "Что у тебя в рюкзаке? Ага - тебе один кирпич, а тебе - два". Чтобы был вес. И с этим весом - мне, к счастью, достался один кирпич, но чувствовалось - 10 километров аж на Бориспольскую трассу по снегам. А это не просто марш - полная выкладка, оружие, дозор, как диверсионная группа. Пришли уже сюда - ног не было.

Его за три года конфликта на востоке Украины так и не призывали. Несмотря на это, готовиться все равно нужно, говорит он.

- Когда зверя загоняют в угол, он наконец-то на тебя бросается. А Россию санкциями и так далее загоняют в тупик. Когда вообще нечего будет терять, почему бы им не пойти войной?

Рядом - курилка. Она же и место для перекуса и точка для сборов. После "рукопашки" и обеда легионеры сносят сюда черные деревянные автоматы Калашникова. Наряду с ними появляются и на вид настоящее оружие.

- Это ММГ, - успокаивает Алексей, используя не очень распространенную аббревиатуру, но расшифровывает: макет массогабаритный. Это - точная копия автомата, соответствующая оригиналу по размерам, массе и материалу, но только с него невозможно стрелять.

Алексей собирает одно из подразделений для занятия по тактической подготовке. Ученики усаживаются в курилке, а председатель организации рассказывает об одной из тактик атаки, которая используется в современных армиях. Все элементы рисует маркером на доске, но запрещает фотографировать этот процесс.

- Это у нас условные позиции условных сепаров. Здесь у нас условно - до 100 метров, - начинает лекцию он, под "условными сепарами" имея в виду три магнитика желтого, синего и черного цвета. - Кто из людей увидел, что здесь у вас есть контакт, он первым делом делает два неприцельных выстрела в ту сторону.

На все про все уходит до 20 минут. Только один уточняющий вопрос от присутствующих во время пребывания Алексея у доски. Вряд ли такое было бы возможно, если бы слушателями были новобранцы.  После минимального количества теории - практическая часть, где важен уже другой элемент - взаимопонимание между сослуживцами. Во время работы "в поле", конечно, количество вопросов неизбежно растет.

На практике "условные сепары" - это рюкзак и кусок шифера на расстоянии 70 метров. К ним легионеры добираются перебежками, при этом выполняя различные команды и "стреляя" во врага. Здесь главное - нажимать на курок, даже на деревянном макете автомата. Чтобы, по сути, отработать безусловный рефлекс стрелять во время таких действий, который бы автоматически срабатывал также в реальном бою.

- Желательно, чтобы вы все команды, когда будете переходить, делали громко, чтобы слышали все. Все в четверке. Реально, теряется все время коммуникация, потому что кто-то не крикнул громко. Как совет - не просто громко, а немного растягивать, - говорит Алексей и демонстрирует: - Пе-ер вы-ый по-оше - л! Знаете, как заторможенный ребенок кричит. Тогда нормально слышно.

Сначала атаку по этой схеме отрабатывает один легионер. Далее - по два, по три, четыре и пять. В момент "боя" в ход идут не только невидимые пули, но и условные гранаты, которыми по команде надо одновременно забрасывать врага.

Несмотря на уже больший опыт, чем у новобранцев, у профессиональных легионеров тоже не все получается с первого раза.

- А ты че тут стал? Е**ть-калатать, - высказывает претензии одному из солдат "четверки" комвзод "Падре", не особо подбираяслова, когда кто-то выстраивается в шеренге слишком близко к другому легионеру. Затем еще одна претензия ко всей "четверке", когда она начинает отрабатывать схему. - Я вообще не слышу ваших команд!

Это - не идеальная готовая тактическая схема. Какие-то элементы нужно еще отрабатывать отдельно в рамках всего упражнения. Пока одна часть легионеров отрабатывает тактику, кто-то сверяется с нарисованной во время лекции схемой на доске.

Неподалеку отдельно занимается Роман, курирующий новобранцев. Он индивидуально отрабатывает "стрельбу" лежа. Один из легионеров в шутку бросает камень в сторону Романа, выкрикивая "Граната!". Но у легионеров у курилки срабатывает - условный или безусловный - рефлекс. На повторный крик "Граната!" все падают на землю, чтобы спастись от "осколков".

Один из первых отрабатывает новоизученную тактическую схему 27-летний Илья. Он уже 9 месяцев в легионе.

- Трудно - на этом упражнении видно - коммуникация в условиях отсутствия визуального контакта, шума, - говорит он о сложностях, кроме кардионагрузки, за весь период пребывания здесь.

Зона боевых действий для него - не пустые слова и не увиденные по телевизору сюжеты. В АТО он был в начале 2015 года в составе одного из добробатов, где работал парамедиком в Артемовске, Станице Луганской и селе Луганское. По его наблюдениям, много травм было из-за нарушения дисциплины и техники безопасности обращения с оружием. Вспоминает случай, когда один солдат прострелил себе ногу из автомата, потому что не поставил на предохранитель. Если же его призовут снова, то хочет опять работать медиком на фронте. Мол, это у него лучше получается. Но признает, что военная подготовка все равно нужна: человек, если того потребует ситуация, может из медика, механика или радиста превратиться в обычного стрелка.

- Именно потому, что я был в АТО, я понял, что я ничего не знаю, ничего не могу, я реально оценил свои возможности, - говорит Илья. - Есть выражение: "Пот бережет кровь". Так вот, я хочу свою кровь сохранить, и кровь своих товарищей.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь