На полпути к султанату:

как турки на референдуме легализовали авторитаризм Эрдогана

Реджеп Эрдоган получил одобрение турецкого народа на изменение основного закона (Фото - http://www.jamesinturkey.com/) Реджеп Эрдоган получил одобрение турецкого народа на изменение основного закона (Фото - http://www.jamesinturkey.com/)

В минувшее воскресенье Турция проголосовала за внесение в конституцию изменений, наделяющих президента почти неограниченной властью. Чуть больше 51% турецких избирателей поддержали поправки в основной закон, благодаря которым ряд важнейших полномочий парламента и правительства передается главе государства.

После вступления в силу этих изменений, президент, например, может сам распускать парламент или объявлять чрезвычайное положение. В Турции не будет премьер-министра, но  появятся вице-президенты, которые также будут лично назначаться главой государства.

В случае, если действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган решит участвовать в выборах по новой системе и победить на них (а ни в первом, ни во втором сомнений нет), то у власти он сможет продержаться до 2029 года, и отойти от нее в весьма солидном возрасте - в 75 лет.   

Подробнее о новом, одобренном на референдуме, политическом устройстве Турции - в материале РБК-Украина 

Президенту досталась большая половина

Формально, Турецкая республика была провозглашена в октябре 1923 года. Но еще за два года до этого парламент, называемый Великое национальное собрание, был созван для того, чтобы создать на месте развалившейся Османской империи абсолютно новое национальное государство.  Главным итогом созыва парламента стало принятие короткой — всего в 23 статьи — конституции, которая, хотя и не отменяя монархию (это произойдет чуть позже), но называла главным источником власти не прежде всесильного султана, а турецкий народ. 

Отныне именно народ - через голосование на выборах - формировал парламент, который, в свою очередь, определял состав правительства. В жизни, конечно,все было несколько сложней, бывали и уходы в авторитаризм, и военные перевороты, и массовые манифестации протеста с последующим их жестоким подавлением. Но покушаться на утвержденные в 1921 году принципы представительной демократии никто прежде не решался. Даже военные, приходившие к власти в результате переворотов, рано или поздно, уступали место всенародно избранным политикам. 

Но в это воскресенье в стране прошел инициированный действующим президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом конституционный референдум, большинство из проголосовавших на котором высказались за номинальный отказ от европейской демократической модели управления. Хотя, конечно, вопрос, вынесенный на референдум не звучал как «Хотите ли вы отказаться от демократии?». Туркам предлагалось проголосовать за утверждение сразу 18 поправок.

Среди них - увеличение числа депутатов парламента (с 550 до 600) или изменения возрастных ограничений для кандидатов в эти самые депутаты. Однако это все, конечно, только обертка для реальных конституционных реформ. Тех, ради которых референдум и затевался.

Итак, большинство населения Турции проголосовало за такие, далекие от республиканских ценностей новации, как личное, даже без рассмотрения парламента, утверждение законов президентом. Или назначение судей главой государства, опять таки, даже без формального обсуждения с депутатами. Да что там обсуждение —  президент получил право этих самых депутатов разгонять в любой момент. И, как будто всего вышеперечисленного мало для окончательного расставания с демократией, вскоре в Турции будет отменен пост премьер-министра.

 Теперь вся исполнительная власть сосредоточится в руках президента. Пост премьер-министра упраздняется, но появляются посты вице-президентов, назначать которых будет лично глава государства. Также самостоятельно он теперь будет определять членов правительства. Президент также получит право распускать парламент, вводить и отменять чрезвычайное положение. Глава государства может быть членом партии, а значит Эрдоган получит законное право возглавить созданную им же в 2001 году  правящую Партию справедливости и развития.

Согласно принятым изменениям один человек неможет быть президентом более двух сроков подряд, а сами выборы должны проходить раз в пять лет. При этом первые выборы (президентские и парламентские) по новой конституции должны состояться 3 ноября 2019 года. Это значит, что действующий президент Эрдоган может принять участие в выборах 2019 и 2024, соответственно, от власти он отойдет в 2029 году, когда ему будет 75 лет.

Это еще не султанат, так как суды формально все еще независимы от первого лица, да и парламент продолжит свое существование, но уже вполне себе авторитарная система, далекая от западного демократического идеала, с оглядкой на который и строилась современная Турция.

Путь длиной в годы

Авторитарный поворот произошел не сразу и не вдруг. Эрдоган, откровенно восхищающийся Османской империей, шел к своим, почти султанским полномочиям, долго и не всегда удачно. Обновить конституцию он пообещал еще в 2011 году, но ее проект застрял в парламенте. Не помогли даже досрочные выборы депутатов в 2015 году. Сторонники президента тогда не получили достаточного, для внесения изменений в основной закон, числа мест. После этого голосования Эрдоган и начал подготовку к рискованному референдуму. В ход пошло все: правительственные СМИ принялись поливать грязью "излишне демократические" правительства 1990-х — начала 2000-х годов, при которых турецкую экономику здорово лихорадило. Нелояльных чиновников на местах быстро заменили на "патриотичных", а после странной попытки военного переворота летом прошлого года, чистки прошли в армии и спецслужбах. Тогда же власти заставили замолчать журналистов, отправив за решетку сотрудников десятков, а то и сотен редакций. А введенное в первые дни после провала переворота чрезвычайное положение, действует в стране до сих пор.

Эрдоган и его Партия справедливости и развития активно использовали в пропаганде и турецкую особость, противопоставляя Турцию остальному, прежде всего, западному миру. "Для построения сильной мусульманской страны, ради сильного Ближнего Востока, мы должны дать президенту исключительные полномочия. Это сигнал остальному миру: заткнитесь, Турция становится сильнее. И Америке тоже следует это знать", - заявила, уже после референдума, одна из лидеров женского крыла Партии справедливости и развития Аддед Айсель Кан.

Использовал Эрдоган в своей агитации даже серию кровавых терактов, совершенных курдскими сепаратистами в 2015-16 годах. ГосСМИ донесли до общества простую мысль: победить террористов может только президент, наделенный самыми широкими полномочиями. 

Де-факто, кстати, полномочия президента были исключительными и до референдума. Особенно хорошо это было видно после уже упомянутого неудачного переворота — тех же журналистов тогда кидали за решетку по совсем уж надуманным обвинениям, а тысячи недостаточно лояльных школьных и университетских преподавателей лишились работы только потому, что местные чиновники заподозрили их, например, в симпатиях к курдским сепаратистам. Проблем с явным нарушением конституции у властей тогда не было, но если уж берешься действовать как авторитарный правитель — лучше обеспечить своему авторитаризму легальное прикрытие. 

Голос несогласных

Европейские наблюдатели уже раскритиковали референдум, найдя условия его проведения далекими от идеальных.

"В условиях действия чрезвычайного положения, введенного после неудачной попытки переворота в июле 2016 года, в стране существенно ограничены основные свободы, необходимые для подлинно демократического процесса голосования. Увольнения и аресты тысяч граждан негативно сказались на политической обстановке. В средствах массовой информации преобладала лишь одна точка зрения (на вопросы референдума, - ред), граждан лишили возможности ознакомиться с другими мнениями", - говорится, в частности, в совместном заявлении наблюдетелей от Парламентской ассамблеии Совета Европы и ОБСЕ.

Недовольна и оппозиция. Противники Эрдогана говорят, что не признают итогов голосования на сотнях участков — там, где по их данным, были возможны вбросы бюллетений или другие подтасовки. Особое раздражение у оппозиционеров вызвало решение властей учитывать при подсчете голосов бюллетени без отметок участковой избирательной комиссии.

«Центральная избирательная комиссия изменила правила игры уже после того, как голосование началось. В избирательном законодательстве четко указано, что бюллетени без штампа рассматриваются как недействительные, но комиссия вдруг публикует сообщение, отменяющие это положение закона», - заявил журналистам заместитель председателя оппозиционной Республиканской народной партии Бюлент Тезкан.

Впрочем, как и следовало ожидать, власти не обратили особого внимания на возмущение политических оппонентов. Уже через несколько часов после окончания голосования президент Эрдоган принимал от соратников поздравления с победой и сообщал, что вслед за референдумом в Турции начнется новая эра, куда лучшая, чем все прежние.

 

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top