Сыроид: Парламент фактически зависит от 5-7 человек

Оксана Сыроид считает, что президент не должен влиять на правительство Оксана Сыроид считает, что президент не должен влиять на правительство
В интервью РБК-Украина Сыроид рассказала, почему недовольна работой парламента и кто пытается парализовать его работу, о судьбе законопроекта о выборах на Донбассе и почему по ее мнению Европе и США выгодно их проведение, отношениях "Самопомочи" с президентом Петром Порошенко и отличиях правительства Владимира Гройсмана от Кабмина Арсения Яценюка.

Соратницу мэра Львова Андрея Садового Оксану Сыроид избрали вице-спикером Верховной Рады, когда "Самопомич" входила в парламентское большинство. Тогда в руководстве парламента не было оппозиционеров, что нарушало закон о регламент. Теперь закон соблюден, ведь "Самопомич" в оппозиции к президенту.


С Сыроид РБК-Украина встретился в ее кабинете в парламенте. По стенам развешаны картины современной украинской художницы Влады Ралко, на кресле – подушка в форме кота. Несмотря на то, что парламент ушел на каникулы, у Сыроид плотный график, за час беседы она постоянно отвлекалась на телефонные звонки и успела провести пятиминутную встречу с министром образования Лилией Гриневич.

В интервью РБК-Украина вице-спикер Верховной Рады Оксана Сыроид рассказала, почему недовольна работой парламента и кто пытается парализовать его деятельность, о судьбе законопроекта о выборах на Донбассе и почему, по ее мнению, Европе и США выгодно их проведение. Также разговор коснулся  оношений "Самопомочи" с президентом Петром Порошенко и отличий правительства Владимира Гройсмана от Кабмина Арсения Яценюка.

РБК-Украина: Завершилась четвертая сессия Рады восьмого созыва. Можно ли назвать ее продуктивной?

Оксана Сыроид:
И да, и нет. Во-первых, позиции парламента слабы, по сравнению с позицией президента. Хотя именно парламент должен контролировать президента, а не быть ему подчиненным.

Во-вторых, Рада все еще зависима от олигархических групп. Результатом этой слабости стала неэффективная работа по нескольким ключевым направлениям, например, в сфере безопасности. Мы так и не определились, что у нас происходит - война или что-то другое.

Если у нас антитеррористическая операция, то почему мы до сих пор не приняли закон о признании организаций (ЛНР и ДНР, - ред.) террористическими. Законопроект уже полтора года находится в профильном комитете Рады. Если у нас война, где решение?

Мы подготовили проект закона о временно оккупированной территории Украины, принятие которого все расставит по своим местам. Я очень рада, что в целом есть понимание необходимости принятия этого проекта, но парламент так и не принял этого решения.

Также парламент не принял, пожалуй, самое важное решение - это законопроект о выборах на пропорциональной основе с открытыми списками. С лозунгом о необходимости принятия этого закона на выборы шли все, включая президента. Впрочем, нынешний закон о выборах очень удобный для консолидации власти. Нет нового состава ЦИК. Это значит, что у нас не существует контроля за выборами, потому что действующий состав ЦИК - зависимый.

У нас также не сформирован обновленный состав Счетной палаты. Те институциональные вещи, которые бы помогали парламенту укреплять собственную независимость, он пока принимать не способен. Но, вместе с тем, парламенту удалось выйти из политического кризиса.

РБК-Украина: Выбрав новое правительство?

Оксана Сыроид:
Да. Это большой прогресс, который демонстрирует способность парламента искать компромиссы, выгодные государству, а не отдельным лицам. Это - эволюция. Это также немного усилило и правительство, и парламент, и государство в восприятии Украины на международной арене. Также были приняты решения, касающиеся человеческих потребностей. Например, закон о подержанных автомобилях, о лекарствах, законы, касающиеся бойцов АТО и их семей. Но, к сожалению, эти вещи – несистемные. И мы пока не увидели ни одного системного решения правительства, которое бы предлагало выход страны из состояния бедности.

РБК-Украина: "Самопомич" постоянно твердит о том, что существует законопроект о выборах на Донбассе. Откуда такая информация?

Оксана Сыроид: Я имею подтвержденную информацию от моих источников, что такой законопроект разработан, и документ уже в распоряжении Администрации президента. АП, конечно, его никому не показывает. По моим данным, над этим проектом в течение длительного времени работал председатель комитета Рады по вопросам правовой политики и правосудия Руслан Князевич.

То, что такой законопроект существует, публично подтвердил госсекретарь США Джон Керри, отвечая на один из вопросов, заданных ему на совместной пресс-конференции с президентом Украины. "Президент Порошенко уже существенно продвинулся в подготовке законопроекта о выборах, обеспечении амнистии, а также сосредоточенности на политических аспектах децентрализации. Этот проект закона практически подготовлен, задокументирован письменно и согласован сторонами. Но все еще остается объем той работы, которую нужно сделать". (Оксана Сыроид зачитала корреспонденту РБК-Украина отрывок из выступления Керри в Украине, - ред.).

Оказывается, что правительство США знает больше, чем украинский народ. А президент знает и не говорит об этом людям. И это является большой проблемой.

Из чего состоит "Минск"? Из двух частей. Первая - политика безопасности. Там нет формулы и сроков. Вторая - политическая. Если политика безопасности касается украинской стороны и стороны оккупанта, то политическая часть - только украинской стороны.

Эта политическая часть состоит из четырех пазлов. Первый - изменения в Конституцию относительно предоставления особого статуса. Второй - это закон об особом статусе или особом порядке местного самоуправления. Третий - амнистия. Четвертый - выборы.

Это – четыре пазла юридической капитуляции или юридической оккупации Украины.

На сегодня изменения в Конституцию готовы на 60%. Законопроект об особом статусе готов на 100%. Он был проголосован 16 сентября 2014 года, но просто не вступает в силу. Законопроект об амнистии так же был проголосован 16 сентября, и ему не хватает двух подписей - председателя Верховной Рады и президента. И законопроект о выборах. Это - последний пазл. Как только он будет принят - остальное тоже будет запущено.

Это было понятно, когда приезжали Штайнмайер (министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, - ред.) и Олланд (президент Франции Франсуа Олланд, - ред.) в Украину, когда они отошли от требований голосования за Конституцию и сказали: "Хорошо. Давайте будем работать над выборами". Потому что этого пазла не хватает для картинки.

Такой подход демонстрирует абсолютный цинизм и является кощунством. Если мы говорим, что выборы должны пройти в соответствие с законом Украины, текст которого должен быть согласован между сторонами, то о чьем законе мы говорим? Между какими сторонами его согласовывать? Тогда это - не закон Украины. А, если мы согласовываем с кем-то законы, это означает, что у нас нет суверенитета. Пусть, например, Германия и Франция пойдут и согласуют с кем-то свой закон.

РБК-Украина: Фракция "Самопомич" раньше предупреждала о том, что закон о выборах на Донбассе может быть проголосован летом. Сессию не продлили. Сохраняется ли актуальность этой угрозы?

Оксана Сыроид: Эта угроза никуда не исчезает. Более того, вчера и сегодня (интервью было записано 15 июля, - ред.) были намерения провести заседание рабочей группы вроде для обсуждения проблем оккупированных территорий. Будто бы по освобождению пленных ребят, и как добиться того, чтобы не сняли санкции. На вчерашнем заседании присутствовало лицо, делегированное Виктором Медведчуком. И это чрезвычайно опасный тренд, который сегодня задан в парламенте.

Это тренд легитимации "Минска" через парламент. Парламент пока остался единственным институтом, незапятнанным в этом процессе. Понятно, что президент, МИД, правительство к этому причастны. И вот остался парламент, который еще не легитимировал "Минск".

Законы об амнистии и особый статус принимали депутаты предыдущего созыва, а изменения в Конституцию, дай Бог, мы никогда до конца не проголосуем.

Попытки сделать парламент участником этого процесса были давно. В частности, были попытки говорить и со мной о том, что "давайте сами выработаем этот закон о выборах".

Здесь мы имеем две разные политики, которые следует разграничить. Первая - это наша политика в отношении "Минска". Вторая - по оккупированным территориям. Если мы говорим о политике в отношении оккупированных территорий, у нас есть позиция, есть проект закона о временно оккупированной территории, и мы готовы это обсуждать. Если мы говорим о политике в отношении "Минска", я буду готова это обсуждать только после того, как президент придет в парламент и отчитается не передо мной, а перед представителями украинского народа и перед украинским народом о том, что произошло, что он подписал.

Я хочу, чтобы он показал оригиналы документов, которые подписал. Я хочу увидеть перечень людей, которые участвуют в переговорах в Минске. Чтобы он объяснил, чем эти люди уполномоченны. Или это распоряжение президента или решение Министерства иностранных дел? На что они уполномочены? Чтобы президент предоставил перечень договоренностей, которые уже достигнуты и которые еще должны быть достигнуты. Только тогда я буду готова вообще рассматривать что-то, что касается "Минска".

РБК-Украина: Будет ли, по вашему мнению, собрано 150 подписей для проведения внеочередного заседания летом?

Оксана Сыроид:
Так пусть честно скажут, что им нужно 150 подписей, чтобы проголосовать за законопроект о выборах на Донбассе. Это не будет внеочередное заседание. Это будет внеочередная сессия, поскольку эта сессия закрыта. Внеочередную сессию можно созывать только под конкретно определенные вопросы.

РБК-Украина: В ходе визита госсекретаря США Джона Керри состоялась его встреча со спикером Рады Парубием. Известны ли вам какие-то детали? Возможно, вы тоже были на встрече?

Оксана Сыроид
: Я не могу знать, ведь не присутствовала на тех встречах.

РБК-Украина: Керри встречался с депутатами парламента?

Оксана Сыроид: Возможно, с кем-то встречался, но мне об этом не известно. Но позиция наших международных партнеров достаточно очевидна и понятна. В Соединенных Штатах прослеживается момент институциональной слабости. В преддверии президентских выборов в США - это точка институциональной слабости, потому что идет перезагрузка власти. Они безоговорочно заинтересованы, чтобы показать эффективность их участия в этом процессе. К этому надо относиться спокойно и прагматично.

В то же время они остаются партнерами, и я убеждена, что если Украина защитит свой суверенитет, не поддастся на провокацию и не проголосует за выборы и изменения в Конституцию, США поддержит эту позицию.

Из того, что я знаю из своих визитов в Вашингтон, я убеждена, что мы сможем эту позицию в дальнейшем аргументировать и искать реальное решение проблемы.
Что касается наших европейских партнеров, ситуация несколько сложнее. Европа с Россией в значительной мере взаемоинтегрованы - и экономически, и политически, в частности, через Совет Европы и ОБСЕ.

Поэтому европейцам важно восстановить добрососедские отношения с Россией. Если Украина признает, что это – война, и Россия - оккупант, что в результате российской оккупации погибло 10 тысяч человек, то европейским коллегам будет как-то не совсем комфортно сотрудничать с оккупантом, на руках которого кровь людей.

Поэтому гораздо проще убедить Украину, что в Донецкой и Луганской областях у нас внутренний конфликт, в результате которого гибнут люди. С Крымом другая история, потому что аннексия Крыма состоялась фактически без крови. Да, она произошла незаконно, но здесь нет неудобства.

И для России это - разные территории. Потому что одна территория - это Крымский федеральный округ РФ, а другая - непонятные конгломераты под названием ДНР и ЛНР. Крым России нужен, а ДНР/ЛНР - не нужны. Им, на самом деле, нужно оккупировать всю Украину. А для Украины статус этих территорий является абсолютно одинаковым, это - временно оккупированная территория Украины.

РБК-Украина: Давайте поговорим о проблемах, связанных с работой парламента. Ситуация особенно обострилась в течение последних 2 недель. И мы видели, что всего лишь несколько дней парламент более или менее работал. С чем это связано? Это проблемы коалиции?

Оксана Сыроид:
Это проблема зависимости парламента. Парламент фактически зависит от 5-7 человек.

РБК-Украина: Назовите фамилии.

Оксана Сыроид:
Как мы между собой говорим, реклама - платная. Я думаю, что те все имена известны. Не нужно их рекламировать. Фактически, это те, кого называют олигархами. Самой большой проблемой является даже не факт зависимости парламента, а проблема в том, что эти олигархи сами по себе зависимы от России. Почти все. За исключением нескольких человек.

Поэтому то, что происходит в парламенте, во многом продиктовано интересами России, чтобы дестабилизировать ситуацию. Главная цель - дискредитировать парламент, заблокировать его работу и пойти на досрочные выборы.

РБК-Украина: А можно ли говорить, что дестабилизация работы парламента выгодна Петру Порошенко, чтобы показать Западу, что парламент пока не способен принять законопроект о выборах в Донбассе?

Оксана Сыроид:
Люди об этом говорят. У меня не было с ним (Петром Порошенко, - ред.) об этом личной дискуссии, и мне очень бы не хотелось так думать. Мне бы очень не хотелось думать о том, что глава государства заинтересован в дестабилизации законодательного органа в такой ситуации. Я надеюсь, что здравый смысл и государственный интерес должны побеждать над банальным желанием концентрации власти. Потому что пойти на досрочные выборы сегодня для Украины - это огромный риск прежде из-за того, что мы имеем старый избирательный закон.

При условии применения действующего избирательного закона следующий состав будет намного хуже, чем сегодняшний, потому что мажоритарка будет полностью продана, а рейтинги политических сил мы все сейчас видим.

Вторая причина - ситуация с безопасностью. Мы можем зайти в процесс выборов и не выйти из них.

Третья причина - это ЦИК. Мы не имеем легитимной Центральной избирательной комиссии. Четвертая причина - турбулентность в исполнительной власти. То есть, все правительство пойдет на выборы. И полгода у нас не будет правительства. Можно сетовать, сколько угодно, что это правительство плохое. Но полгода не будет ничего. Будет полгода торговли популизмом.
 
РБК-Украина: Чего ждать от осени? Может ли президент осенью распустить парламент?

Оксана Сыроид:
По моему убеждению, этот парламент абсолютно работоспособен. Он имеет достаточно ресурсов, чтобы принимать решения. Я не вижу оснований, чтобы прекращать его полномочия.

РБК-Украина: То есть, блокируют работу парламента фракции "Батькивщина", Радикальная партия, которые хотят перевыборов? А также "Оппозиционный блок", который недавно заявил о готовности сложить мандаты?

Оксана Сыроид:
"Батькивщина" и "Оппозиционный блок" всегда были откровенны в своих требованиях о досрочных парламентских выборах. Я также не исключаю, что это начало происходить, чтобы отвлечь внимание людей от угрожающей ситуации с перспективой принятия законопроекта о проведении выборов на оккупированных территориях. Мы же не раз наблюдали, когда впускается дымовая шашка, а за ней не видно реальности.

РБК-Украина: Вы упоминали, что парламенту удалось выйти из политического кризиса, назначив новое правительство. А разница между правительством Арсения Яценюка и правительством Владимира Гройсмана в вопросах сотрудничества с Верховной Радой есть?

Оксана Сыроид:
Думаю, что все заметили, что разница есть. Есть две причины, почему правительство Гройсмана эффективнее в сотрудничестве с парламентом. Во-первых, потому, что Владимир Борисович пришел из парламента. Он сам был жертвой, когда правительство эффективно не работало с парламентом. Во-вторых, опыт господина Гройсмана - это управление большим городом. Он также имел определенную ответственность перед представительным органом местного самоуправления.

У правительства есть и проблемы. Это не вина этого правительства, это не вина премьер-министра или других министров. Это то, что у нас нет политической ответственности правительства, оно не сформировано командой. Это такая сборная солянка. Когда формировалось правительство, то каждый пытался впихнуть кого-то своего. И это не премьер-министр полностью формировал этот Кабинет министров. Объективно он еще не имел возможности сформировать свою команду.

РБК-Украина: Вы считаете, что премьер-министр должен привести полностью свою команду?

Оксана Сыроид:
Коалиционные правительства - это не всегда своя команда. Но премьер-министр должен иметь прерогативу сказать, что "я с этим человеком из вашей команды работать не буду". Мы исследовали достаточно длительное время опыт формирования коалиции и коалиционного правительства из нескольких политических сил, как это происходит в Европе. Очень часто это компромисс, но премьер-министр - это тот человек, чье слово определяющее в назначении того или иного министра.

РБК-Украина: По вашему мнению, правительство должно быть технократическим или политическим?

Оксана Сыроид:
Лозунг технократического правительства, во-первых, у нас неправильно использовался. Во-вторых, он себя изжил. Технократическое правительство может быть только тогда, когда объявляются досрочные выборы. Например, не дай Бог, объявили сегодня досрочные парламентские выборы. Премьер или другие министры приняли решение, что они идут на выборы. Они больше не могут выполнять свои функции. Кто будет выполнять их задачи? И тогда назначается технократическое правительство, то есть правительство на переходный период, пока продолжается избирательный процесс.

В случае, когда избирательный процесс завершился, то технократическое и коалиционное правительство - это понятия не совместимые. Потому что коалиция - это коалиция депутатских фракций, которые формируют правительство. Они не могут сформировать технократическое правительство. Они могут сформировать правительство, которое будет ответственным перед этой коалицией. У нас другая проблема.

Люди считают, что технократы - это добро, а представители политических сил - это обязательно зло. Потому что технократы, которые приходили, - это действительно были профессиональные и добросовестные люди. А политиков мы привыкли видеть коррумпированными и не ответственными перед людьми.

Но это опять же проблема в зависимости политических сил от олигархов. У нас пока нет политических партий. У нас есть политические проекты. Мы практически не имеем политических партий в парламенте. Я не говорю сейчас о "Самопомочи", которая является политической партией, которая строится по кирпичикам снизу, и не имеет никакой олигархической зависимости.

РБК-Украина: Вы сейчас говорите, что "Самопомич" другая, но лидера партии, мэра Львова Андрея Садового обвиняют в том, что он на уровне Львова зарабатывает на различных схемах.

Оксана Сыроид:
Правоохранительная система сегодня очень "критически" настроена и к "Самопомичи", и к ее лидеру. Правоохранительная система уже продемонстрировала это не один раз в течение последнего периода. Думаю, если бы действительно так было, мы бы давно уже имели с вами доказательства.

РБК-Украина: Была информация, будто Андрею Садовому дважды предлагали премьерское кресло. Он отказался. При каких условиях Садовый согласился бы стать премьером?

Оксана Сыроид:
Здесь ответ очень очевиден. Можно соглашаться на должность премьер-министра, когда ты имеешь за собой политическую силу, которая либо имеет большинство в парламенте, или может это большинство сформировать вокруг себя. Ты можешь согласиться стать премьер-министром, когда можешь гарантировать, что идеи, которые ты будеш предлагать, будут приняты в парламенте.
Во-вторых, предложить должность премьер-министра может только парламентская коалиция. Я не помню, чтобы парламентская коалиция предлагала Садовому должность премьер-министра.

РБК-Украина: Но президент предлагал?

Оксана Сыроид:
А какое отношение к этому имеет президент? Это коалиция должна сказать президенту, что "мы выбрали такого то премьер-министра. Внесите его кандидатуру в парламент".

РБК-Украина: Тогда что? Садового хотели подставить?

Оксана Сыроид: Это не было предложение. Это были рассуждения, насколько мне известно. Садовый рассматривался как один из вариантов. А ни одного предложения не было.
Согласиться на должность премьер-министра, не имея тех голосов, которые обеспечат принятие решений в парламенте - это было бы безответственно.

РБК-Украина: Безответственно для своей дальнейшей политической карьеры?

Оксана Сыроид:
Безответственно перед людьми. Потому что это просто голая амбиция - "я хочу быть премьер-министром и все". А что ты можешь сделать?

РБК-Украина: В последнее время в парламенте сложилась такая ситуация, когда "Батькивщина" и Радикальная партия призывали блокировать трибуну. Тимошенко призвала "Самопомич" участвовать в процессе. Ваша фракция не присоединяется, хотя так же требует снижения тарифов, как коллеги по парламенту. Поэтому "Самопомич" обвиняют, будто бы она идет на сотрудничество с Банковой в обмен на то, что Администрация президента больше не обливает грязью Садового за недавнюю ситуацию с Грибовичской свалкой, а "Самопомич" резко не выступает против президента и коалиции.

Оксана Сыроид:
По этой логике, если "Самопомич" приняла решение не блокировать, это означает, что она сотрудничает с Банковой. А если бы приняла решение блокировать, то значит сотрудничает с "Батькивщиной" или с Радикальной партией.

Решение для нас было очевидным. "Самопомич" была откровенной и настаивала на том, что парламент должен работать. В противном случае, это приведет к досрочным выборам. Мы говорим об этом в течение года, мы категорически против досрочных выборов при любых обстоятельствах.

Мы поддерживали формирования ВСК. К сожалению, фракции Радикальной партии и "Батькивщины" не нашли компромисса вместе с фракциями БПП и "Народный фронт". Во-вторых, мы действительно выступаем за снижение тарифов, но мы имеем свое видение. Мы понимаем, как это можно сделать. Мы общаемся непосредственно с правительством по этому поводу. На самом деле, от того, что блокируется работа парламента, и начнутся досрочные выборы, тарифы не станут меньше, а наоборот вырастут. Правительство пойдет на выборы, и тарифы точно никто не изменит.

Почему об этом никто не думает? Нам нужно увеличить покупательную способность людей, потому что не страшна собственно абсолютная цифра тарифов. Страшная их относительная цифра. Что сегодня тариф в части доходов людей фактически неподъемный, и он поставил за черту бедности по сути 60 процентов населения.

РБК-Украина: Вернемся к вашей парламентской работе. Пять месяцев, как "Самопомич" вышла из коалиции. Не сожалеет ли фракция о своем решении?

Оксана Сыроид:
Как мы можем об этом сожалеть, если это соответствует нашим внутренним убеждениям. Мы к этому шли, пожалуй, полгода. Это решение выросло из-за наших мировоззренческих ценностей.

РБК-Украина: Изменились ли отношения фракции с президентом из-за выхода из коалиции?

Оксана Сыроид:
С президентом мы поддерживаем рабочие отношения. Пытаемся общаться и с президентом, и с представителями Администрации президента, когда работаем над определенными решениями. Президент, прежде всего, является главой государства. Нужно его признавать и поддерживать в этой функции. Хотя для меня больно, что президент, как институт, имеет слишком большое влияние на исполнительную власть. И это также нужно учитывать и поэтому быть участником этих разговоров.

Не всегда эти разговоры простые, а сотрудничество - плодотворное. Но мы стоим на позиции, что говорить всегда лучше, чем не говорить. И искать возможности сотрудничества в интересах людей и государства всегда лучше, чем закрываться и говорить, что или вот так, или никак.

РБК-Украина: Отношения-то изменились? Стали реже приглашать на встречи?

Оксана Сыроид: Я не могу сказать, что это существенно повлияло на отношения. Хотя я думаю, что то, что произошло после поджога на Грибовичской свалке, и эта вся кампания возникла не просто так, а вследствие того, что «Самопомич» не готова была идти на послушание в отношении определенных решений.

РБК-Украина: Почему все забыли о ситуации на Грибовичской свалке. Я не слышала о результатах расследования. Вам что-то об этом известно?

Оксана Сыроид:
Я знаю, что этим занимается министерство экологии и природных ресурсов. Видимо, также правоохранительные органы ведут расследование. Потому что это разные расследования. По экологической безопасности и в связи с тем, что погибли люди, и есть вероятность поджога. Я думаю, что расследование ведется, и надеюсь, что мы услышим его результаты.

РБК-Украина: После трагедии наблюдались довольно напряженные отношения Садового с президентом. Сейчас что-то изменилось? Ведь, как минимум, мы не слышим взаимных упреков и обид.

Оксана Сыроид:
Нужно общение. Мы - в политическом процессе. Политики, которые были до нас, привыкли работать определенным образом. Использовать методы давления. Вместо того, чтобы говорить и понимать, почему кто-то занимает ту или иную позицию, давайте лучше нажмем или пошантажируем.

Очень часто в современной политике принято формировать не последовательны, а ситуативные отношения. Например, тебе нужно решение, давайте будем "сотрудничать", а завтра ты мне не нужен, поэтому я с тобой и не сотрудничаю. А сотрудничество - это постоянное доверие. А у нас все делается наоборот.

РБК-Украина: После пожара на Грибовичской свалке, Садовый встречался с президентом или они прекратили общение?

Оксана Сыроид:
Насколько мне известно, они общаются.

РБК-Украина: Как часто фракция "Самопомич" встречается с президентом?

Оксана Сыроид:
Мы не встречаемся с тех пор, как вышли из коалиции.

РБК-Украина: А вы лично?

Оксана Сыроид:
Когда имеем возможность, например, встретиться в парламенте. Несколькими словами перекинуться.

РБК-Украина: Изменился ли президент за эти два года?

Оксана Сыроид:
Я не думаю, что мне уместно это комментировать Я бы сказала так, что мы видим очередную ситуацию, когда человек, который попадает на должность с такими "вывихнутыми" полномочиями, становится заложником этих полномочий и начинает концентрировать власть. Я понимаю, что соблазн есть огромным потому, что дисбаланс заложен в самой Конституции. Есть огромный объем полномочий и нет никакой за них ответственности ни перед кем. Поэтому есть соблазн дальше и дальше собирать под себя эти полномочия.

Это типичная византийская концентрация власти. Мне грустно за этим наблюдать, я понимаю, что власть без ответственности - это могильная плита для любого политика. Всегда. Я не знаю, они со стороны это замечают или нет. Но почему-то, когда они попадают на эти должности, что-то происходит. И мне обидно, что люди, которые вокруг президента, не могут ему этого объяснить, что на самом деле концентрация власти без ответственности очень сильно вредит и уничтожает доверие к этому институту.

То, что сегодня доверие к президенту является низким, является следствием накопления власти и отсутствия ответственности.

РБК-Украина: Можно ли сказать, что президент устал?

Оксана Сыроид:
А от чего усталость? Усталость от излишней власти.

РБК-Украина: Больше поседел?

Оксана Сыроид: Излишняя власть. Не надо президенту иметь исполнительную власть. "Не царское это дело". Не нужно. Президент должен быть главой государства, а исполнительную власть должно осуществлять правительство.

Беседовала Надежда Андрикевич

On Top