В поисках мозгов: как Кабмин подбирает кадры для проведения реформ

ЕС выдели 10 млн евро на обновление чиновничьего аппарата (фото РБК-Украина) ЕС выдели 10 млн евро на обновление чиновничьего аппарата (фото РБК-Украина)

Реформа госаппарта украинского правительства может быть использована недобросовестными чиновниками в корыстных целях.

Масштабное обновление чиновничьего аппарата может быть сорвано. Проведение первых конкурсов в генеральные директораты, которые должны стать мозговыми центрами министерств, показало неготовность украинской бюрократической системы к появлению в правительстве высококвалифицированных кадров. Передача проведения конкурсов в руки самих же чиновников оказалась одной из причин того, что Украина может не достичь поставленной цели реформы госаппарата. Чиновники предпринимают максимум усилий, чтобы не допустить в свой круг новые кадры, выбирая победителей "среди своих". О том, с какими трудностями приходится сталкиваться претендентам в директораты, разбиралось РБК-Украина.

В прошлом году в Украине стартовала глобальная реформа государственной службы. Продлится она до 2020 года. Одним из ее элементом должно стать создание в министерствах директоратов. На их плечи будут возложены функции формирования политики, стратегического планирования и евроинтеграции. Директораты должны стать "мозговыми центрами", которые будут работать над реформами и, по сути, заниматься преобразованием страны. Помогает Украине проводить эту реформу Евросоюз. В этом году ЕС выделил Украина на это первый транш в размере 10 млн евро.

На первом этапе реформа коснется десяти министерств, двух агентств и секретариата Кабинета министров. Осенью в этих ведомствах были объявлены конкурсы по отбору руководителей и экспертов директоратов. К этому моменту, часть вакансий ведомства успели заполнить, в частности, в Министерстве юстиции и Министерстве образования и науки. Но многие министерства решили заново провести конкурсы. К примеру, заново решили объявить конкурсы в Министерстве здравоохранения и финансов.

Бумажно-электронная бюрократия

Конкурсы по набору сотрудников в директораты проходят в два этапа. После того, как на сайте career.gov.ua министерства публикуют свои вакансии, любой желающий может подать пакет документов для участия. В такой пакет входят заявление, резюме, справка о свободном владении украинским языком, копии паспорта и документов образовании, электронная декларация о доходах и др. Документы можно подать в ведомства как лично, так и в электронном виде, или же отправив письмом.

Один из претендентов, участвующий в конкурсе, но не пожелавший назвать свое имя, рассказал РБК-Украина, что подача не лишена бюрократии, но в целом подать документы на сайте довольно просто. "Вызывает удивление то, что необходимо делать декларацию об имущественном состоянии на каждую вакансию. Если, к примеру, человек намерен подать документы на три-пять вакансий, то надо делать несколько деклараций. Но такие декларации отличаются лишь одной строкой - название должности, на которую претендует человек", - недоумевает собеседник издания.

По словам соучредителя фонда "Таблеточки" Ирины Литовченко, которая претендовала на должность директора директората стратегического планирования и евроинтеграции Минздрава, подача документов устроена довольно комфортно для кандидатов. "Документов необходимо подать немного. Все достаточно терпимо и требует минимум времени. К примеру, у меня не было электронной подписи, но я оформила ее буквально за десять минут в одном из банков. Если сравнивать этот этап конкурса с другими, которые ранее проводились в государственных органах, то прогресс на лицо. К примеру, раньше все документы необходимо было физически привозить в конкурсную комиссию. Теперь же все документы можно подать через специальный сайт", - говорит Литовченко.

Но уже на первоначальном этапе часть потенциальных кандидатов не смогли принять участие в конкурсе. Как рассказал на условиях анонимности один из украинских врачей, работающий за границей, для участия в конкурсе он подготовил пакет документов, получил из Украины справку о свободном владении украинским языком. "К сожалению, для подачи документов потребовали электронную цифровую подпись, которую можно получить в Украине только лично в налоговой службе или Приватбанке. Так как я работаю 60-80 часов в неделю, поехать в Украину для получения подписи я не смог и, как следствие, не смог принять участие в конкурсе, - рассказал собеседник РБК-Украина. - Поговорил со знакомыми из Украины, которые работают за границей и хотели бы принять участие в этих конкурсах, оказалось, что у многих была схожая проблема".

Сложности возникали и у претендентов в Украине, к примеру, с получением справки о свободном владении украинским языков. "Чтобы ее получить, нужно изловчиться и вклиниться в график заседаний аттестационных комиссий учебных заведений, которые такой документ выдают. Мне это удалось сделать практически в последний момент, - рассказывает претендент на должность директора директората по стратегическому планированию и евроинтеграции министерства образования и науки Эвелина Хмелевская. - В результате подгружала документы в систему на сайте, имея все документы, в последний день подачи. На сайте написано, что подача документов осуществляется до 18.00. Но после 16.30 подача через сайт уже не работала. Благо, находясь в Киеве и в 10 минутах езды от министерства, поехала туда и на месте подала документы до 18.00. Вручную заполнила все формы, а также привезла копии всех четырех дипломов". Примечательно, что стоимость справки о том, что претендент на государственную службу свободно владеет украинским языком, составляет 35 гривен. Ни аттестат из школы, ни диплом вуза с отметками "отлично" по украинскому языку конкурсная комиссия не может принять во внимание, чтобы допустить кандидата к участию в конкурсе на должности в создаваемые в министерствах директораты.

Уникальный случай произошел и в Минфине. "В правилах, которые регулируют порядок проведения конкурсов в генеральные директораты, указано, что для того, чтобы оценить уровень знания английского языка, претендент может подать документ, в котором должно фигурировать слово "сертификат". За такую оценку можно получить дополнительный бал. Конкурсная комиссия обращает внимание именно на это слово, - рассказывает один из собеседников издания, принимавший участие в одном из конкурсов. - Если в заголовке документа о знании английского языка нет слова "сертификат", то конкурсная комиссия не берет в расчет этот документ. Я подал для подтверждения документ IELTS, который является международно-признанным свидетельством о знании английского языка, к примеру, Великобританией, Канадой, Австралией и т.д. Но в заголовке этого документа нет слова "сертификат", поэтому конкурсная комиссия отказалась его принимать. В то же время сертификаты местных украинских учреждений, которые проводят курсы английского языка, принимали без проблем".

Но подобных ситуаций с документами, подтверждающими знание иностранного языка, впредь не должно возникать. Как сообщил РБК-Украина министр Кабинета министров Александр Саенко, 25 октября правительство утвердило изменения в постановление о порядке проведения конкурсов, благодаря чему теперь должны приниматься все виды документов, удостоверяющих знание английского или французского языков.

Тестируют на прочность

Если претенденты на должности в директораты министерств успешно прошли этап подачи документов, их приглашают пройти три теста на абстрактное, числовое и вербальное мышление. По их результатам конкурсная комиссия оценивает, насколько претендент склонен к анализу и как он умеет работать с информацией.

Многие конкурсанты пожаловались РБК-Украина на ненадлежащий уровень организации проведения тестирования. "Во время проведения тестирования с использованием компьютеров, нас постоянно "выбрасывало" из программы, в которой мы проходили тесты. Нам каждый раз приходилось заново проходить их, пока примерно в течение получаса удаляли наши аккаунты из системы. Это было нужно для того, чтобы повторно зайти в нее еще раз. Таким образом, мы проходили тестирование по несколько раз, - рассказала изданию Ирина Литовченко. - В результате, эти этапы конкурса превращались в цирк и балаган - все кричат, все что-то спрашивают, кто-то с кем-то говорит по телефону, кто-то что-то в этом телефоне ищет. Не было никакой защищенности во время прохождения тестов. А хочется тишины. В результате, было очень сложно пройти тестирование".

Кроме того, один из претендентов обращает внимание еще на один момент, который можно было использовать в коррупционных целях. "Вопросы, которые содержались в тестах, теоретически не составляло труда узнать заранее, ведь они не хранились в запечатанных конвертах, а членами комиссии и участниками конкурса были директора соседних департаментов, которые годами работали плечо к плечу. Кроме того, для участников конкурса сделали примерно одинаковые логины и пароли к аккаунтам, под которыми они проходили тесты. Аккануты и пароли отличались только порядковым номером, под которыми к конкурсу были допущены его участники, и которые вывесили перед входом. Теоретически можно было зайти и посмотреть, как другие участники конкурса проходят тесты или узнать вопросы еще до начала тестирования", - уточнила Литовченко.

Критикуют участники конкурсов их проведение и в других ведомствах. "Организаторы не сильно переживали во время общения, что кандидаты проходят тест на внимательность, и позволяли себе спокойно вслух решать какие-то вопросы. Это очень отвлекает от теста, где нужна максимальная концентрация!" - написал в Facebook Дмитрий Шутовский, который претендовал на должность в один из директоратов Министерства инфраструктуры.

С техническими проблемами столкнулась и Эвелина Хмелевская. "Во время прохождения тестов сотрудники министерства, а их было человек пять, ходили-выходили, разговаривали, переговаривались. И это на этапе, где для ответов нужна максимальная концентрация, - рассказывает она. - При электронном тесте у меня из 30 вопросов не открылась на компьютере практически половина. Члены конкурсной комиссии сказали, чтобы я продолжала проходить тест, после окончания которого пообещали разобраться в ситуации. В итоге, я ответила, по-моему, на 15 вопросов. Этого было достаточно, чтобы пройти на следующий этап. Но мне никто не сказал, что за 15 ответов дается один балл из двух возможных за этот тест. После теста спросили, не хотим ли мы с еще одной претенденткой, у которой тоже несколько вопросов не открылось, заново пройти тестирование. Естественно, мы согласились. На что члены конкурсной комиссии начали нас устрашать, что если мы не пройдем второй раз, то нас дальше не допустят. Кроме того, нам заявили, что для повторной сдачи придется подождать несколько часов. В общем, явно хотели, чтобы мы оставили все как есть, но нет, мы на это не пошли, а решили заново сдать тест. Второй раз я набрала 25 баллов из 30 вопросов. В результате, получили максимальные два балла за тест".

Большинство опрошенных РБК-Украина претендентов указывают, что на то протяжении всего конкурса, им сообщали о том, когда необходимо прийти на тот или иной этап тестирования неточное время.

"На сайте Минобразования и науки была информация, что первый этап конкурса состоится 12.10 в 10.00 утра, - рассказывает Эвелина Хмелевская. - Но при подаче документов на уточняющий вопрос о том, точно ли будет первый этап 12 октября, сказали: "ждите звонка". Позвонили 11 октября около 23.00. По моему мнению, это чистый "отсев" тех, кто из других городов, или просто не сможет подогнать свои дела под их расписание. На почту, соответственно, ничего не пришло, так как я документы подавала лично".

Подобные ситуации были и в других ведомствах. "Касательно прямой коммуникации с кандидатами - тут можно сказать о намеренном саботировании процесса, - отмечает Андрей Луценко, который претендовал на должности в Министерство регионального развития, строительства и ЖКХ и Министерство науки и образования. - В случае с Минобразования звонить кандидату накануне дня сдачи теста и говорить ему, что все поменялось, и завтра только в определенное время необходимо приехать на конкурс - это "полный ахтунг". Я - руководитель, который подается на должность такого уровня, наверняка имею свое личное расписание с графиком встреч и прочих мероприятий. И я не могу по щелчку пальца отменить встречу с топ-менеджментом клиента, которая была запланирована за месяц. А тебе в ультимативной форме заявляют - нет, только этот день".

Ситуации бывают разные

В случае прохождения конкурсантами тестирования, они допускаются к следующему этапу - решению ситуационных задач. Они разбиты на два этапа - задания для проверки профессиональных знаний и профессиональных компетенций.

У большинства опрошенных РБК-Украина претендентов вызвало удивление то, что на первом этапе задавался слишком общий вопрос с не совсем логичным критерием оценивания. "В моем случае дальше следующего этапа - решения ситуационных задач - никто из участников конкурса не прошел. Вопрос был задан таким образом, что правильно ответить на него было нереально. Он касался планов работы департамента на год, но оценивался с точки зрения знания украинского законодательства о европейской интеграции, о котором в вопросе не шла речь вообще, - рассказывает один из претендентов. - То есть вопрос был об одном, а оценивалось совсем другое. Естественно, ни один из 13 или 14 человек, которые принимали участие в решении ситуационной задачи, не написал об этом. В результате всем сказали "до свидания", то есть никто не прошел этот этап конкурса".

Не считает логичным типологию вопросов для претендентов в Минрегион и Андрей Луценко. По его словам, на конкурсе ему предстояло ответить на вопрос: "Какие статьи соглашения Украины с Европейским сообществом по атомной энергии о научном и технологическом сотрудничестве относятся к компетенции Минрегиона?" "Не считаю это адекватным вопросом для человека, пришедшего не из системы, а из бизнеса. На вопрос ответил, включив логику и здравый смысл. Вижу в этом еще один инструмент отсеивания неугодных кандидатов", - считает Андрей Луценко.

Кроме того, участники конкурсов отмечают низкий уровень секретности подготовленных вопросов. "Никто не открывал никаких конвертов. Нам просто раздали распечатанные листы с вопросами и все, - говорит Ирина Литовченко. - Вполне возможно, что если бы кто-то из участников конкурса дружил с членами конкурсной комиссии, то вопросы можно было заранее узнать. В состав конкурсной комиссии входят руководители департаментов Минздрава, поэтому можно было элементарно у них это узнать".

Некоторые из претендентов признались РБК-Украина, что им были известны задания ситуационного этапа до его проведения. "У меня есть знакомые в министерстве, которые рассказали мне о том, какие будут задания. Не могу сказать, что мне это помогло. Кроме того, я знаю, что был еще один кандидат, который знал задания ситуационных конкурсов, готовился к ним, но он не прошел конкурс. Да, такая возможность была, но это не помогло", - отмечает собеседник издания, не пожелавший назвать свое имя.

Министр Кабинета министров Александр Саенко уточнил изданию, что в проблемах с проведением ситуационного этапа стоит разобраться подробнее. "Совместно с международными HR-экспертами мы дополнили конкурсную процедуру этапа: компьютерное тестирование на аналитическое мышление и ситуационные задачи. Цель - создать конкурентные условия и действительно выбрать самых сильных кандидатов. Для того, чтобы обеспечить открытость и прозрачность, также принято максимальное количество мер. Ситуационные задачи проверяются анонимно, члены комиссий и эксперты не знают, чьи работы оценивают. Впервые конкурсные комиссии были дополнены независимыми экспертами с правом голоса. За прохождением конкурса следят независимые наблюдатели в рамках проекта ЕС, происходит видеофиксация процесса", - заявил он.

На втором этапе ситуационного задания в Минфине необходимо было написать и презентовать стратегию развития туристического потенциала одного из регионов и страны в целом. "То есть, было задание, никак несвязанное с вакансией, но, очевидно, это помогало конкурсной комиссии оценить способность претендентов адаптироваться и аналитически мыслить в незнакомой для себя ситуации, а также презентационные навыки. Мне кажется, что удачное решение", - рассказал собеседник РБК-Украина.

Вместе с тем Эвелина Хмелевская придерживается иного мнения о "туристической" ситуационной задаче, которая ей также пришлось пройти. "На ситуационной задаче нам необходимо было создать план развития туризма в отдельно взятой области. За ее решение не получила даже 0,5 балла, которые были проходными, - рассказывает она. - Но я сомневаюсь, что я действительно написала полнейший бред. Почему? Ранее я очень активно занималась изучением этой сферы, начиная с университета, и заканчивая анализом туризма в Украине при подготовке презентации на вакансию в департамент туризма при Минэкономразвития еще два года назад. Кроме того, в апреле этого года я защищала дипломную работу по теме разработки брендинга Одесской области, в которой туризм занимал огромный кусок. Защитила диплом на "отлично" в украинской бизнес-школе. Но мне просто позвонили через неделю и сказали, что "вы не прошли, подавайтесь на экспертов"".

"Ситуационные задания, в которых конкурсантам предлагается кейс о туризме, направлены не на определение знаний в соответствующей сфере, а на определении компетенций, они одинаковы для всех, - объясняет Александр Саенко. - С помощью этих задач конкурсная комиссия определяет такие качества как стратегическое видение, внедрение изменений, принятие эффективных решений, коммуникация и взаимодействие, лидерство, стрессоустойчивость, достижение результатов. Каждая из этих компетенций оценивается комиссией соответствующим баллом. Все эти качества - абсолютно необходимы для будущего генерального директора."

Поговорим о законодательстве

На завершающем этапе от претендентов на должности в генеральные директораты требуется продемонстрировать знание украинского законодательства и пройти собеседование с членами конкурсной комиссии. "Многие участники конкурсов, которые дошли до тестов на законодательство говорили, что стоило бы этот этап поставить в начале конкурсов, - отмечает один из собеседников. - Ведь, пройдя сложные этапы ситуационных задач, обидно выпасть из претендентов лишь из-за того, что претендент не знает в достаточной мере законодательство".

"После проведения тестов на законодательство проходило собеседование. Меня "взяли сразу в оборот" представители общественности вопросами из сферы, где мне необходимо было работать, то есть, говорили мы о финансах. Но члены конкурсной комиссии от Минфина в принципе не понимали той области знаний, в которой предполагалось заполнить вакансию, и поэтому они задавали общетеоретические вопросы, к примеру, "Как вы будете мотивировать своих подчиненных?". Это универсальный вопрос, который можно задавать претенденту на любую руководящую вакансию, но его ответ ничего не говорит о том, как человек разбирается в его сфере компетенции. Потом я узнал, что члены общественности поставили мне высший балл за экспертные знания, в то время как победитель получил от них ноль баллов за экспертность, но был высоко оценен по организаторским навыкам", - рассказал один из претендентов.

Разочаровывающие итоги

У большинства кандидатов, с которыми удалось пообщаться РБК-Украина, итоги конкурсов вызвали негативные эмоции. "Как результат подобного проведения конкурсов - почти все должности директоров директоратов заняли сотрудники соответствующих департаментов министерства. Как внезапно", - отмечает Эвелина Хмелевская.

К примеру, победителем конкурса в Минфине на должность генерального директора директората стратегического планирования и европейской интеграции стал кандидат, который сейчас работает в Администрации президента, а до этого - в Минэкономразвития. Второе место занял претендент, который сейчас работает в Минфине. "Оба победителя ранее или работали, или работают в подчинении с нынешним госсекретарем Минфина. Поэтому не удивлюсь, что итоги конкурса были предопределены заранее руководством ведомства, которое хотело назначить на эту должность знакомого человека. Правда, недавно на вышеуказанную должность вновь был объявлен конкурс", - предполагает один из участников конкурса на условиях анонимности.

Во всех конкурсах, которые закончились и не были заново объявлены, в основном, выиграли работники этих же министерств, разочарованно отмечает Ирина Литовченко. "Поэтому я больше не верю этим рассказам, что министерствам необходимы молодые, прогрессивные и с хорошим опытом работники, - говорит она. - Чувствую полное разочарование от того, как проходят конкурсы из-за того, что конкурсы выигрывают не те, кого искали, как говорили, а представители старых кадров, которые ничего делать не будут".

"Мы действительно фиксировали определенные организационные проблемы при проведении конкурсов", - пояснил РБК-Украина Александр Саенко. По его словам, причина в большом количестве желающих принять участие. "Количество желающих принять участие в конкурсе значительно превысило наши ожидания. Например, в Секретариате Кабмина конкурс достигал 200 человек на место, по 1000 человек проходили конкурс в одной волне. Это был первый такой опыт как для нас, так и для кандидатов. Сейчас, когда первые конкурсы позади, организационных сбоев возникает гораздо меньше", - уточнил чиновник.

On Top