Корпорация "Террор":

почему ИГИЛ и "Аль-Каида" решили объединиться

ИГИЛ и "Аль-Каида" готовы снова стать плечо к плечу (фото - businessinsider.com) ИГИЛ и "Аль-Каида" готовы снова стать плечо к плечу (фото - businessinsider.com)

ИГИЛ ведет с "Аль-Каидой" переговоры о возможном объединении. Для обеих группировок слияние в джихадистскую суперструктуру может стать единственным шансом еще на какое-то время удержать территории в Сирии и Ираке.

Почему эти группировки не объединились до сих пор, что им может противопоставить западный мир и можно ли вообще победить террористические группировки - в материале РБК-Украина.

 Сходство правил

Это может прозвучать кощунственно, но джихадистские группировки существуют практически по тем же законам, что и бизнес-корпорации. И те, и другие стремятся завоевать лояльность народных масс, повысить свою узнаваемость, популярность и даже капитализацию. Ведь террористическая группировка не может существовать ни без более-менее постоянного притока новых людей взамен убывающих по разным причинам (гибель, аресты, серьезные ранения, дезертирство), ни без денег, необходимых для подготовки бойцов, закупки вооружения и оборудования, подкупа официальных лиц и т.д.

Более того, взаимоотношения между различными группировками часто неотличимы от отношений внутри корпоративного мира. Слияния, поглощения, создание дочерних структур и жесточайшая конкурентная борьба - это не только про Chrysler или IBM, мир вооруженного джихада тоже был бы немыслим без взаимодействий такого рода.

Самый яркий пример - судьба так называемого Исламского государства, некогда бывшего одним из множества филиалов "Аль-Каиды", затем отпочковавшегося от, если так можно выразиться, материнской структуры, а теперь, похоже, вновь ищущего пути слияния с ней.

О готовности "Исламского государства" объединиться хотя и с родственной, но все же конкурирующей группировкой, заявил вице-президент Ирака Айяд Аллауи.

"Обсуждение уже началось. Идут переговоры между представителями главы ИГ аль-Багдади и лидера "Аль-Каиды" Завахири", - сказал, в частности, вице-президент, добавив, что встречи между представителями двух группировок проходят как в Ираке, так и за его пределами, в других странах Ближнего Востока.

Попытки слияния

Это не первая попытка создания альянса, включающего две конкурирующие группировки. Еще в сентябре 2015 лидер "Аль-Каиды" Айман Завахири выступил с заявлением о готовности поддержать "Исламское государство" в его войне.

"В Ираке ли, в Сирии ли - я готов сотрудничать с ними в борьбе против крестоносцев, сторонников светского государства, алавитов и шиитов. Потому что наша общая цель важнее моих устремлений и даже важнее их намерений провозгласить халифат", - говорил Завахири в обращении, поясняя, что общая цель - это защита всего мусульманского мира от секуляризма и влияния других религий.

Но тогда альянса так и не вышло. Во-первых, потому, что всего за несколько дней до этого обращения Завахири распространил другое, в котором заявлял, что не признает ИГИЛ настоящим халифатом, то есть, государством, управляемым в строгом соответствии с законами шариата. Ну и во-вторых, потому что "Исламское государство" в то время вело успешную завоевательную войну и в Ираке, и в Сирии и могло себе позволить выбирать, с кем вступать в союзнические отношения, а с кем - нет.

Кроме того, идеологии "Исламского государства" и "Аль-Каиды", с точки зрения джихадистов, разительно отличались. ИГИЛ в начале двухтысячных, будучи всего лишь филиалом более крупной и наиболее влиятельной на тот момент группировки - "Аль-Каиды" и даже называвшееся в те времена "Аль-Каидой" в Ираке, - к середине десятилетия уже откровенно пренебрегало указаниями общего руководства. Например, проигнорировало распоряжение прекратить убийства мирных шиитов, и даже организовало теракт, погубивший множество единоверцев-суннитов за то, что они пошли служить в иракскую полицию, активно сотрудничавшую с американцами.

Теми самыми американцами, без которых, скорее всего, и не появилось бы "Исламское государство". По крайней мере, в нынешнем его виде. Нет, конечно, у оккупационной военной администрации США в Ираке, заправлявшей делами в стране в начале 2000-х, не было намерения создать чудовищную террористическую группировку. Наоборот, американцы пытались максимально снизить террористическую опасность и активно ловили всех подозреваемых в религиозном экстремизме. И отправляли их для проверки в специальные лагеря - то ли тюрьмы, то ли следственные изоляторы, из которых некоторые переехали потом в печально известное Гуантанамо, но большинство вышло на свободу после нескольких недель или месяцев заключения. Из заключения, в котором представители разрозненных суннитских группировок смогли лучше узнать друг друга и наладить связи между разными джихадистскими течениями.

Куда более важную роль в процессе становления террористических структур сыграли привезенные из-за океана республиканские ценности. Свергнув Саддама Хуссейна, американцы заменили выстроенный им авторитарный светский режим прямой выборной демократией, приведшей к власти почти полностью шиитский кабинет министров. Сунниты же - религиозное меньшинство в Ираке - почувствовали себя обманутыми и преданными. Тем более что почти все госслужащие-сунниты после американского вторжения остались без работы. Распущена была и армия, костяк которой был суннитским. Все это способствовало активному вовлечению новых людей в деятельность иракской "Аль-Каиды" и других радикальных структур, в скором будущем слившихся в ИГИЛ.

Сирия раскола

Но вернемся к вопросу обособления этой организации от международной джихадистской группировки. Когда именно произошел окончательный раскол, оформивший ИГИЛ как самостоятельную и даже враждебную "Аль-Каиде" организацию, выяснить непросто. Американская разведка еще в 2005 году опубликовала письмо, с большой долей вероятности, написанной главой "Аль-Каиды" Завахири, автор которого критиковал иракских джихадистов за излишнюю жестокость. Но официально "Аль-Каида" окончательно дистанцировалась от "Исламского государства" лишь в 2014 году.

Именно тогда ИГИЛ сократило свою аббревиатуру до простого ИГ, обозначив свои намерения распространить власть халифата не только на Ирак и Левант, а уже на весь мир. И одним из первых шагов в направлении мирового господства стала интервенция на сирийские территории, удерживаемые местным филиалом "Аль-Каиды" - "Джебхат ан-Нусрой". И вот тут раскол стал уже явным.

Просто выяснять отношения друг с другом группировки позволить себе не могли. Обе вели почти непрекращающиеся бои с другими повстанческими группировками и сирийскими правительственными войсками. И до недавнего времени обе не сильно нуждались в новых союзниках, успешно воюя сразу на нескольких фронтах.

Однако с осени прошлого года и у "Исламского государства", и у "Аль-Каиды" дела идут все хуже. Первые почти ежедневно отступают под напором международной коалиции в Ираке и сдают территории в Сирии. Вторые, потеряв в результате авианалетов почти весь проверенный и закаленный в боях командный состав, контролируют ныне совсем незначительные территории на сирийском северо-западе.

altaltaltaltaltalt
 

Фото - Юрий Мацарский

Сейчас "Джебхат ан-Нусра" - это порядка 5 тыс. бойцов с боевым опытом и серьезной идеологической подготовкой. Для "Исламского государства", несущего все большие потери под ударами авиации и в результате наземного наступления на Мосул, эти 5 тыс. бойцов стали бы отличным подспорьем и надолго отложили бы и, похоже, неизбежное падение Мосула, и очень вероятное взятие столицы джихадистов - сирийской Ракки, к которой активно пробиваются курдские ополченцы.

Последние принимают участие и в иракской кампании, ведут бои в Мосуле и ближайших к нему селах. Говорят, что разгром джихадистов - лишь вопрос времени. Хотя и признают готовность противника воевать до последнего.

"Но их сейчас меньше, чем год назад, они отступают и им уже ничего не поможет. Взятие Мосула рано или поздно случится. Не через месяц, так через полгода он падет и ИГИЛ будет побежден", - рассказывал еще в ноябре прошлого года командер Мухаммед - командир одного из ведущих наступление на Мосул отрядов курдского ополчения-пешмерга.

Мухаммед - представитель молодого поколения курдских воинов. Эта война для него первая. Старшие товарищи понимают, что война не закончится ни с падением Мосула, ни со взятием Ракки.

"Мир уже воевал и с Талибаном, и с "Аль-Каидой", громко объявлял о победе над ними, но они никуда не пропали. Они всегда появляются вновь. Джихадисткая идеология, дающая очень простые ответы на самые сложные вопросы, всегда будет востребована. А значит, война будет продолжаться всегда. Ведь идеологию не победить", - считает куда более опытный командир ополчения иракского Киркука Мохамед Хаджи Махмуд.

Однако и пешмерга, и регулярная иракская армия воюют сейчас вовсе не с идеологией, а с вполне конкретными ее носителями. С прошлого года, с начала наступления на Мосул, в Ирак перебросили свои контингенты и многие страны Запада. В операции участвуют итальянские пехотинцы, немецкие артиллеристы, американские парашютисты и даже военспецы из Австралии. Боевые задачи и общая численность западного контингента не разглашается даже местным союзникам, но вблизи линии фронта новенькие американские броневики Oshkosh встречаются едва ли не чаще, чем видавшие виды "Хаммеры" иракской армии и курдских ополченцев. А уж боевая авиация в иракском небе действует исключительно западная.

Годы опосредованной помощи иракским бойцам с джихадистами не смогли переломить ход войны, хотя курды и остановили наступление "Исламского государства". С западной же помощью противника удалось не только остановить, но и заставить отступать. Причем, похоже, день полного освобождения и Ирака, и Сирии от бойцов "Исламского государства" все ближе. Хотя, конечно, освобождение это будет во многом формальным - ни идеология, ни отдельные ее носители не пропадут в один момент, а лишь уйдут с улиц и площадей в подвалы и на конспиративные квартиры.

И не так уж важно, объединятся "Аль-Каида" с "Исламским государством" до того, как потеряют все удерживаемые территории, или уже после. Ведь ушедшие в подполье террористы не менее опаснее тех, кто сейчас в открытую разгуливает по Ракке и Мосулу.

В любом случае победа над "Исламским государством" в Сирии и Ираке не станет окончательным разгромом группировки. Джихадисты, присягнувшие халифату, контролируют сейчас часть территорий Ливии, Египта, Афганистана и даже Филиппин. Начинавшие когда-то действовать самостоятельно, с появлением ИГИЛ они с готовностью переняли его символику и лозунги, став новыми филиалами главного зонтичного террористического бренда - "Исламского государства".

 

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top