Война за таможню: почему Гройсман хочет сажать за контрабанду товаров

Война за таможню: почему Гройсман хочет сажать за контрабанду товаров
Владимир Гройсман настаивает на ужесточении санкций за товарную контрабанду (Фото: kmu.gov.ua)

Взяв курс на борьбу с контрабандой, правительство предложило парламенту вернуть уголовную ответственность за незаконное перемещение товаров через границу. Крупные суммы штрафов, предусмотренные за это нарушение, могут заменить лишением свободы на срок от трех до пятнадцати лет. Вдобавок Кабинет министров настаивает, чтобы все дела по фактам контрабанды расследовала Национальная полиция, а не Служба безопасности. Что думает об этой инициативе бизнес и где здесь пересекаются интересы премьера и президента – в материале РБК-Украина.

В Украине могут вернуть уголовную ответственность за товарную контрабанду, спустя шесть лет после декриминализации этого правонарушения. В июне с этой инициативой выступили премьер-министр Владимир Гройсман и министр внутренних дел Арсен Аваков. Позже частично идею поддержал генеральный прокурор Юрий Луценко, заявив о необходимости криминализировать контрабанду подакцизных товаров. О возврате к уголовной ответственности за любую контрабанду еще в конце прошлого года говорил президент Петр Порошенко, обсуждая этот вопрос с бизнесом.

От 3-х до 15-ти лет с конфискацией

Действующий Уголовный кодекс уже предусматривает лишение свободы за контрабанду. Но сейчас под это правонарушение подпадает незаконное перемещение через границу культурных ценностей, ядовитых, сильнодействующих и взрывчатых веществ, а также радиоактивных материалов, оружия и боеприпасов. Кабинет министров предлагает добавить к этому списку товарную контрабанду, выделив ее три типа - значительную, в крупных размерах и особо крупных. Это предусмотрено правительственным законопроектом, зарегистрированным в Раде в начале июля.

Под значительной имеется ввиду контрабанда товаров, стоимость которых в пятьсот и больше раз превышает необлагаемый налогом минимум доходов граждан (сейчас это около 8,5 тысяч гривен). К крупным размерам, согласно проекту закона, предлагается отнести контрабанду на 34 тысячи гривен, особо крупным – 85 тысяч гривен.

За контрабанду товаров в значительных размерах правительство считает необходимым наказывать лишением свободы на срок от трех до семи лет, в крупных размерах – от пяти до двенадцати лет с конфискацией имущества, в особо крупных размерах – от восьми до пятнадцати лет с конфискацией.

Вместе с введением уголовной ответственности за незаконное перемещение через границу товаров Кабинет министров предлагает передать подследственность дел, связанных с контрабандой, от Службы безопасности органам Национальной полиции.

Эта инициатива правительства - продолжение непубличного противостояния между премьером и президентом за влияние над Государственной фискальной службой, считает председатель подкомитета по вопросам таможенного дела и усовершенствования Таможенного кодекса в профильном комитете Рады Татьяна Острикова ("Самопомич").

"Идет борьба за влияние на таможню, которую они рассматривают как способ заполнения дыр бюджета и как способ наполнения партийных касс накануне 2019 года – года двойных выборов", - сказала РБК-Украина Острикова.

В этой непубличной борьбе, по словам нардепа, Владимир Гройсман опирается на министра внутренних дел Арсена Авакова и подконтрольную ему полицию, а Порошенко – на СБУ и Генеральную прокуратуру. Этот конфликт проявился еще в июне, когда, как писало РБК-Украина, Кабмин своим решением разрешил сотрудникам Нацполиции находиться в зонах таможенного контроля.

Тогда решение Кабмина раскритиковал гепрокурор Юрий Луценко, пояснив, что такой подход противоречит Таможенному кодексу. Позже Луценко заявил о неудовлетворительной работе Государственной фискальной службы по части таможенных вопросов, сообщив, что у него есть персональные претензии к и.о. главы ГФС Мирославу Продану, который, как считается, входит в команду премьер-министра Гройсмана.

К кому бы не перешла подследственность по делам, касающимся контрабанды, по мнению Остриковой, сама идея возврата к уголовной ответственности не сулит ничего хорошего бизнесу. Тем более что, как отметила депутат, практика уголовного наказания за это нарушения, которая имела место до 2012 года, не была эффективной.

"Когда товарная контрабанда была уголовным преступлением, до суда доводили очень небольшое количество дел. Потому что настоящей целью СБУ было не наказание преступника-контрабандиста, а взятие его под свое влияние, чтобы оказывать на него давление", - полагает Татьяна Острикова.

В большинстве соседних с Украиной странах контрабанда - уголовно наказуемое преступление, пояснил РБК-Украина управляющий партнер АО "Suprema Lex", адвокат Виктор Мороз. В таких странах ЕС как Германия, Франция, Италия, Чехия, Словения, Литва, а также в Турции и Великобритании за контрабанду также предусмотрено наказание в виде лишения свободы, обратил внимание юрист.

По его словам, международный опыт наказания за контрабанду очень многообразен – от уголовной ответственности за пачку сигарет, как, например, в Румынии, до возможности заплатить штраф в странах Прибалтики. "Для Украины оптимальным было бы введение уголовной ответственности в пределах трех-пяти лет за контрабанду подакцизных товаров и менее строгой уголовной ответственности за контрабанду остальных видов товаров", - считает Виктор Мороз.

Вместе с тем, по его мнению, вводить уголовную ответственность за контрабанду в том виде, в котором она была в Украине до 2012 года, не стоит. Мороз считает, что такой шаг содержит много коррупционных рисков и возможностей избежать реальной ответственности. "Это и стало одной из причин декриминализации уголовной ответственности за контрабанду. Ключевым принципом должна быть реальная ответственность с минимальными коррупционными факторами", - полагает юрист.

Штрафы или тюрьма

Бизнес в целом поддерживает идею о введении уголовной ответственности за контрабанду. Причем об этом говорят представители разных отраслей.

Криминализация контрабанды в целом сделает нелегальную торговлю менее привлекательной и может привести к сокращению ее объема, считает директор по корпоративным связям компании "Филип Моррис" в Украине, Кавказе и Молдове Наталья Бондаренко. По ее словам, за последние два года рынок нелегальных сигарет стремительно вырос. Если в 2016 году объем нелегального рынка был 1,1%, то уже по итогам 2017 года он вырос до 2,3%, рассказала РБК-Украина Бондаренко.

"В 2018 году рост продолжился, и за первое полугодие 2018 года нелегальный рынок уже составил 3,5% от общего объема, при этом аудит компании Kantar TNS зафиксировал рекордный за последние три года уровень потребления нелегальных сигарет – 4,5%", - добавила она.

Причем, по словам топ-менеджера табачной компании, из упомянутых 3,5% нелегального рынка контрафактная продукция занимает 0,4%, а основная масса (3,1%) – это контрабандная продукция из Беларуси и Молдовы, а также сигареты неизвестного происхождения с предупреждением о вреде курения на английском языке.

"На первый взгляд цифра 3,5% может показаться достаточно скромной, однако, если мы возьмем текущие ставки налогов и подсчитаем совокупные потери бюджета при годовой цифре нелегального рынка в 3,5%, то в 2018 году украинский бюджет недополучит по нашим расчетам более 2 миллиардов гривен налогов", - добавила Наталья Бондаренко.

Генеральный директор ассоциации "Укрводка" Владимир Остапюк поддерживает криминализацию контрабанды, отмечая, что нелегальные ввоз и производство алкоголя вредят официальным производителям и импортерам. "Контрабанда алкоголя – это больше проблема импортеров, когда в страну заходит элитный алкоголь без уплаты акциза, и конкурирует на рынке с продуктом, ввезенным легально. У нас, к сожалению, нет точных цифр по объемам данной проблемы, но в целом мы поддерживаем криминализацию и контрабанды, и контрафакта алкогольной продукции", - сказал Остапюк РБК-Украина.

Менеджер комитета по вопросам импорта и торговли алкогольными напитками Европейской бизнес ассоциации Кристина Линиченко рассказала РБК-Украина, что импортеры алкогольной продукции также поддерживают введение уголовной ответственности за контрабанду, однако выступают за детальную проработку механизма криминализации незаконного ввоза спиртного.

"Сейчас определения контрабанды алкоголя в законе нет. Есть определение нарушения таможенных правил. В самой криминализации контрабанды нужно разбираться, определиться с суммой, за которую следует уголовная ответственность. Например, если речь идет о двух бутылках спиртного, за которые будет начинаться уголовная ответственность, это не совсем правильно", - считает Линиченко.

О проблеме контрабанды также говорят эксперты топливного рынка. По оценкам директора "Консалтинговой группы А-95" Сергея Куюна, объемы контрабанды топлива в Украине составляют около пяти тысяч тонн в месяц при ежемесячном потреблении на уровне 600 тысяч тонн. В основном контрабандные нефтепродукты попадают в страну морским путем, отметил Куюн.

"В нейтральных водах стоит корабль-накопитель, к которому подходят небольшие суда и накачивают по несколько сотен тонн дизеля, который потом сливают в бензовозы на берегу", - рассказал эксперт. Для успешной борьбы с контрабандистами, по его мнению, нужно не разрабатывать новые законы, а эффективно выполнять существующие. По его словам, существующие "теневые" схемы не позволят новому закону быть эффективным, учитывая, что и сегодня у контролирующих органов достаточно возможностей, чтобы с этим бороться.

"Объем "черной" контрабанды топлива в Украине - менее одного процента. И как новый закон на этих "челночников" повлияет? Их и сегодня можно привлекать к ответственности – конфисковать судно и груз. И это может эффективно привлекать контрабандистов к ответственности. Если он увидит, что каждая партия его товара будет конфискована, его и в тюрьму сажать не надо. Он не будет больше этим заниматься", - уверен эксперт.

Эксперт рынка нефтепродуктов Леонид Косянчук также считает, что в Украине нет необходимости ужесточать ответственность за контрабанду подакцизных товаров. "Импорт подакцизных товаров, в том числе и топлива – это уплата налогов. За неуплату налогов уже есть уголовное наказание. Я не вижу необходимости принимать еще какой-то отдельный закон. Нужно выполнять те законы, которые есть. Но я еще не слышал, чтобы кто-то в Украине был наказан за контрабанду топлива", - отметил Косянчук.

По его словам, контрабанда нефтепродуктов - результат преступного сотрудничества тех, кто ввозит топливо, и тех, кто этот процесс контролирует. При этом почти половина всего топлива в Украине – "серая". "Как правило, вся контрабанда "крышуется", и заезжает в страну по "серому", когда керосин с дизелем смешивают и продают по цене чистого дизтоплива. Объем теневого рынка топлива в Украине достигает 40%. Корректные цифры по контрабанде нефтепродуктов сложно назвать, так как сложно отследить ее объемы. Но пока в заборе есть дырка, кто-то в нее залезет", - уверен эксперт.

Независимая таможня

Наказывать за экономические нарушения нужно финансово, а не лишением свободы, полагает Татьяна Острикова из налогового комитета парламента. Тем более что, по ее словам, Таможенным кодексом такие санкции действительно предусмотрены. "Если вы перемещаете партию товаров на 30 тысяч долларов контрабандно, и таможенные органы вас на этом ловят, то вы должны заплатить 300% штрафа – 90 тысяч долларов, и еще товар у вас изымут. Экономическая составляющая будет непомерно большой, что заставит задуматься, стоит ли это делать", - говорит депутат. Другой вопрос, что эта норма практически не работает.

Одна из причин низкой эффективности борьбы с контрабандой, по мнению Остриковой, заключается в консолидации таможенного и налогового направления в одном ведомстве еще в 2013 году - сначала в Миндоходов и сборов, потом – в ГФС. "Это привело к тому, что таможенная служба и таможенная составляющая были полностью уничтожены. Сегодня в Таможенном кодексе отсутствует понятие "таможенные органы". Численность таможни в два с половиной раза меньше, чем нужно и в разы меньше, чем в соседних с нами странах", - возмущается нардеп.

По ее мнению, с товарной контрабандой нужно бороться экономическими методами, причем делать это должны таможенные органы, а не полиция и СБУ. Но для начала, по словам депутата, следует создать мощную таможенную администрацию. Как вариант, по ее словам, это может быть даже таможенный департамент в составе Минфина, как сделали в Польше.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь