ru ua

Павел Куфтырев: Коллективные иски - способ объединять людей для решения общих проблем

Павел Куфтырев: Коллективные иски - способ объединять людей для решения общих проблем Управляющий партнер юридической компании GRECO Павел Куфтырев (facebook.com)

О "Васильковской трагедии" и первом в Украине выигранном коллективном иске на миллион долларов, об обвинениях в давлении на бизнес и взыскании с Николаевского глиноземного завода рекордной суммы компенсации в более 9 млрд грн в интервью РБК-Украина рассказывает Павел Куфтырев, управляющий партнер юридической компании GRECO.

– Расскажите подробнее о деле "Васильковской трагедии" и как вам удалось заключить мировое соглашение?

– "Васильковская трагедия" или пожар на нефтебазе возле с. Крячки в Васильковском районе Киевской области произошла 8-16 июня 2015 года. Юристы GRECO в этом деле представляли интересы ОО "Фонд ликвидации последствий Васильковской трагедии". Мы смогли убедить заключить мировое соглашение, по которому было выплачено более 28 млн грн (эквивалент 1 млн долларов США) компенсации морального вреда, причиненного трагедией. Из этих средств 22 млн были выплачены непосредственно пострадавшим.

Для сравнения, государственная экологическая инспекция по результатам всех проверок по всей стране обычно насчитывает миллионные штрафы, но по факту взыскать эти средства в госбюджет в 90% случаев у них не получается по ряду причин. При всем уважении к сотрудникам данного ведомства, с которыми мы всегда готовы к дискуссии и совместным действиям, их эффективность и в нашем случае была не на высоте. Сегодня министерство недостаточно уделяет внимание вопросам экологии, и инспекцию приходится стимулировать к активности и привлекать возможности гражданского общества.

Павел Куфтырев: Коллективные иски - способ объединять людей для решения общих проблем

На нефтебазе возле с. Крячки в Васильковском районе Киевской области (фото: из открытых источников)

– Правильно ли будет сказать, что именно возможности такого совместного действия граждан помогли одержать победу и компенсировать пострадавшим ущерб? Расскажите подробнее о механизме таких действий.

– Наши юристы инициировали первый в Украине коллективный иск по защите интересов граждан. В ситуации, когда нарушены права множества граждан или круг пострадавших сразу установить невозможно, коллективные иски – единственный действенный способ защиты прав. Коллективные иски в Украине – это способ объединять усилия людей для решения общих проблем. В упомянутом деле, законодательство, а именно – закон Украины "Об охране окружающей природной среды" и "О защите прав потребителей", прямо предусматривает возможность подачи групповых или коллективных исков. Но и в остальных случаях, отсутствие в процессуальных кодексах правил рассмотрения коллективных исков не мешает их подавать. Тем более, что есть право подавать один иск не одним истцом. А сколько их может быть – два или два миллиона – не уточняется. Поэтому и без специального закона подать коллективный иск возможно.

– В этом иске вы защищали интересы общественной организации ОО "Фонд ликвидации последствий Васильковской трагедии". Для подачи коллективных исков обязательно создавать общественную организацию?

– Нет. Этого не требуется. Однако для упрощения коммуникации со всеми истцами и объяснения права представлять интересы каждого из них нашими юристами был использован именно этот способ. Это помогало и в распределении компенсаций. К тому же у большинства пострадавших было такое желание. Главным аргументом было – довести дело до конца. До этого много раз пытались, но толку не было.

Павел Куфтырев: Коллективные иски - способ объединять людей для решения общих проблем

– Первый в украинской истории коллективный иск закончился заключением мирового соглашения. Это лучший вариант для пострадавших?

– Как и в любых подобных спорах, затрагивающих чувствительные для общества темы, мировое соглашение будет лучшим вариантом. Для пострадавших это означает гарантию получения возмещения и прохождение процесса в наименьшие сроки. Если пришлось бы ждать решения суда, затем его обжалования и процедуры принудительного взыскания – это могло затянуться на годы. Для ответчиков это возможность сохранить репутацию, проявить свою социальную ответственность. Учитывая особенности судебных разбирательств и исполнительного производства в Украине, конечно, мировое соглашение пока – лучший вариант для обеих сторон.

– Государство сделало какие-то выводы после этого?

– Для дальнейшей защиты прав граждан главное – нами создан прецедент. Верю, что ситуация по Васильковской трагедии станет толчком к тому, что эта отрасль станет живым правом, то есть таким, которое может быть применено судом. Любые нормы не имеют эффективности сами по себе. Они станут эффективными, когда люди – граждане, их объединения или юристы – начнут отстаивать законные интересы и заставят систему применять их по назначению.

– Как определяли сумму компенсации?

– У нас нет методики денежной оценки жизни человека и его здоровья. Оценить вред здоровью в Украине, особенно вызванный канцерогеном или загрязнением окружающей среды, по действующим нормам, невозможно. Поэтому определение сумм компенсации стало непростым вопросом. Мы шли по доступной методике расчета морального вреда, воспользовавшись нашими собственными разработками, и таким образом определили сумму исковых требований.

– Вы подали уже второй коллективный иск, теперь относительно ущерба потерпевшим от действий Николаевского глиноземного завода. Там есть готовность к мировому соглашению?

– Дело находится в производстве, и я не могу комментировать все его аспекты. Сейчас наши юристы добились решения в пользу местных жителей в суде первой инстанции. Принято решение, которым присуждено взыскать с завода-загрязнителя 9,2 млрд гривен компенсации на всех участников (почти по 7 млн каждому из более 1200 человек, которые объединились для защиты своих прав). Чтобы защитить права истцов и иметь реальную возможность выплатить компенсации, имущество НГЗ арестовано в пределах суммы иска.

– В СМИ появляется комментарии, что подача коллективного иска – способ давления на бизнес.

– Ну, тогда вообще можно любое обращение в суд назвать давлением. Особенно если оно сопровождается заявлением об обеспечении иска. Здесь очень тонкая грань, которую надо почувствовать. Ведь мы не просим закрыть завод или остановить его деятельность. Мы понимаем важность производства для экономики и для государства. Мы помогаем гражданам, проживающим возле завода, являющегося большим загрязнителем, отстоять их право на безопасную окружающую среду. И это касается, прежде всего, самих работников завода. Компания, с другой стороны, получает сигнал: мы говорим, что в XXI веке нельзя использовать методы работы, которые были нормальными полвека назад.

Мы обращаем внимание на то, что производство должно быть ответственным, максимально экологичным. Пришло время меняться, необходимо утилизировать отходы, нужно думать об устойчивом развитии и безопасном производстве. Некоторые рассчитывают, что в Украине они заработают деньги, а их дети поедут в более комфортную или экологически чистую страну и нанесенный ущерб не коснется их. Но, эти надежды – несбыточны. Планета Земля – сложный организм, в котором все взаимосвязано, поэтому от произведенных вредных выбросов или отходов не спрячутся ни владельцы предприятий, ни их близкие.

Если возвращаться к делу НГЗ, то красный шлам – это отходы производства, которых нельзя избежать. Но их можно правильно утилизировать. И сделать это можно было намного раньше, не дожидаясь критической ситуации. Эти отходы очень токсичны, что, в совокупности с другими факторами, усиливает риск возникновения тяжелых заболеваний. Достаточно взглянуть на статистику распространения онкологических заболеваний по Украине.

Экономически развитые страны уже к этому давно пришли. Там правительства понимают, что отчисляемые бизнесом налоги – не повод для попустительства в экологической сфере. Да, для Украины сейчас важны каждый работающий завод или предприятие. Это заставляет закрывать глаза на ущерб, наносимый природе и гражданам. А, значит, надеяться на то, что центральная или местная власть будет драйвером экологических изменений – нельзя. К чему это может привести – мы все понимаем. И, чем раньше наши общие усилия заставят власти предпринять такие изменения, тем лучше сможем сохранить качество жизни граждан и здоровье наших детей.

– Поскольку вы вернулись к теме НГЗ: глава фракции "Слуга народа" недавно написал в Facebook, что этот завод "шантажируют экологические активисты".

– Во-первых, я – не экологический активист. Всю свою жизнь занимаюсь юриспруденцией. Я – юрист, для которого главное – защитить людей. Хотя природа, понятно, мне тоже небезразлична. Мне удивительно, что господина Арахамию, уроженца Николаева, не волнуют ни люди, ни экология его родного региона. Если бы он всерьез поинтересовался вопросом, то узнал бы, что в Николаев завозятся миллионы тонн бокситной руды. Добытый глинозем вывозится в Норильск, а здесь остаются отходы производства – красный шлам. Он, без каких-либо разрешений Минэкологии, незаконно складируется на огромных хранилищах вблизи Николаева. Эти захоронения останутся там навечно.

Павел Куфтырев: Коллективные иски - способ объединять людей для решения общих проблем

Красный шлам возле Николаевского глиноземного завода (фото: nikvesti.com)

Во-вторых, удивительно, что Арахамия отстаивает интересы завода, но забывает об интересах людей. Как законодатель может называть шантажом законное обращение в суд реальных людей, которые там живут? Мировая практика знает тысячи подобных примеров коллективных исков. То, что таких случаев у нас, пока, единицы, означает только, что Украина отстает в этом вопросе от развитых стран, где права граждан защищены. Считаю, что ответственного политика, депутата, должны радовать первые шаги, которые страна делает к реальной защищенности интересов людей. Если, конечно, у него нет никакого личного интереса в данной теме.

– В каких вопросах коллективные иски – "правильный" способ решения проблемы?

– В любых, где стоит вопрос о правах большого количества или неопределенного круга граждан. Особенно – защита прав потребителей, когда речь идет о продуктах питания, лекарственных средствах или товарах медицинского назначения. Потребители финансовых услуг, вкладчики или заемщики банков и других финансовых учреждений, инвесторы в строительство или просто жители многоквартирных домов, общины и отдельные группы населения, акционеры и все, кто защищает общие интересы, уже могут использовать этот инструмент.

Мы имеем два случая подачи коллективных исков, и они были приняты к производству. Это значит, что судебная практика сегодня достаточна для того, чтобы применять этот инструмент защиты прав граждан. Без какого-либо специального закона и урегулирования в процессуальном законодательстве. Коллективный иск – это сила объединения людей, общности интересов и целей.

Знаете, почему у нас годами и десятилетиями не решаются некоторые проблемы? Люди не имеют навыка объединяться и использовать коллективную силу. Украинцы должны освоить подход известной народной поговорки "Гуртом и батька легше бити" и использовать инструмент коллективного иска.