Обогащение и наказание: чем власти грозит новый закон Зеленского

Обогащение и наказание: чем власти грозит новый закон Зеленского
Парламент вернул наказание за незаконное обогащение (фото: Виталий Носач/РБК-Украина)

Верховная рада вернула ответственность за незаконное обогащение чиновников и депутатов. В феврале Конституционный суд отменил этот закон, признав его нормы неконституционными. Это решение раскритиковали международные партнеры, которые призывали Украину к более активной борьбе с коррупцией. 

Президент Владимир Зеленский подал на рассмотрение новой Рады свой вариант документа о незаконном обогащении, который несколько смягчает условия для уголовной ответственности. Подробнее о том, что теперь грозит представителям власти и есть ли в принятом документе риски для обычных граждан — в материале РБК-Украина.

Парламент 259 голосами "за" в четверг принял в целом законопроект (№1031) Владимира Зеленского об ответственности за незаконное обогащение для чиновников, депутатов и представителей органов местного самоуправления.

Документ фактически возвращает уголовное наказание за необоснованные активы, а также внедряет новую норму – о конфискации в рамках гражданского процесса.

Президентский проект поддержали члены фракций "Слуга народа", "Голос", семь представителей "Европейской солидарности" и шесть внефракционных депутатов.

Изначально уголовная ответственность за незаконное обогащение для представителей власти была введена Радой восьмого созыва еще три года назад. Тогда это было одним из условий для получения Украиной безвизового режима с ЕС и дальнейшего сотрудничества с Международным валютным фондом.

Но в феврале этого года Конституционный суд отменил наказание за необоснованные активы, чем вызвал недовольство у западных партнеров. Рассмотрев обращение от 59 народных депутатов, суд признал нормы этого закона неконституционными и противоречащими принципу презумпции невиновности.

Депутаты прошлого созыва и пятый президент Петр Порошенко предложили новые варианты законопроекта, который вернул бы уголовную ответственность за незаконное обогащение. Но ни один из более десятка внесенных ими документов, так и не был вынесен на голосование в зал.

Придя к власти, новый законопроект внес и Владимир Зеленский. Парламент девятого созыва, где большинство мест получили представители президентской партии "Слуга народа", 11 сентября принял документ Зеленского в первом чтении.

На подготовку проекта ко второму чтению у профильного комитета ушло полтора месяца. Отдельные его нормы вызвали споры среди депутатского корпуса. В результате парламентарии предложили к тексту документа более трех сотен поправок.

Договорились где-то посредине

Согласно принятому законопроекту, уголовная ответственность представителю власти грозит в том случае, если разница между его приобретенными активами и законными доходами превышает 6,5 тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан (6,25 млн гривен).

В исходной редакции эта разница начиналась от 15 тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан (14,4 млн гривен). В таком случае из 64 дел, которые были возбуждены НАБУ до отмены статьи о незаконном обогащении, только 15 подпадали бы под уголовную ответственность, объяснил РБК-Украина первый заместитель главы антикоррупционного комитета Ярослав Юрчишин ("Голос").

После дискуссий внутри комитета порог, с которого наступает уголовная ответственность, решили снизить. Хотя он все равно остается выше, чем в старом законе, отмененном Конституционным судом. Там разница в активах и доходах составляла одну тысячу необлагаемых минимумов (961 тыс. гривен) и больше.

"Раньше наказание было более логичным. Но в результате договорились где-то посредине. На наш взгляд, для того, чтобы снять навал дел с НАБУ, шесть с половиной тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан - полностью адекватный порог", – сказал Юрчишин.

Из законопроекта следует, что чиновника или депутата, уличенного в незаконном обогащении, могут лишить свободы на срок от 5 до 10 лет и права занимать определенные должности на срок до трех лет. Незаконные активы подлежат конфискации по решению суда.

Согласно документу, активы – это денежные средства, недвижимость, другое имущество, имущественные права, нематериальные активы, объем уменьшения финансовых обязательств, а также работы или услуги, предоставленные лицу, уполномоченному на выполнение функций государства или местного самоуправления.

В то же время, готовя законопроект ко второму чтению, комитет несколько расширил понятие законных доходов. Поскольку, согласно первой редакции, представителю власти грозила ответственность, если стоимость его имущества превышала его годовой доход – зарплату, пенсию, проценты и так далее. При этом не учитывалось, что он мог приобрести это имущество на свои сбережения.

Поэтому в окончательной версии к законным доходам также отнесли денежные сбережения, средства на счетах в финучреждениях, драгоценные металлы и средства, одолженные третьим лицам.

Дела о признании активов необоснованными и их взыскании в пользу государства будет рассматривать Высший антикоррупционный суд. Решение принимается в пользу той стороны, чьи доводы были более убедительными.

В законе, утратившем силу, незаконными считались те активы, "законность приобретения которых не подтверждена доказательствами". Именно эта норма стала основанием для отмены закона Конституционным судом, потому как нарушает презумпцию невиновности. В новом законопроекте эта норма исчезла.

Скрытые угрозы

Документ также вводит еще одну санкцию за незаконное обогащение – гражданскую конфискацию. Если стоимость необоснованных активов чиновника, депутата или представителя местной власти – от 1 до 6,2 млн гривен, тогда они конфискуются в гражданском порядке. Уголовного наказания не будет, но с госслужбы придется уйти. Все, что превышает 6, 2млн гривен – это уже уголовная ответственность.

К слову, в первой редакции правоохранительным органам разрешалось изымать активы, незаконно полученные представителем власти в течение четырех лет до начала действия закона. Тогда многие депутаты вне парламентского большинства отмечали, что эта норма нарушает принцип неотвратимости наказания. По сути, это значило бы, что закон имеет обратное действие во времени.

"Эта отсылочная норма якобы должна была нивелировать то, что у нас с февраля не действовала статья о незаконном обогащении", – отметил Юрчишин. Но на самом деле она несет очень большой риск, поскольку из-за ретроспективы этот закон может быть обжалован в Конституционном суде, добавил первый замглавы антикоррупционного комитета.

По словам членов комитета, из окончательной версии документа эту норму убрали. Однако наверняка это станет известно уже после публикации финальной версии закона.

Дискуссии в комитете вызвало также то, что законопроект распространяется на третьих лиц, недостаточно при этом защищая их права. В исходной версии законопроекта была предусмотрена возможность конфискации незаконных активов чиновника, если они в том числе находились в собственности третьих лиц, которые приобрели их "за счет или по указанию" этого чиновника.

"Есть много случаев, когда имущество записывают на бабушек, племянников, помощников. Не всегда это фиксируется документально", – пояснил Юрчишин.

Однако формулировка о покупке "по указанию" стала предметом разногласий среди членов комитета, а потому в финальном тексте ее заменили на "по поручению".

"Должен быть четко доказан факт, что чиновник поручил кому-то этот актив приобрести. В данном случае это должно быть зафиксировано письменно, даже смской. Устная форма, зафиксированная прослушкой, должна содержать очень четкие указания", – уточнил Юрчишин.

Впрочем, даже замена на фразу "по поручению" не снимает риски для третьих лиц, считает народный депутат Сергей Власенко ("Батькивщина"), который подал к итоговой редакции документа более полсотни поправок.

"Что значит по поручению? Например, я вам сейчас поручаю приобрести себе квартиру, под запись. Это будет трактоваться как по моему поручению. Это идиотизм. Любой человек может лишиться своих активов из-за этого законопроекта. Здесь следует очень филигранно выписывать все нюансы. Например, чтобы не только по моему поручению, но и одновременно за мои средства", – рассказал РБК-Украина Власенко.

Глава антикоррупционного комитета Анастасия Красносельская ("Слуга народа") называет заявления о рисках для третьих лиц манипулятивными.

"У третьего лица могут быть конфискованы активы, только если следствие докажет, что это произошло по поручению чиновника или если чиновник фактически распоряжается этим имуществом. Больше никаких нарушений прав третьих лиц в этом законопроекте нет", – заявила депутат.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь