Командир "Схидного корпуса": После объединения со "Свободой" в партии "Азова" себя не вижу

Командир роты спецназа МВД "Схидный корпус" Сергей Тамарин (Фото: Сергей Тамарин) Командир роты спецназа МВД "Схидный корпус" Сергей Тамарин (Фото: Сергей Тамарин)

Три года назад, в июне 2014 года, украинская армия провела успешные бои по защите Мариуполя от сепаратистов. Особую роль в этих событиях сыграли добровольческие подразделения, со временем интегрированные в официальные силовые структуры Украины. Спустя три года многие боевые командиры, получившие известность в те дни, ушли в политику. Добровольческое движение получило политизированный окрас, обросло чередой скандалов и почти перестало существовать. Собеседник РБК-Украина - один из тех, кто воевал за Мариуполь в составе батальона "Азов", а сегодня напрямую высказывается против политизирования силовых структур и подразделений. Командир роты спецназа МВД "Схидный корпус", бывший руководитель охраны Андрея Билецкого Сергей "Собер" Тамарин рассказал, почему ушел из "азовского движения", что собой представляет" Схидный корпус" сегодня, каковы настроения жителей прифронтового Донбасса, как обстоят дела с обеспечением и при чем тут Евгений Мураев.

Рота полиции особого назначения "Схидный корпус" - подразделение патрульной службы полиции особого назначения, созданное 8 ноября 2014 в структуре ГУ МВД Украины в Харьковской области. Рота был сформирована на основе общественного движения "Схидный корпус", которое было создано еще в начале вооруженной агрессии РФ против Украины в феврале-марте 2014.

- Известно, что у тебя позывной "Собер", можешь назвать свое полное имя?

- Меня зовут Сергей Тамарин, майор полиции, командир роты полиции специального назначения "Схидный корпус" в Харькове.

- Вы все время находитесь в Харькове?

- Рота была создана в Харькове в 2014 году по принципу добровольческого подразделения в структуре МВД. Территориально мы привязаны к Харькову, но, по сути, возлагается миссия выполнения полицейских функций повышенной сложности в зоне АТО. На данный момент подразделение дислоцируется в Волновахе, например.

- Кому подчиняетесь?

- В Национальной полиции есть департамент превентивной деятельности. В нем есть управление добробатов – такая вертикаль подчинения.

- По документам вы кто?

- Документы пока в стадии совершенствования, и мы, фактически являясь полицейским спецназом из добровольцев, числимся патрульной полицией специального назначения.

- Сколько времени возглавляешь "Схидный корпус", и кем был до этого?

- Четыре месяца. До этого я после окончания Харьковской юридической академии в 2010 году работал следователем в милиции. После трех лет службы зарекся что-либо общего иметь с МВД и уволился. Год до начала войны - работа в большой телекоммуникационной компании менеджером по персоналу. Но жизнь распорядилась за меня - с приходом на восток Украины российских террористов я тут же присоединился к тогда еще безымянным "черным человечкам". Впоследствии, после того, как в феврале 2014-го из харьковского СИЗО вышел Андрей Билецкий и парламент его признал политзаключенным, мы стали "Азовом".

И уже вместе с "Азовом" я участвовал в освобождении Марьинки, Мариуполя, в боях за Широкино. Имел тяжелые травмы и контузии. К счастью, смог вернуться в строй спустя чуть более двух лет. Собственно, звание майора я и получил внеочередным порядком, после боев за Мариуполь и успешного штурма Марьинки. Потому что из МВД в мирное время я увольнялся в звании старшего лейтенанта.

Вместе с "Азовом" участвовал в освобождении Марьинки, Мариуполя, в боях за Широкино (Фото: Сергей Тамарин)

- Почему ты сейчас уехал в Харьков служить в "Схидном корпусе", а не как многие близкие к Билецкому "азовцы", присоединился к партии Национальный корпус?

- Действительно, долгий период уже после окончания интенсивных боевых действий в АТО, я занимался организацией физической защиты Билецкого, а также руководил отделом аналитики и информбезопасности "Азова", когда Андрей шел на выборы, и когда уже был народным депутатам. В структуре азовского движения я отвечал за информационную безопасность.

В целом я рад, что "азовское" движение, которое создавали мы с Андреем и очень небольшой группой людей с первого дня, оказалось популярным и эффективным среди украинских патриотов и со временем доросло до политической деятельности. Но в составе и формате той силы, которая называется Национальный корпус, я себя не вижу. А так как рота "Схидный корпус" опосредовано создавалась при поддержке "Азова", то когда у них возникла необходимость в новом командире, мне предложили выбор - партия или служба. Мне служба ближе.

- И все же, почему в партии ты себя не видишь, если это все создавалось, в том числе и тобой?

- Каждый выбирает для себя, и я лично считаю, что полностью погружаться в партийные и политические интриги, пока не закончена война, человек, который может держать в руках оружие, и имеет боевой опыт, не должен. Потому я продолжаю службу. В роте сегодня служат отличные люди, которые пришли добровольно в органы и сохраняют добровольческий энтузиазм. Мне есть, что им передать и чему их научить. Сейчас нас чуть больше ста человек, планируем расширяться.

- Ты говоришь, что пока не видишь себя в политике, но откуда тогда появляются заголовки типа "Активисты "Схидного корпуса" провели акцию протеста у стен генконсульства РФ в Харькове" и тому подобные?

- Давайте внесем ясность - есть рота МВД "Схидный корпус", а есть одноименная общественная организация. Ко второй я не имею никакого отношения, и ни один из бойцов моей роты не участвует в их акциях. Хотя многих активистов я знаю лично и у нас хорошие отношения. Например, на базе роты "Схидный корпус" проходят тренировки по самообороне, в том числе и женской, проходят уроки мужества и другие секции. Мы ведем социальную работу в этом направлении. Это важно для создания новой полиции новой Украины.

Если тот же "Беркут" работал на государство и власть, и охранял исключительно ее, то новый спецназ по типу "Схидного корпуса" служит людям, как бы пафосно это ни прозвучало. Да вы сами можете увидеть разницу в отношении людей к "Беркуту" в прошлые годы, и в том, какая коммуникация налажена у роты "Схидный корпус" в Харькове. Мы опасны и страшны только для сепаратистов и врагов по ту сторону фронта. В остальном же мы эффективно ведем профилактическую работу.

- Ты как то рассказывал, что в свободное от службы время вы с сослуживцами переодеваетесь в гражданскую одежду и ходите по злачным местам все в тех же профилактических целях. Расскажи подробнее.

- Да, я ввел такой эксперимент, который, как мне кажется, себя оправдывает. Это не приказ руководства и не уставная работа, но в свое свободное время мы можем экспериментировать. Начали по случаю с Волновахи (Донецкая область, - ред.) - да, ходили в бары, места скопления людей, слушали разговоры, мониторили настроения. Должен сказать, что был приятно удивлен - ничего антиукраинского за вечер нигде не слышали.

"Ватники" никуда не делись и не поменяли свою точку зрения (Фото: Сергей Тамарин)

- Обошлось без драк?

- Конечно.

- А если бы услышали сепаратистские разговоры, то что бы делали?

- Ничего, просто взяли бы на заметку этих людей и эти места. Мы будем продолжать такие "вылазки в свет"... точнее, во тьму, и в других населенных пунктах. Надеюсь, что коллеги из других областей переймут наш опыт. Это в целях общей безопасности ради предупреждения и профилактики терактов.

- В Харькове планируете делать то же самое?

- Я убежден, что Харьков в целом украинский, а не "ватный" город. Хотя в семье и не без урода, конечно. Но там, в целом, хорошо работает полиция и СБУ, так как это крупнейший прифронтовой город.

- А как быть что в Харькове мэр, мягко говоря, не "бандеровец"?

- Кернес это вообще феномен как города Харькова, так и всей Украины. Как можно делать такие вещи, как штурм титушками ОГА во время Майдана, ходить с георгиевскими ленточками, и честно переизбираться на новый срок... Знаете, мне кажется, его "ватность" - это часть игры для сбора нужного электората. Потому-то у него такой высокий рейтинг - неадекватов он берет "ватным" имиджем, а нормальных горожан - качественной муниципальной работой.

А вообще он просто, как всегда, пытается сидеть на многих стульях одновременно. Он даже не переобувается на лету, а сразу носит разную обувь.

- Как, по твоему, изменилось мировоззрение жителей восточных областей в 2014-м и сегодня? Ты был и являешься очевидцем всего периода.

- "Ватники" никуда не делись и не поменяли свою точку зрения. Их много, пусть и некритично. Но сомневающихся и нейтральных украинцев война и ее последствия заставили стать украинскими патриотами. Потому в целом проукраинских настроений благодаря такой "миграции" стало больше. Еще пару слов о "ватниках" - украинские патриоты продемонстрировали свою силу и готовность дать отпор, это единственное, что доходит до "ваты". Разговоры там не помогают. Потому он и сидят тихо сегодня, в основном. Но, все равно, никто не забыт - все данные и фотографии предателей, вышедших в 2014-м на "русскую весну" у нас есть.

- Отлов сепаратистов входит в задачи "Схидного корпуса"?

- Нет, мы же полиция - полицейский спецназ. Потому наше вмешательство будет необходимо только в случае их жесткого сопротивления.

А до этого профилактикой сепаратизма и отловом потенциальных террористов - лиц, угрожающих нацбезопасности, занимается СБУ. У нас нет в уставе права вести оперативно-розыскной деятельности, прослушки и так далее.

- Ты говоришь, что "Схидный корпус" - новая модель украинской полиции, собранная из добровольцев. Но как быть с низкой профессиональной, даже теоретической подготовкой, как это часто бывает в подобных случаях? Вопрос с одной стороны, люстрации старых кадров, а с другой - сохранения опыта в органах, актуален до сих пор.

- Проблема есть - она связана с переходным периодом. В один день ее не решить. Мое мнение - для успешной сублимации молодости и опыта, старого и нового, для того, чтобы избегать внутренних конфликтов, но также не дать случиться реваншу, самое главное - правильно назначать командиров в каждое отдельное подразделение.

- "Схидный корпус" живет по казарменному режиму или это работа - с утра пришел, вечером ушел, плюс дежурства?

- Все находятся в одной казарме, чтобы оперативнее можно было выехать на задание в любое время суток. Часть состава задействована на охране стратегически важных объектов - периодически находят там закладки взрывных устройств, кстати...

- Это что за объекты? Охрана олигархических дач?

- Нет, дачи мы, как и "Азов", кстати, не охраняли никогда. Не могу раскрыть что именно, но, например, охраняем ретрансляционные вышки, а также другие объекты жизнеобеспечения городов. Узлы связи, транспортные узлы. А так выезжаем в качестве усиления на задержания, для усиления пропускных пунктов, патрулируем населенные пункты. Часто работаем совместно с СБУ.

- Есть ли аналоги "Схидном корпусу", как новому украинскому спецназу, в других городах?

- В Киевской области еще есть полк "Миротворец", который работает по тому же принципу, что и мы - создан из добровольцев и работает в структуре МВД. Шершнев ими сейчас командует.

"Свобода" для меня - дискредитированная политическая сила (Фото: Сергей Тамарин)

- В феврале этого года "Схидный корпус", как писали СМИ, "пошел штурмом" на ветеранов батальона "Донбасс". Что это было?

- Тот "Донбасс", о котором шла речь, на самом деле был карманной бандой депутата Евгения Мураева, который к реальному боевому "Донбассу" отношения не имел. У них были шевроны "Донбасса", и они ездили по городу, пугая людей военной формой и бронированными машинами, выполняя при этом задания своего спонсора. Это бандиты и рейдеры. Кстати, тот конфликт тоже был при участии не роты СК, а общественной организации. Сейчас эти бандиты под судом.

- Есть ли у тебя контакт с министром Арсеном Аваковым, которого постоянно называют неформальным куратором "Азова"?

- Нет, лично контакта у меня нет. Прямое подчинение роты по вертикали я уже называл - все через Нацполицию. Что касается "Азова", то Аваков в свое время действительно много сделал для добровольческих подразделений. Сейчас же вряд ли его можно назвать близким "Азову" человеком, или даже Билецкому. Вы же знаете отношения Авакова с лидерами партии "Свобода" после того самого взрыва гранаты под Радой, а Нацкорпус сейчас объединился со "Свободой".

- Кстати, до этого "Свобода" и "Азов" вылили немало ведер грязи друг на друга. Все-таки конкуренты на одном электоральном поле.

- Да, и, признаться, я бы не хотел комментировать объединение со "Свободой". Если смотреть сквозь пальцы, то можно говорить о каком-то оптимизме. А если не сквозь пальцы, то "Свобода" для меня - дискредитированная политическая сила. В итоге, как я уже говорил, в нынешнем формате работы Нацкорпуса я себя не вижу. Есть боевая часть "Азова" и политическая. Боевая часть это моя история и гордость, а к политической части ни я, ни многие старики не захотели пока быть причастны в связи с очень двойственной природой политики.

- Можешь сравнить работу Хатии Деканоидзе и Сергея Князева на посту главы Нацполиции?

- С работой Хатии я знаком опосредовано - так как тогда был на фронте. В целом же она сделала вроде бы патрульную полицию, но тогда в проекте ее создания участвовали чуть ли не все госорганы - это была витрина. Был создан КОРД, который сходу был объявлен суперпрофессиональным подразделением, а в итоге друг друга перестреляли на одном из выездов. После всего этого Хатия сказала "ничего я тут реформировать не могу, украинцы безнадежны" и уехала. Я не могу этого понять.

Работу Князева пока не могу комментировать - прошло мало времени. Но уже заметил, что он тоже критично относится к добровольческим подразделениям, к сожалению.

- Украина объявила мобилизацию офицеров. Как ты считаешь, нужно ли возобновлять общую мобилизацию, как в прошлые годы?

- Я категорический противник мобилизации. Имею право говорить, так как видел, что такое притянутый за уши насильно боец на фронте. Это не только не польза, это вред. Я сторонник только контрактников и только добровольцев.

- Как сейчас дела с обеспечением и зарплатами у вас?

- Пусть руководство страны говорит, что все очень улучшилось, в том числе и в МВД, могу сказать, что лучше стало только по зарплатам - вытянули выплату до 10 тысяч гривен. Это уже хоть что-то. Экипировка лучше не стала, обувь дают и вовсе безобразную. В итоге каждый боец обувь покупает себе сам. Я верю, что на бумаге все стало намного лучше. Но, как всегда, с учетом всех откатов и воровства, до подразделений доходит либо очень малая часть, либо не то, что нужно.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top