Лотерея с выигрышем для государства: как обеспечить детенизацию игорного бизнеса

Фото: нынешние лотерейные заведения возникли на тех местах, где в 2009 году стояли казино и игровые залы Фото: нынешние лотерейные заведения возникли на тех местах, где в 2009 году стояли казино и игровые залы

Несмотря на запрет игорного бизнеса в Украине, он продолжает существовать и приносить своим бенефициарам миллиардные прибыли. Среди главных операторов рынка – российские компании, несмотря на санкции украинского Кабмина. Они работают без лицензии и не платят налоги. Минфин и правительство могли бы провести перелицензирование участников рынка и вернуть ситуацию в русло закона. Однако в Министерстве финансов, похоже, пока что не хотят заниматься регуляторной деятельностью.

Миллиардный рынок

Для украинцев давно стали привычными заведения с характерными названиями – "В мережі", "Спортлото" или даже просто "Интернет-клуб", занимающие лучшие торговые площади в городах и поселках страны. Большинство граждан просто проходит мимо, не задаваясь вопросом, что происходит за дорогими непрозрачными витринами.

А там могут играть в азартные игры, в самые разные – от рулетки до "одноруких бандитов". Оформлено все это как лотереи, потому что игорный бизнес в Украине запрещен с 2009 года. Никакой пользы – ни населению, ни государству, запрет не принес. Играть украинцы не перестали, но индустрия бизнеса ушла в тень, о чем еще в 2009 году говорила инициатор соответствующего законопроекта Юлия Тимошенко. Ну а все нынешние лотерейные заведения с названиями-эвфемизмами возникли ровно на тех местах, где в 2009 году стояли казино и игровые залы.

Все эти годы игорный бизнес продолжал существовать с теми же оборотами в несколько десятков миллиардов гривен, что и до запрета. Вопреки прогнозам, социальной катастрофы это не вызвало. А вот деньги, которые до 2009 года шли в бюджет, теперь стали уходить в карманы чиновников.

Только по данным Государственной фискальной службы, в 2014 году общий оборот рынка лотерей доходил до 12,4 млрд грн. Налогов в  бюджет с этой суммы было уплачено менее 3% - 318 млн грн (0,065% от доходной части бюджета). При этом в других странах доход от игорного бизнес составляет 1-2% доходов госбюджета. То есть в Украине уже сейчас налоговые сборы с игорного рынка могли бы составлять в 15 раз больше. Глава МВД Арсен Аваков оценил ежегодный объем недополучаемой государством выгоды в 300 млн долларов.

Однако пока даже легальная вывеска игорного бизнеса – лотереи, работают фактически вне закона. Срок лицензии трех главных операторов "УНЛ", "М.С.Л." и "Патриота" закончился в 2014 году. Работа на истекших лицензиях дает огромные возможности – компании-призраки никому не подконтрольны, никому не обязаны, но могут вести хозяйственную деятельность и получать прибыль. Ну и главное: такое положение дел с лицензиями позволяет россиянам сохранять контроль над украинским рынком.

"Схема" Януковича

СМИ писали о том, что соответствующая "схема" стала совместным детищем российских лотерейных операторов и "Семьи" Януковича. К 2012 году более 90% украинского рынка лотерей контролировали две структуры – "Патриот", принадлежащая российскому миллиардеру Олегу Бойко и "М.С.Л", купленная структурами российской "Альфа-груп". Именно россияне предложили Януковичу идею легитимизации азартных игр и централизации доходов от этого бизнеса под "крышей" лотерей. Для юридического закрепления этой идеи в сентябре 2012 года был принят соответствующий закон о лотереях.

Закон возлагал на Минфин обязательство разработать и утвердить новые лицензионные условия. Это систематизировало и увеличивало фискальную нагрузку, делая при этом операторов подконтрольными Минфину. Однако в текст одобренного парламентом документа был вмонтирован "предохранитель", нивелирующий необходимость выполнения описанных выше требований.

Этим предохранителем были переходные положения, предусматривающие, что до утверждения Минфином новых лицензионных условий операторы работают по имеющимся у них лицензиям. И Минфин нынешнего испанского беженца Юрия Колобова не спешил не то, что принимать, а даже планировать разработку новых лицензионных условий. В течение полутора лет – сентября 2012 до бегства Януковича в феврале 2014 – Министерство финансов, возглавляемое другом Александра Януковича и Сергея Арбузова, бездействовало.

Разумеется, подобная комбинация не могла быть личным проектом Колобова. Похоже, что это была совместная схема Кремля и Банковой. Так, россияне, при административной и законодательной поддержке "Семьи", стали легальными стейкхолдерами нелегального миллиардного рынка. Это была схема, давшая россиянам права главных конечных бенефициаров украинской игорной индустрии, но освободившая их от обязанностей – в первую очередь финансовых.

При этом после Майдана российская игорная монополия никуда не исчезла. Компании продолжили свою работу, несмотря на то, что срок действия их лицензий истек в 2014 году. Формальным основанием для продолжения их деятельности могли стать те самые переходные положения закона о лотереях, принятого в 2012 году.

После аннексии Крыма и начала российской агрессии на Донбассе акционеры "М.С.Л" и "Патриот" начинают процесс переоформления активов на доверенных лиц, и продвигать версию о том, что теперь это украинские компании.

В сентябре 2015 года "М.С.Л" и "Патриот" попали в список российских компаний, в отношении которых Камбин ввел санкции. Однако на деле оказалось, что санкции не только не работают, но и дают правовые основания операторам вести хозяйственную деятельность, не отчислять налоги в бюджет и даже уклоняться от выплаты по выигрышам в лотерею.

Неопределенность Минфина

Изменить ситуацию мог любой из трех министров финансов, занимавших этот пост после Майдана. Для этого всего лишь нужно было выполнить норму закона 2012 года о лотереях и 2015 года о лицензировании хозяйственной деятельности, и утвердить новые условия лицензирования. Продажа новых лицензий могла бы дать бюджету не менее 5 млрд гривен, создать надежные инвестиционные условия для рынка и ликвидировала бы коррупционные отношения в этом бизнесе.

Но перелицензирования очень не хотят российские компании. Во-первых, это – дополнительные расходы, а во-вторых (и главное) – они не смогли бы купить бы лицензию из-за санкций.

А вслед за россиянами, похоже, не хочет проводить перелицензирование и министр финансов Александр Данилюк. Вместо этого он выражает глубокую озабоченность сложившимся положением вещей и уверяет, что изменить ситуацию может только новый закон. Минфин Данилюка даже подал проект такого закона.

Министру хорошо известно, что перспектива принятия закона в ближайшее время весьма сомнительна. В парламенте на рассмотрении находится несколько законопроектов по регулированию игорного бизнеса. При этом ни один из них пока не попал в сессионный зал. Причин может быть несколько – это и сильное лобби российских операторов, которых вполне устраивает нынешнее положение вещей, и опасение депутатов возможного "социального взрыва" от "легализации казино" (хотя от нелегальных казино вот уже 5 лет никакого "взрыва" не происходит), и борьба групп влияния.

Ежегодная платная лицензия – самый надежный способ детенизации, самый простой путь противодействия уклонению от налогов и направлению средств в бюджет. Такая лицензия может стоить 200-250 млн грн. Высокая цена лицензии заставит операторов быть ответственными, чтобы не потерять ее. Работать на рынке лотерей должны крупные операторы. Это упростит контроль за деятельностью рынка, повысит финансовую надежность и дисциплину.

Почему Минфин во главе с Данилюком занимает такую странную позицию? Почему сегодня уже отстраненный от должности главы ГФС Роман Насиров прямо просил Минфин выдать лицензии находящимся под действием антироссийских санкций компаниям "М.С.Л." и "Патриот"? Когда на кону миллиарды, многие высокопоставленные чиновники забывают о своих прямых обязанностях.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top