ru ua

Л.Козаченко: "Власть почти созрела к созданию фьючерсной Причерноморской зерновой биржи, но это должен быть исключительно украинский проект"

Автор: RBC.UA
Леонид Козаченко одновременно работает на многих общественных постах. В часовом интервью РБК-Украина мы намеревались сконцентрироваться на работе Л.Козаченко в Украинской аграрной конфедерации (УАК) и Совете предпринимателей при Кабинете министров. Несмотря на то, что в Совете предпринимателей Л.Козаченко является новым человеком, он поделился своим видением будущего Совета, предложениями по реформированию упрощенной системы налогообложения, проанализировал новинки проекта Налогового кодекса. Кроме того, Л.Козаченко прокомментировал перспективы создания Причерноморской агробиржи и зернового пула Украины, России и Казахстана.

РБК-Украина: Вы сейчас работаете на нескольких работах одновременно. Что для Вас в приоритете? Возможно, Вы планируете покинуть пост в УАК?
Леонид Козаченко: С одной стороны, я действительно перегружен. Я возглавляю УАК, я вице-президент УСПП, возглавляю общественный совет при Минэкономики, сопредседательствуют в общественном совете при МинАП, являюсь членом коллегии и обоих этих министерств. И все это, конечно, отнимает очень много времени, поэтому в ближайшее время я пересмотрю свое отношение к своим обязанностям, но не думаю, что оставлю пост президента УАК. Наверное, покину общественные должности, сконцентрировавшись на работе в Совете предпринимателей при Кабмине.
РБК-Украина: Планируются ли изменения в структуре Совете предпринимателей?
Л.К.: Мы не планируем радикальных изменений. Возможно, будем совершенствовать работу, которая проводилась до сих пор, потому что она не была плохой. Самое главное, что удавалось предыдущему руководящему составу, - наладить хорошие контакты с большим количеством профессиональных объединений. Был сделан неплохой сайт и мы его также будем активно использовать. Мы немного увеличим группу экспертов, которые будут работать в секретариате Совета и еще более усилят коммуникации с отраслевыми объединениями и с отдельными предпринимателями, чтобы мониторинг тех проектов документов, которые готовит правительство, был динамичным, и чтобы активнее была обратная связь.
РБК-Украина: Многие члены Совета выступали за то, чтобы Оксана Продан осталась в руководстве. Как Вы будете сотрудничать с экс-главой Совета?
Л.К.: Я предлагал госпоже Оксане остаться работать в Совете. Она поблагодарила и сказала, что не может этого сделать. Вы знаете, она возглавила такой же Совет при оппозиционном правительстве. Если будет конструктивное сотрудничество, не думаю, что будут какие проблемы. У нас всегда были очень хорошие личные отношения. Думаю, они таковыми и останутся.
РБК-Украина: Есть ли предложения, наработанные Советом относительно пакета законопроектов, разработанных Кабмином по дифференциации налоговых ставок для юрлиц и физлиц?
Л.К.: Мы взяли на контроль, чтобы инициативы правительства максимально учитывали предложения, наработанные Советом предпринимателей. Было свыше 50 предложений, которые касались сохранения упрощенной системы налогообложения. Также есть предложения по ранжированию упрощенцев, т.е., введение определенных ограничений, например, для тех, кто оказывает юридические, консалтинговые, маркетинговые услуги. Было предложено исключить эти категории из упрощенной системы, поскольку там есть злоупотребления. Много мощных юридических компаний используются как механизм избежания уплаты налогов, и проверить это чрезвычайно трудно.
Были также введены определенные предложения относительно обязательности использования кассовых аппаратов для определенных категорий. Есть разграничение между юридическими и физическими лицами в части общей суммы денежного оборота, при котором устанавливается предел использования упрощенной системы налогообложения. Есть изменения в системе проведения проверок деятельности предприятий - их существенное уменьшение, и вводится мораторий на проведение таких действий.
РБК-Украина: Эти предложения полностью вошли в проект документа, разработанного правительством?
Л.К.: Были определенные замечания и изъятия. Сейчас идет дискуссия по этому поводу, к которой мы привлекаем руководителей отраслевых ассоциаций. У нас пока идет конструктивный диалог. Конечно, тяжело проходит такой диалог с налоговой администрацией, но, считаю, что мы найдем компромиссы. На нынешней сессии Верховная Рада может рассмотреть изменения, я не вижу препятствий.
РБК-Украина: Привлечен ли Совет к разработке Налогового кодекса? Какие инициативы есть в этом направлении?
Л.К.: Очень много существенных изменений предлагает новый Налоговый кодекс. Над ним уже более двух месяцев работает большая группа представителей Совета предпринимателей при Кабмине. Есть практически готовый документ, который парламент будет рассматривать в первом чтении. Скажу, что он существенно меняет налогообложения в государстве, вносит много нового понимания в отношения государства и бизнеса.
Главное, на чем мы настаивали, чтобы государство и бизнес были равны перед законом, и ответственность была одинаковой. Например, действовала такая норма, когда государство, с одной стороны, могла взимать определенные штрафы за несвоевременную уплату налогов, а предприниматели не имели права взимать пеню и штрафы, если государство действовало незаконно. Есть много других предложений, которые устанавливают налогообложение различных категорий бизнеса: малого, среднего, крупного.
Думаю, этот законопроект требует дискуссии. Пока мы не видим в этом проблем. Есть содействие и премьер-министра, и вице-премьера Сергея Тигипко, который отвечает за это направление. Хотя последние рабочие встречи носили очень острый характер в плане дискуссии между налоговой администрацией, Минфином, таможенными органами и представителями бизнеса. Это говорит о том, что власти не всегда соглашаются на либеральные методы, которые необходимы для того, чтобы бизнес мог ожить и заработать лучше.
РБК-Украина: В чем основные противоречия между представителями контролирующих органов, министерств и бизнеса?
Л.К.: Проблема, видимо, достигает моментов, которые связаны с ментальностью. У нас просто осталось понятие со времен СССР, что если ты власть - ты все, если ты предприниматель - ты никто. Мы знаем, что в демократических государствах власть подотчетна бизнесу. И наибольшие недоразумения заключаются в этом.
В проекте Налогового кодекса органы власти хотят во многих случаях иметь безапелляционные права, дополнительные контролирующие возможности. Мы не против этого, но часто такие дополнительные действия разрушают бизнес - и у нас никогда не было права требовать от государства компенсации таких убытков. Сейчас, если мы найдем общий язык в том, что государство будет отвечать, это будет прогрессивно. А что такое государство? Это конкретный чиновник. Если, скажем, государство несвоевременно платит НДС, то за это должен отвечать конкретный чиновник. Если предприятие обратится в суд и выставит государству штраф за несвоевременную уплату, то тогда будут разбираться, почему так произошло и какой конкретный работник налоговой причастен к этому факту. Это предусмотрено проектом Налогового кодекса. Там также многие другие изменения, которые предусматривают введение европейской практики.
Также планируется уменьшение налога на прибыль. Есть 2-3 варианта, как уменьшить налоговую нагрузку для различных категорий предпринимателей, будут разные цифры.
РБК-Украина: Проект Налогового кодекса предусматривает унификацию бухгалтерского и налогового учета. Какими могут быть для бизнеса результаты таких изменений?
Л.К.: Это дает многое. У нас разница между налоговым и бухучетом иногда приводит к определенной абсурдности. Во-первых, такого нет в ЕС. Сегодня большое количество украинских предприятий хочет выйти на фондовый рынок, попасть в листинг, внедрить европейскую систему учета для того, чтобы покупатели ценных бумаг могли анализировать деятельность предприятия. Но они не могут этого сделать, и все, кто сегодня имеет соответствующую капитализацию своего бизнеса на мировых биржах, ведут двойной учет - украинский и международный. Поэтому унификация имеет большое значение и принесет много пользы.
В кодексе говорится, что является расходами и как их считать, что такое амортизация. Используется европейский опыт унификации отчетов и балансов.
РБК-Украина: Заработает ли в Украине автоматическое возмещение НДС, что предусмотрено проектом Налогового кодекса, и какие еще дополнительные меры, помимо нового закона, необходимые для внедрения такого механизма?
Л.К.: Во-первых - политическая воля, во-вторых - жесткая дисциплина. В России запускают такой механизм, почему он не может работать в Украине? Вы декларируете свое право на НДС и вы должны получить с момента декларации в течение десяти дней этот налог. Если вы незаконно задекларировали свои права, то должны быть жестко наказаны, и всегда в налоговой администрации есть возможность проверить, законно ли вы получили возмещение по НДС. Но тот порядок, который есть сейчас, фактически дает возможность применять манипуляции - и в течение года вы не будете фактически ничего получать. А если и получите, то все прекрасно знают, как это происходит, и как договариваются с контролирующими органами.
РБК-Украина: Теперь - несколько комментариев от Вас, как главы УАК. МинАП прогнозирует экспорт зерновых в 2010-11 м.г. на уровне 22-24 млн т. Как Вы оцениваете эти прогнозные цифры?
Л.К.: Я бы не спешил делать такие серьезные прогнозы, но, с теоретической точки зрения, это абсолютно реально. У нас начнется жатва в конце июня. Но у нас есть переходящие остатки в районе 3-4 млн т зерновых, и мы соберем урожай в этом году на уровне 40-45 млн т. Учитывая внутренний уровень потребления на уровне 25-26 млн т в год, можно утверждать что такие прогнозы теоретически оправданы.
РБК-Украина: Здесь опять же проблема в условиях хранения, поскольку каждый год остро стоит проблема введения в эксплуатацию новых элеваторов. Сколько нужно ввести в этом году дополнительных мощностей, чтобы сохранить качество и объемы зерна?
Л.К.: Чтобы поспевать за увеличением производства зерна, нам ежегодно нужно вводить мощностей где на 0,5 млн т. Сегодня мы имеем зернохранилища, пригодные для длительного хранения, примерно на 30 млн т. Если соберем 40 млн т, то будто бы 10 млн т негде хранить, но мы очень динамично распродаем продукцию в начале жатвы, и нам едва хватает тех емкостей, которые есть. Если ежегодно будут вводиться новые элеваторы, то еще дополнительных 5 млн т для хранения хватит для сохранения качества.
РБК-Украина: Но ведь, если продают уже во время жатвы, то зарабатывают значительно меньше?
Л.К.: Да, конечно. Сезонность в ценах на зерно существует и будет существовать. Если есть возможность подольше держать продукцию, то продать можно с большей прибылью, и это еще один стимул для увеличения количества элеваторов, в первую очередь - портовых, так как Украина является транзитным государством. Мы продаем много продукции, произведенной в России, Казахстане. Поэтому надо увеличить минимум на 40% мощность портовых элеваторов, находящихся в портах Черного и Азовского морей. Это не уменьшит нашу конкурентоспособность, а увеличит поступления в бюджет от перевалки.
РБК-Украина: Будут ли изменения в географии экспорта украинского зерна в новом маркетинговом году (м.г.)?
Л.К.: Разительных изменений не будет. Основной сегмент рынка, где мы очень хорошо чувствуем, - страны Ближнего Востока и Северной Африки. Сюда Украина продает 50% экспорта. И в этом регионе ежегодно растет спрос. Мы уже традиционно там присутствуют, к нам привыкли, и качество нашей продукции устраивает. Конечно, растет конкуренция со стороны России и ЕС, но наибольшая перспектива именно на этих рынках, и не только с зерном, но и с продукцией с большей добавленной стоимостью - молочной, мясной.
РБК-Украина: Министр агрополитики Николай Присяжнюк заявил, что Украина возобновляет переговоры по созданию Причерноморской зерновой биржи. Как Вы оцениваете перспективы и сроки ее создания?
Л.К.: Есть так называемый Черноморско-Дунайский бассейн - ценообразующий сегмент мирового зернового рынка. Поэтому целесообразно в центре этого региона иметь мощную биржу фьючерсов, которая бы давала котировки зерна на перспективу и была серьезным инструментом для управления ценовыми рисками, давала бы возможность их страховать.
У нас дважды были попытки создать такую биржу, но не хватало политической воли. Ведь создание такой биржи требует либерализации рынка, потому администрирование сразу дестабилизирует работу фьючерсной биржи, загоняет в убытки игроки такого рынка. Это может произойти один раз, но потом, чтобы вернуться к этому проекту, пройдет минимум 10 лет, и все будут обходить десятой дорогой Украину. В 2003 г. мы были очень близки к тому, чтобы начать торговлю фьючерсами, базовым активом которых является с/х продукция, но остановились, ибо увидели растущий администрирования экспорта зерна, квотирования.
Сейчас власть почти созрела. Теоретически и практически это возможно начать в следующем году. Это должен быть украинский проект. А кто может купить брокерскую контору на этой бирже, то это могут быть и Россия, и Казахстан. Но чтобы это была общая биржа, то я такой перспективы не вижу. В этом проекте могут быть задействованы как владелец ноу-хау, как бренд, или Чикагская биржа, или Euronext. Эти площадки хорошо знают этот бизнес, имеют программные продукты и могут вместе с Украиной создать такую биржу.
РБК-Украина: Сколько участников торгов может быть на такой площадке от Украины?
Л.К.: Довольно большое количество. Оно должна быть со стороны производителей продукции и покупателей. И тем, и другим это интересно, потому продавцы могут застраховать цену и использовать ее, чтобы получить максимум. Покупателям также интересно застраховать цену, потому как, продавая зерно по тендерам в другие страны, они будут знать, по какой цене будут продавать зерно. Если говорить о фьючерсной бирже, то на ней реально выполняются контракты на 10-15% от объема фактически подписанных соглашений. Подписанные соглашения - это механизм страхования цены, а не механизм, гарантирующий выполнение самого контракта. Поэтому не обязательно продавать или покупать, можно купить и затем подписать встречный контракт на продажу продукции, использовать механизм, чтобы не делать фактические поставки, а продать по спотовым цене. Есть фьючерс - это просто ориентир. Таким образом, в любом случае вы не проиграете.
РБК-Украина: В свете активной интеграции Украины и России в различных сферах экономики, каковы перспективы создания Причерноморского зернового пула?
Л.К.: Я не верю в этот пул, поскольку предполагалось, что государство будет осуществлять экспорт и монопольно диктовать цену. При этом, эта цена будет всегда лучше, потому что монопольное право всегда дает преимущества. Но учитывая опыт того, что ни в Украине, ни в России ни одна государственная структура, которая бралась за торговлю зерном, не была эффективнее частных структур, я в это не верю. Кроме того, не думаю, что государство сегодня сможет монополизировать экспорт. Единственная страна, которая это сейчас делает - Канада. Более перспективным является создание координационного, консультативного совета между тремя государствами (Украина, Россия, Казахстан - РБК-Украина).
РБК-Украина: Эксперты говорят, что Россия в начале 2009 г. выступила с инициативой создания такого пула, чтобы получить доступ к украинским портам.
Л.К.: В России бизнес администрируется сильнее, чем у нас. Россия может себе такое позволить, государство больше участвует в бизнесе. И, возможно, в России такое сделать (зерновой пул - РБК-Украина) интересно, для Украины это неинтересно. Кроме того, безусловно, если Украина будет подписывать подобные условия, то мы нужны России из-за хорошей логистики.
РБК-Украина: Как Вы оцениваете перспективы выхода на IPO украинских агрохолдингов в ближайшие годы и объемы привлечения средств?
Л.К.: Если коротко - положительно. Наши компании могут привлечь через IPO порядка 10-15 млрд долл. Если бы еще земля капитализировалась, то эту цифру можно было бы утроить. Капитализация самой земли дала бы по крайней мере 40 млрд долл. инвестиций. Это сегодня, а если бы три года назад, то это было бы примерно 60 миллиардов долл. Поэтому я, безусловно, рынка земли.
Хотя рынок земли требует законодательных изменений, ибо он спекулятивный. В первую очередь, нужен жесткий мораторий на изменение целевого назначения с/х земель, земель резерва и запаса. Изменять назначение земли можно исключительно для строительства объектов, имеющих общегосударственное значение - дороги, газопроводы, ЛЭП, и сельхозобъектов - ферм, животноводческих комплексов, элеваторов. Других изменений целевого назначения, по крайней мере, в ближайшие десять лет, не нужно.
РБК-Украина: Как вы оцениваете инициативы МинАП по господдержке в первую очередь, небольших фермерских хозяйств, а не агрохолдингов?
Л.К.: Крупным агрохолдингам, которые имеют в своем распоряжении более 10 тыс. га, действительно, нужна наименьшая поддержка. Для них в приоритете увеличение срока аренды земли, уменьшение проверок контролирующими органами, помощь в интернации с вектором на внешние рынки, ибо они (агрохолдинги - РБК-Украина) являются конкурентоспособными.
А вот средним и малым предприятиям требуется серьезная господдержка, потому что они никогда самостоятельно не смогут конкурировать с крупными предприятиями. Сегодня они не имеют никаких активов, которые можно было бы использовать для привлечения кредитных ресурсов. Большой агрохолдинг за счет IPO привлекает колоссальные средства, а затем с их помощью может привлечь зарубежные кредиты под меньшие проценты, чем средние и малые предприятия.
Поэтому нужно учитывать европейский опыт поддержки малых и средних предприятий, где даже не упоминают о руке чиновника, которая выдает средства. Чиновник только думает головой, кто должен получать средства и сколько, а черновую работу выполняют банки, которые подписывают соглашения с соответствующими министерствами, и общественные профобъединения, делящие их, контролирующие и даже распределяющие. Государство не принимает в этом участия, чиновник не прикасается к этим средствам. У нас же все наоборот.

Беседовал Константин Штифурак