ru ua

Корпоративное управление в госсекторе. Как набсовет "Нафтогаза" сорвал внедрение реформы

Корпоративное управление в госсекторе. Как набсовет "Нафтогаза" сорвал внедрение реформы Набсовет "Нафтогаза" сорвал внедрение реформы корпоративного управления (Виталий Носач, РБК-Украина)

Реформа корпоративного управления в Украине в последнее время вызывает больше вопросов, чем поводов для радости. В большей степени из-за неэффективности наблюдательных советов несмотря на то, что уровень оплаты труда их членов иногда выше, чем в крупнейших корпорациях ЕС.

В частности, много критики и недоумения вызвали огромные премии наблюдательному совету и правлению НАК "Нафтогаз Украины" за 2020 год на фоне рекордных убытков компании, падения добычи газа и последующей конфронтации с правительством. Все это дискредитирует и без того непростую реформу корпоративного управления в глазах международных партнеров. О том, как набсовет "Нафтогаза" сорвал внедрение реформы и какое ее будущее в этом контексте – в материале РБК-Украина.

История одной реформы

Реформа корпоративного управления направлена на те компании, которые не могут быть приватизированы и остаются в собственности государства.

Для реализации этой реформы Украина взяла на себя обязательства по внедрению в государственных компаниях стандартов Руководящих принципов ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития, ред.) по корпоративному управлению.

Руководящие принципы ОЭСР – это рекомендации, призванные обеспечить эффективное, прозрачное и ответственное функционирование предприятий с государственным участием.

По сути, это принятые на международном уровне стандарты того, каким образом государства должны осуществлять функцию государственного собственника, чтобы избежать ошибок, связанных как с пассивным владением имуществом, так и с чрезмерным вмешательством со стороны государства.

В 2020 году реформа активно начала внедряться в ТОП-15 крупнейших государственных компаниях. Первой государственной компанией, в деятельности которой было начато внедрение практик корпоративного управления в соответствии с руководящими принципами ОЭСР, стала НАК "Нафтогаз Украины".

Еще в 2016 году утвержденный Кабмином план мероприятий по реформированию газового сектора, включая реформу корпоративного управления НАК "Нафтогаз Украины", стал частью обязательств Украины по кредитным соглашениям с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Внешние стейкхолдеры признали выполнения этого плана необходимым шагом для интеграции Украины в Европейский союз, а успешность реформы корпоративного управления – важным залогом безопасности поставок газа в Украину и Европу.

Ключевыми составляющими элементами надлежащего корпоративного управления в компании было определено наличие полноценных и эффективных органов управления, четкое распределение полномочий, функционирования системы внутреннего контроля, устранения политического влияния и создание равных с частными компаниями условий на рынке.

Дорожной картой реформы стал разработанный экспертами и юридическими советниками План действий по корпоративному управлению (ПДКУ).

Впрочем, реформа корпоративного управления "Нафтогаза" так и не была завершена, а план действий по корпоративному управлению не выполнен в полном объеме.

Реформа пошла не по плану в первую очередь из-за работы наблюдательного совета НАКа, члены которого не выполнили поставленные перед ними правительством задачи, а в некоторых ситуациях даже сознательно саботируя ее продвижение.

Корпоративное управление по-украински

В 2016 году был сформирован первый наблюдательный совет с большинством независимых директоров, образовано комитеты наблюдательного совета, назначен корпоративный секретарь и начато внедрение надлежащей системы корпоративного управления.

В течение 2016-2018 гг. в компании разработали и внедрили систему внутреннего контроля на основе трех линий защиты. Также было начато функционирование системы внутреннего контроля.

Нынешний состав наблюдательного совета НАК "Нафтогаз Украины" был сформирован в конце 2017 года без конкурса, что не соответствует принципам корпоративного управления.

В набсовет вошли иностранцы Клэр Споттисвуд (Великобритания) – директор компании Gas Strategies; Бруно Лескуа (Франция), который до этого занимал высшие должности во Французском энергетическом секторе, включая ответственные должности по ядерных операциях Electricite de France (EDF); Амос Хохштайн (США), который работал членом Бюро энергетических ресурсов США, а в 2014 году стал Специальным посланником и координатором по международным энергетическим вопросам в администрации Обамы; Стив Хейсен (Канада) – эксперт по разведке и добыче газа, экс-старший вице-президент 7th Generation Energy, а также председатель правления "Укрэксимбанка" Александр Гриценко, советник премьер-министра по международным вопросам Сергей Попик. Также сохранил свою позицию Владимир Демчишин.

По ряду причин назначение некоторых членов из этого состава набсовета оказались неоднозначными. Кроме того, нередко их публичные высказывания ставили под сомнение, понимают ли они важность успешного внедрения реформы корпоративного управления в Украине.

К примеру, Клэр Споттисвуд в Украине одновременно входила в несколько набсоветов разных компаний. Кроме того, ее обвиняли в длительном отсутствии в Украине и в участии в скандале с американской Enron.

Бруно Лескуа вообще ставил под вопрос Украину как транспортера газа и на слушаниях комитета по энергетике в Сенате Италии высказывался в поддержку строительства "Северного потока – 2" и заявлял, что после окончания договора о транзите российского газа через Украину итальянцам нужно импортировать газ по немецкому, а не украинскому маршруту.

Кроме того, будучи генеральным директором Edison, Лескуа посещал центральный офис "Газпрома" в 2015 году, обсуждая с Алексеем Миллером вопросы сотрудничества относительно поставок российского газа.

Член правления Отто Ватерландер недавно заявил, что необходимо пересмотреть систему проведения закупок в "Нафтогазе", в частности отказаться от закупок через систему Prozorro. Это прямо противоречит рекомендациям OECD и ставит под угрозу дальнейшее выполнение взятых Украиной обязательств.

Корпоративное управление в госсекторе. Как набсовет "Нафтогаза" сорвал внедрение реформы

Назначение некоторых членов из нынешнего состава набсовета оказались неоднозначными (фото: Виталий Носач, РБК-Украина)

На этом фоне, появившееся недавно информация о многомиллионных премиях набсовету и правлению НАКа в убыточном для компании 2020 году, вызывает уйму вопросов о целесообразности принятых решений и наводит на мысль о наличии в госкомпании коррупционной составляющей. Ведь согласно отчету Комитета по назначениям и вознаграждениям, члены правления НАК "Нафтогаз" суммарно получили более 610 млн грн вознаграждения.

Например, председатель правления Андрей Коболев в 2020 году получил 347 млн грн вознаграждения. Отто Ватерландер, директор по трансформациям, при окладе 8,8 млн грн получил общее годовое вознаграждение в 59,5 млн грн. Финдиректор Петер ван Дрил с окладом 7,4 млн грн – 45,9 млн грн. Директор по юридическим вопросам Ярослав Теклюк – 93,8 млн грн вознаграждения с учетом 5,6 млн грн должностного оклада.

Убытки компании

Согласно финансовой отчетности "Нафтогаза", копию которой обнародовала "Экономическая правда", по итогам 2020 года НАК "Нафтогаз Украины" получил 36,93 миллиарда гривен совокупного убытка по сравнению с 9,9 млрд грн совокупного дохода за 2019 год.

В частности, согласно отчету, в 2020 году чистый доход от реализации продукции составил 121,1 млрд грн, а себестоимость продукции – 121,9 млрд грн. Следовательно, валовой убыток от операционной деятельности составил 0,8 млрд грн.

До уплаты налогов убыток "Нафтогаза" в 2020 году составил 11,95 млрд грн. Чистый убыток компании от операционной деятельности 2020 года снизился до 17,33 млрд грн.

При таком состоянии дел набсовет компании должен был принимать незамедлительные решения. Но, к сожалению, их единственной реакцией стала попытка сохранить свой статус-кво, открыто критикуя любые кадровые изменения правительства.

Как следствие, в апреле этого года Кабмин объявил об отставке Андрея Коболева, который руководил компанией с 2014 года. Смену руководства власти объяснили неудовлетворительными результатами "Нафтогаза".

В тот же день правительство досрочно прекратило полномочия независимых членов наблюдательного совета компании Бруно Лескуа, Людо Ван дер Хейдена, Клэр Споттисвуд и представителей государства в набсовете – Натальи Бойко, Юлии Ковалив и Роберта Бенша.

По мнению главы Госаудитслужбы Геннадия Плиса, прежнее руководство НАК "Нафтогаз Украины" не смогло обеспечить надлежащий и эффективный контроль за финансовой дисциплиной.

Кроме того, руководитель Госаудитслужбы подчеркнул, что на сегодня у его службы все еще нет согласования о проверке "Нафтогаза".

"Я вижу готовность Юрия Витренко, но не понимаю позицию набсовета. Ранее еще была отдельная точка зрения Минэкономики, но после замены министра надеемся на другую позицию ведомства. Пока это не помогает нам продвинуться и понять, что же происходит на предприятии и насколько эффективно используются госресурсы. Почему государство не может проверить, как распоряжаются его собственностью, мне абсолютно не понятно. Пока это выглядит как рейдерский захват госсобственности", – резюмировал Плис.

Будущее реформы

Бывший директор по финансовым и инвестиционным вопросам НАКа Ярослав Диковицкий отмечает, что наблюдательный совет "Нафтогаза" не придерживается принципов ОЭСР и уже нарушил все основные принципы, которые были утверждены для компании, и в которых были основные показатели, цели, приоритеты, являющиеся фундаментальными для наблюдательного совета.

Из-за сложившейся ситуации, в неудобном положении оказались все, кто боролся за продвижение реформы, начиная от западных партнеров и до ее адвокатов в Украине, в том числе новый глава правления компании – Юрий Витренко, перед которым стоит задача вывести компанию из системного кризиса и обеспечить ее прибыльность.

Более того, для самого набсовета громкие заявления как из-за рубежа, так и внутри страны о недопустимости правительства проводить кадровые перестановки в компании, стали защитой от ответственности за убытки и провалы, а также мандатом на новые бонусы. Однако, это идет врозь самим принципам корпоративного управления и вряд ли может быть целью самой реформы. И точно произошло в самое неудачное время: момент международных переговоров по "Северному потоку – 2" и на фоне плачевного состояния самой компании.

Единственным вариантом выхода из сложившейся ситуации должно стать возвращение к принципам OECD, а именно: незамедлительное проведение прозрачного конкурса по отбору профессиональных членов набсовета, которые смогут вернуть доверие к реформам и евроинтеграционным стремлениям Украины.