Выстрелом в память:

как Киев почтил погибших на Майдане

В субботу в центре Киевпа прошло шествие родственников погибших активистов Майдана в ходе расстрелов 18-20 февраля 2014 года В субботу в центре Киевпа прошло шествие родственников погибших активистов Майдана в ходе расстрелов 18-20 февраля 2014 года

В Украине отмечают третью годовщину расстрелов во время акций протестов на Майдане Незалежности. Официальные мероприятия намечены на понедельник, но уже в субботу – 18 февраля, день, когда в 2014 году произошли столкновения в Мариинском парке, началась зачистка центра города и предпринята очередная, самая масштабная попытка разогнать Майдан – в Киеве начались дни памяти.

В честь "Небесной сотни" открылись тематические выставки, по центру столицы прошли колонной родственники погибших на Майдане, бойцы и ветераны АТО, волонтеры, участники "Самообороны Майдана". Желающие, которых оказалось не так уж и много, могли попасть на экскурсию по знаковым местам Революции достоинства.

Подробности в репортаже РБК-Украина.

"Война началась в сердце столицы"

В Украинском доме - одном из памятных мест революции 2013-2014 гг - мероприятия начинаются с самого утра. Они посвящены столкновениям в центре Киева трехлетней давности. После открытия выставки волонтера Марины Соченко все готовятся к основному событию - почтению памяти погибших участников акций протеста 18-20 февраля 2014 года.

Священники Украинской автокефальной православной церкви(УАПЦ) заходят в холл здания. Часть из них во главе с секретарем патриархии УАПЦ Виталием Данчаком и с метровой иконой проходят в концертный зал. Его понемногу заполняют люди под аккомпанемент песни Мирослава Скорика "Мелодия ля-минор".

Священники оставили икону у сцены и сели в первый ряд. Но по просьбе организаторов двое мужчин в военной форме перенесли ее. Кроме нее декорацией на сцене были огромный желто-синий букет цветов по середине, флаг Украины на большом мониторе и  по сторонам два  вертикальных плаката с современным рисунком в виде вышиванки.

Возле стены лежат упакованные в целлофан гвоздики. Казалось, что они бесхозные. Но представители организации "Семьи героев Небесной Сотни" начинают их распаковывать и вручать близким погибших участников протестов 18-20 февраля. С цветами в руках они стают заметными среди всех присутствующих. Хотя к концу мероприятия гвоздики вручат почти всем в зале.

– Слава Иисусу Христу! Слава Украине! – начинает свое выступление представитель автокефальной церкви Виталий Данчак после несколько минутного видеоряда на экране с кадрами из АТО. – Три года Украина борется за свою независимость. Как бы эту захватническую операцию на востоке Украины не называли, мы понимаем, что это война. Война началась здесь, в самом сердце нашего отечества – на Майдане Незалежности.

Зал, в котором могут разместиться более 500 человек, заполнен не полностью. Пустые сидения преимущественно позади. Среди присутствующих – участники революции, ветераны АТО, семьи погибших, волонтеры, общественники. Люди во время выступления продолжают заходить, но большинство из них становятся у стены.

– Есть свободные места. Будут фотографировать, – приглашает работница Украинского дома.

В толпе людей одетых "по гражданке" особо заметны те, кто в камуфляже. Один из них волонтер с позывным "Медик". Это имя нашито на его шевроне. На его груди – около десятка медалей, часть которых еще со времен войны в Афганистане. Он в ней участвовал, а спустя два десятилетия ему пришлось воевать уже в Украине. В медслужбе батальона Кульчицкого он пробыл 90 дней.

"Медик" в очках и с палкой. У него атрофирован зрительный нерв, и он плохо слышит на правое ухо. Именно поэтому он просит становиться слева от него. Все это – последствия Майдана. 18 февраля на улице Грушевского он был ранен осколками гранаты в левую руку и ногу, после чего была контузия. В отличие от священника УАПЦ, у него другое мнение о том, что первым делом случилось на Майдане.

– Началась не война, а наглое избиения нашей молодежи, мечтавшей о светлом будущем, о европейском выборе, - говорит он.

Сейчас он – консультант парламентского комитета по делам ветеранов, участников боевых действий, участников антитеррористической операции и людей с инвалидностью. "Медик" добивался принятия закона о статусе инвалидов Майдана.

– Он очень сложно принимался, – жалуется он. – В последний день седьмого созыва он был сорван, не был принят. Был перерегистрирован, немножко отшлифован и принят.

«Медик» вместе с другими выходит на Европейскую площадь.  Именно с нее должно начаться шествие семей Небесной сотни, бойцов и ветеранов АТО, волонтеров, организаций "Самооборона Майдана" на место массовых расстрелов.

"Вина – это такое чувство, которое должно быть"

Впереди колонны в начале Крещатика выстраиваются несколько человек в военной форме с флагом Украины, дальше – священники с хоругвями. Среди них – дьякон Петр, который вместе с другими проведет панихиду. Он держит в руках крест и требник.  Панихиду в честь погибших на центре столицы Петр отслужит впервые.

– Если мы не будем помнить тех, кто за нас отдает свою жизнь, кто тогда вообще будет заботиться? – риторически спрашивает он.

Позади за священнослужителями -  колонна, во главе которой родственники погибших участников Майдана 18-20 февраля. Они держат в руках плакат "Помним! Небесная сотня. Герои не умирают". Также в воздухе развиваются знамена сотен Майдана. Некоторые из них – на удочках, склеенных скотчем.

С фланга вырываются несколько человек, чтобы начать шествие.

– Куда вы спешите? Сейчас идут..., –  пытается успокоить их кто-то, не понимая, как назвать первую часть шествия. – Потом родственники.

Однако кто-то не выдерживает и кричит: "Пошли" и родственники начинают шествие. Лишь после этого впереди военные строевым шагом и священники начинают движение.

Колонна из несколько сотен человек идет очень медленно, иногда кто-то скандирует "Герои не вмирають!", "Слава Україні! Героям Слава!".

Несколько раз выкрикивает «Слава Україні!» и Игорь Кульчицкий. Его отец - Владимир Кульчицкий - погиб 18 февраля возле Дома профсоюза. Его убила 12 миллиметровая пуля. В его смерти сын винит многих.

– Первое – это безразличие людей, которое было к Майдану, – говорит он. – Большинство сидит возле телевизора и их беспокоит только вопрос, чтоб было что поесть и все. Потом – люди, которые стреляли. Люди, которые отдавали приказы. Люди, которые создали эту атмосферу безразличия в течении истории Советского Союза. Много виновных. Мы виноваты, и я виноват, что приложил меньше усилий, жил как жил. Что отца не забрал, когда был с ним на Майдане.

– Но вы же тоже могли умереть, – пытаюсь успокоить его.

– Понимаете, я же сын. Умер бы я – отец так же говорил бы. Вина – это такое чувство, которое должно быть.

Игорь держит на плечах своего сына Кирилла. В руках ребенка – две гвоздики, которыми он постоянно играется. Иногда бьет цветками по голове Игоря, как будто играет на барабане. Для фотографов это "идеальный" кадр во время мероприятий без стычек с полицией. Этим они, собственно, и пользуются, обступая со всех сторон Игоря с Кириллом. Ребенок сначала как будто не замечает ничего, и лишь в конце шествия начинает периодически прятать лицо за макушкой отца.

Своего внука Владимира Кульчицкий никогда не видел – он родился через полгода после его смерти.

– Отец мой видел на УЗИ. Он знал, что будет сын, хотя мы думали, что будет дочь, – рассказывает Игорь. – Он (Кирилл, – ред.) никогда не видел (дедушку, – ред.). Но он идет и узнает на Институтской, знает, где дедушка находится. Он в свои два с половиной годика столько кладбищ уже объездил к разным семьям... Постоянно на кладбищах, общих молитвах. Он ребенок, но он казак. В нем дедушка – какая-то частичка.

На подходе к Майдану четче слышна музыка, которую крутят с самого утра – "Плыве кача" в исполнении "Пиккардийской терции". На тротуаре за шествием молча наблюдают полицейские, грея руки в бронежилете. Возле них стоит плачущая женщина, все время вытирающая глаза. Между участниками шествия бегают две девочки-подростка и, улыбаясь, фотографируют.

– Я уже почти все, – говорит одна своей подруге после очередного кадра и бежит на другой фланг шествия.

Колонна подымается по Институтской также медленно с одной остановкой у памятной плиты. Во время ходьбы некоторые люди вставляют цветы в деревья с фотографиями погибших. Все останавливаются на Аллее Небесной сотни возле небольшой церковной часовни, которая встречает шествие звуками колоколов. Напротив - курсанты Киевского профессионального колледжа с усиленной военной и физической подготовкой. Часть из них – с духовыми инструментами. За их спинами, если верить обещанию президента Петра Порошенко, через несколько лет откроется мемориально-музейный комплекс Героев Небесной Сотни. После гимна в исполнении курсантов начинается сама панихида, во время которой священники зачитывают разные имена.

altaltaltaltaltaltalt
 

– Это есть поминание душ погибших перед Господом, – объясняет дьякон Петр. – Это есть отдавание им почета, это есть отдавание нашей любви им. Когда служится панихида, так люди поминают своих родных.

Панихида длится всего 10-15 минут. После ее окончания и родственники погибших, и другие пришедшие кладут цветы у небольшого мемориала с фотографиями убитых активистов возле выхода из станции метро "Крещатик". После чего все расходятся поминать погибших на свой манер. Каждый по-своему и почти все – сами по себе.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top