Скованные одной цепью:

каким депутаты видят Антикоррупционный суд

Депутаты предлагают создать еще одну судебную структуру Депутаты предлагают создать еще одну судебную структуру

Народные избранники решили заняться созданием Антикоррупционного суда. Обязательство создать его были заложены еще в судебной реформе, которая началась летом прошлого года. После полугода обсуждения и дискуссий соответствующий законопроект наконец-то появился в парламенте.

Изначально планировалось, что участие в подготовке закона примет президент Петр Порошенко, но этого не произошло и депутаты решили сами подать эту инициативу. Отсутствие президента может привести к тому, что этот документ вообще не будет рассмотрен парламентом, потому что судебная реформа предусматривает - внесение законопроектов о создании новых судов является исключительными полномочиями и компетенцией главы государства.

Поэтому, какая судьба ждет законопроект про антикоррупционные суды в украинском парламенте, и на сколько реалистичным выглядит сценарий создания такой категории судов в Украине - читайте в материале РБК-Украина.

Депутатский суд

Работа над законопроектом про Антикоррупционные суды (в Раде он получил регистрационный номер 6011) началась в сентябре прошлого года. Над его подготовкой работали, в частности, народные депутаты, офис вице-спикера Рады Оксаны Сыроид, Центр противодействия коррупции, общественные организации, а также Национальное антикоррупционное бюро и Специализированная антикоррупционная прокуратура. Для последних, собственно, и создаются эти новые судебные органы.

Еще до появления текста, авторы законопроекта рассказывали РБК-Украина, что, по их замыслу, законопроект о создании Антикоррупционного суда должен быть подан в Раду президентом Петром Порошенко. Подпись президента должна стать гарантией "безболезненного" его принятия. Но этого не произошло. Кое-кто считает, что этому сценарию помешали непростые отношения между президентом и лидером "Самопомочи", мэром Львова Андреем Садовым, чьи представители в парламенте занимались разработкой законопроекта. После того как план по привлечению президента потерпел крах, депутаты решили действовать самостоятельно. 1 февраля законопроект поступил в парламент за подписью вице-спикера Оксаны Сыроид, народных депутатов Егора Соболева ("Самопомич"), Ивана Крулько ("Батькивщина"), Сергея Лещенко, Мустафы Наема и Светланы Залищук (все - БПП).

"Наши партнеры из общественных организаций, мотором которых был Центр противодействия коррупции, предлагали выступить автором закона Петру Порошенко. Он не принял это предложение. Хорошо, проводить закон придется нам с вами", - написал на своей странице в Facebook Егор Соболев.

А судьи кто?

Проектом закона предусмотрено создание Высшего антикоррупционного суда как суда первой инстанции для рассмотрения дел, подследственных Национальному антикоррупционному бюро и Антикоррупционной палате Кассационного уголовного суда Верховного суда Украины (будет выполнять функции апелляционной инстанции).

В штате Высшего антикоррупционного суда планируется 70 судей. В суде будет палата следственных судей и апелляционная палата. В последнюю будут входить 30 судей, а ее функция будет заключаться в пересмотре приговоров и постановлений Высшего антикоррупционного суда. Несмотря на то, что она будет работать в структуре Верховного суда, предполагается ее автономная работа.

К ведению антикоррупционных судов перейдут все дела, подследственные Национальному антикоррупционному бюро: они будут рассматривать факты декларирования недостоверной информации, незаконное обогащение, злоупотребление властью и служебным положением, подкуп, нецелевое использование бюджетных средств, отмывание доходов и тому подобное.

Судьи будут избираться на конкурсной основе с привлечением в конкурсную комиссию по три представителя от президента, парламента и Министерства юстиции. Конкурсная комиссия должна работать не на оплачиваемой основе, а на общественных началах. На должность антикоррупционного судьи может претендовать гражданин Украины в возрасте от 30 до 65 лет, с высшим юридическим образованием, который владеет государственным языком и имеет стаж работы на должности судьи, адвоката или прокурора не менее 10 лет или аналогичный стаж научной работы в сфере права. Стоит заметить, что экзамен должен проводиться анонимно, что должно обеспечить непредвзятость в определении победителей.

После конкурса Высшая квалификационная комиссия судей Украины передает список победителей в Высший Совет правосудия, и вносит представления на назначение судей президенту Украины. Последний и издает указ о назначение судей.

Планируется, что антикоррупционные судьи будут иметь достаточно приличную заработную плату, а также будут обеспечиваться служебным транспортом, жильем и охраной. Зарплата судьи Высшего антикоррупционного суда составит 75 минимальных заработных плат (по состоянию на 1 января 2017 года это 240 тыс. гривен), судьи Антикоррупционной палаты - 94 минимальные заработные платы (по состоянию на 1 января 2017 года это 300,8 тыс. гривен).

Авторы законопроекта объясняют необходимость создания антикоррупционных судов, как звена, которое должно работать "в одной команде" с антикоррупционными органами. Сейчас, считают они, из-за коррумпированности судов всех уровней НАБУ, САП и НАЗК не могут довести ни одного дела по участию коррупционеров до логического конца - тюрьмы.

"Антикоррупционное бюро и Антикоррупционная прокуратура начали ломать круговую поруку. Но их расследование - сделка, за которой стоят люди Дмитрия Фирташа, Григория Суркиса, Александра Мартыненко, как и подготовка обвинений против главы Центризбиркома Михаила Охендовского или прокурора зоны АТО Константина Кулика заходят в тупик, - говорит Соболев. - В стране нет хотя бы одного суда, который способен вынести приговор топ-клептократам. Суды - их последняя и главная линия обороны. И она оберегает их даже когда следствие и обвинение уже не полностью подконтрольны. Поэтому наша задача - создать в Украине хотя бы один суд, где могут получить справедливый приговор высшие должностные лица государства".

Еще одной причиной создания антикоррупционных судов является требование международных партнеров. Так, в пояснительной записке к законопроекту отмечается, что принятие законопроекта про антикоррупционные суды позволит Украине получить следующий транш МВФ, а также создаст условия для возвращения в Государственный бюджет Украины активов, полученных коррупционным путем.

"Такая возможность (принятие законопроекта, - ред.) есть, учитывая то, что это требование становится требованием Международного валютного фонда. Учитывая то, что МВФ является главным средством воздействия на украинских коррупционеров, которые не хотят создавать антикоррупционные органы или пытаются уничтожить их самостоятельность, то как только это превращается в требование МВФ, становится на много легче голосовать в парламенте и позитивно принимать. Главное, чтобы этот законопроект, когда понимают, что принять невозможно, не начали менять, убирать, как у нас бывало, уголовную ответственность за некую категорию преступлений, выхолащивать", - говорит соавтор Сергей Лещенко.

Однако законодатели не имеют иллюзий, что процесс принятия законопроекта будет простым. Они исходят из того, что он будет сопровождаться сильным сопротивлением со стороны олигархов и самого президента. "Мы должны понимать, что фактически любое дело, связанное с чиновницкой коррупцией в высших эшелонах, ее ниточка ведет к одному из олигархов. И сегодня они и их люди присутствуют в парламенте, судебной системе, в других органах власти. И парламент, и я подозреваю, что и президент, не заинтересованы в функционировании независимого антикоррупционного суда, а больше заинтересованы в формальном функционировании антикоррупционного суда, который просто обеспечит процесс, а не ответственность", - объясняет Сыроид.

Депутаты напоминают, что вопрос одобрения или не одобрения законопроекта зависит, в первую очередь, от политической воли парламента. А последняя прямо зависима от желания Банковой.

Напомним, именно политической воли не хватало парламенту, когда законодательный орган Украины должен был уладить вопрос с устройством Юрия Луценко в кресло генерального прокурора. "Если есть политическая воля, его могут рассмотреть хоть в пять утра. Сразу в парламенте подписать и, напечатав в "Голосе Украины", ввести в действие, как это было с законом по Луценко, который без юридического образования стал генпрокурором. Если политической воли нет, то это может длиться годами - проводить рабочие группы, консультации, всенародное обсуждение и референдумы", - говорит Лещенко и объясняет, что законопроект имеет шанс быть принятым под давлением гражданского общества, ведь добровольно власть не пойдет на принятие законопроекта, который будет нести угрозы для ТОП-коррупционеров.

Антикоррупционеров мало не бывает

Как удалось выяснить РБК-Украина, законопроект №6011 не единственный, который посвящен антикоррупционным судам. По информации источников в парламенте, сейчас, при содействии ОБСЕ, идет работа над альтернативной концепцией. По мнению вице-спикера Оксаны Сыроид, такой ход, направленный на затягивание процесса или вообще на невозможность принятия законодательства про антикоррупционные суды. "Нам стало известно, что ОБСЕ начала какой-то процесс разработки, привлекла донорские организации для того, чтобы обсудить какую-то альтернативную концепцию. При этом никто из парламентариев не был приобщен к этому процессу. Почему так происходит? Я пыталась выяснить и услышала такой ответ: "Нас попросили это сделать", - рассказала депутат РБК-Украина.

Собеседники в парламенте заверили издание, что будто заказчиком альтернативной концепции законопроекта про антикоррупционные суды не является Администрация президента. Вместе с тем, не последнюю роль в выработке альтернативных подходов формирования антикоррупционных судов играет Национальное антикоррупционное бюро. "Национальное антикоррупционное бюро начинает говорить, что им не нужен отдельный Антикоррупционный суд в принципе, их устроят палаты в обычных судах", - объясняет собеседник.

В команде президентской фракции говорят, что идею создания антикоррупционных судов поддерживают, но не исключают, что такие суды будут не нужны в случае удачно проведенной судебной реформы и полного очищения судейской системы. Вместе с тем, обращают внимание на низкую эффективность работы уже созданных антикоррупционных органов, которая, по их мнению, не увеличится после создания еще одного антикоррупционного органа.

"Что касается самой идеи, то в принципе мы поддерживаем это, но не надо преувеличивать значение антикоррупционных судов. Если, например, сегодня НАБУ передало очень мало дел в обычный суд, то от того, что это будет не обычный, а антикоррупционный суд, подготовка материалов не изменится", - заявил РБК-Украина заместитель председателя фракции БПП Алексей Гончаренко.

Более жесткие комментарии относительно создания такого суда раздаются от тех, кто находится в оппозиции к действующей власти. Бывший министр юстиции Александр Лавринович вообще назвал это "бутафорией". "Так же, как вы сегодня не найдете ни одного решения реального, эффективного в работе Национального антикоррупционного бюро за время его существования, когда будут созданы эти суды, это будет зонтик, который будет прикрывать спину и немного ниже тех, кто будет дальше грабить Украину. До тех пор, пока Украину возглавляют маститые коррупционеры, которые возглавляют все паутины системы коррупции Украины, все, что делается антикоррупционное, это только для усиления коррупции", - отметил он.

"Взяли на себя эти обязательства, следовательно, должны создать, но создать действенным инструментом, а не просто ради того, чтобы это был очередной орган, который борется с коррупцией, а результат - нулевой, как мы сегодня видим по тем органам, которые созданы - НАБУ, САП, НАПК. Надо не бороться с коррупцией, а ею заниматься", - говорит народный депутат от "Оппозиционного блока" Юрий Павленко.

Однако в парламенте уже предостерегают, что законопроект №6011 имеет все шансы быть рассмотренным Радой. Так, в "Оппозиционном блоке" объяснили, что, согласно судебной реформе от 2 июня 2016 года, теперь внесение законопроектов о создании новых судов является исключительными полномочиями и компетенцией президента. Следовательно, профильный парламентский комитет по вопросам правосудия и правовой политики может отклонить данный законопроект или вообще снять его с регистрации, как таковой, который зарегистрирован с нарушением процедуры. Автор законопроекта вице-спикер Оксана Сыроид подтвердила,что действительно, согласно изменениям в Конституцию в части судебной реформы, полномочия вносить законопроекты о создании и ликвидации судов принадлежат президенту по согласованию Высшего совета правосудия, но объясняет, что закон об антикоррупционных судах не касается образования или ликвидации судов, а касается самой системы судоустройства. А последняя не является исключительным полномочием президента. Однако, не исключает, что профильный комитет может вынести "неприятные" решения.

On Top