Игорь Долгов: Каждый шаг с изменениями в Минобороны и ВСУ - шаг в направлении НАТО

Замминистра обороны рассказал о сотрудничестве Украины с НАТО Замминистра обороны рассказал о сотрудничестве Украины с НАТО
Интервью с заместителем министра обороны по вопросам европейской интеграции Игорем Долговым было записано еще до одобрения на заседании СНБО проекта новой редакции Военной доктрины, в которой Россия определяется врагом для Украины. Вместе с тем, во время разговора Долгов отметил, что не видит угрозы от ОДКБ (Организация договора о колетивну безопасности), в которую входит шесть стран СНГ (включая россию) и которая в течение последнего времени провела несколько учений

Интервью с заместителем министра обороны по вопросам европейской интеграции Игорем Долговым было записано еще до одобрения на заседании СНБО проекта новой редакции Военной доктрины, в которой Россия определяется врагом для Украины. Вместе с тем, во время разговора Долгов отметил, что не видит угрозы от ОДКБ (Организация договора о колетивну безопасности), в которую входит шесть стран СНГ (включая россию) и которая в течение последнего времени провела несколько учений.

Главный акцент в разговоре делался на сотрудничестве Украины с НАТО. Игорь Долгов сообщил, что помощь Альянса в течение последних лет выросла в несколько раз.

Также он сообщил, что в Украину в конце сентября прилетит Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, во время визита которого будет подписано соглашение между правительством Украины и НАТО об официальном представительстве НАТО в Украине.

При чем Игорь Долгов отметил: с расширением сотрудничества не нужно бояться негативной реакции со стороны России. Ведь Украина суверенна в своем выборе, с кем сотрудничать.

РБК-Украина: Вас назначили на должность заместителя министра обороны 19 мая этого года. Какие перед вами ставились задачи? Я так понимаю, их ставил премьер-министр Арсений Яценюк?

Игорь Долгов: Сектором безопасности и обороны в Украине, согласно Конституции, руководит Президент. Назначение заместителей министра - это компетенция правительства.

Должности заместителей министров по европейской интеграции были введены с отдельной специальной целью. Поэтому круг задач определяется согласно определенной цели.

Вместе с тем, Президент ставит задачи перед сектором безопасности и обороны в целом, соответственно, и перед министерством обороны тоже. Премьер-министр, правительство и министр обороны ставят задачи в контексте европейской интеграции.

Главной задачей Министерства обороны и Вооруженных сил Украины является сейчас не только остановить агрессию, но и восстановить территориальную целостность и национальный суверенитет Украины. Следовательно, в таких условиях состоялось мое назначение на эту должность, и эти условия определяют конкретные задачи.

РБК-Украина: Этим министерство в целом занимается в нынешних условиях. А какова ваша роль?

Игорь Долгов: Во-первых, название должности определяет роль - заместитель министра по европейской интеграции.

Во-вторых, в каждом министерстве, согласно регламентирующих документов, количество заместителей ограничено. В то же время, круг задач, которые выполняет министерство обороны и которым руководит министр обороны, является чрезвычайно широким.

Идут боевые действия, численность ВСУ увеличена до 250 тыс., состоялось шесть этапов мобилизации и несколько этапов демобилизации военных. Это огромный комплекс работы, поэтому с самого начала было понятно, что ограничиться чисто европейским направлением работы министерства или исключительно внешне-политическими связями - сейчас невозможно.

Поэтому, как и каждому заместителю министра обороны, мне поручено курировать деятельность нескольких департаментов, а также повседневных задач, которые стоят перед министерством.

В частности, мне поручено курировать работу департамента социальной и гуманитарной политики, управления информационных технологий и защиты информации и управления экологической безопасности и разминирования. В работе каждого из этих департаментов и управлений есть международный компонент - это касается всех департаментов Минобороны.

Именно в этом суть интеграции, сотрудничества с НАТО и выполнения задач, которые поставил Президент перед сектором безопасности и обороны. Поэтому это не процесс, которым занимаются только некоторые сотрудники, но системная работа, в которую вовлечены все подразделения и Генштаба, и Минобороны.

РБК-Украина: На публичных мероприятиях, по крайней мере, вы ни разу не появлялись в военной форме. Это из-за вашего дипломатического прошлого?

Игорь Долгов: Во-первых, я не являюсь военным...

РБК-Украина: Но вы являетесь капитаном в запасе.

Игорь Долгов: Да, я в запасе, поскольку в свое время получил военное образование на военной кафедре в Киевском университете. Но в Вооруженных силах не служил, поэтому не считаю возможным для себя, когда наши бойцы реально воюют на передовой, надевать военную форму.

РБК-Украина: Вы лично довольны своей работой?

Игорь Долгов: Если бы все были довольны своей работой, видимо, неинтересно было бы жить и работать. Происходит глубокое реформирование всех ВСУ и Минобороны. Поэтому новые задачи возникают каждый день и должны решаться каждый день.

Посмотрите, например, как за последнее время изменилась или совершенствовалась нормативная база, касающаяся социальной защиты военнослужащих и их семей. По этим вопросам вносилось много документов в правительство, принимались соответствующие законы и изменения в законы в Верховной Раде.

За каждым этим законодательным актом стоит большая работа. И здесь, внутри одного ведомства, и межведомственное согласование, - это серьезные задачи.

РБК-Украина: Насколько трудно проталкивать эти законодательные и нормативно-правовые документы?

Игорь Долгов: Трудно разрабатывать документы. Это требует довольно значительного времени, особенно - проверка соответствия тех норм, которые появляются в новых законах или постановлениях. Ведь бывают такие нормативные акты, которые требуют внесения изменений в десяток других законодательных актов.

Работа на уровне правительства и Верховной Рады налажена очень четко. Есть еженедельный контроль в министерстве и на уровне Кабмина. Также в Верховной раде.

Этот состав Верховной Рады тщательно относится к рассмотрению тех законопроектов, которые действительно имеют первостепенное значение. Поэтому я бы не сказал, что сейчас надо проталкивать.

Надо эффективнее разрабатывать правовые документы - это так.

РБК-Украина: Есть видение, каким должно быть министерство и ВСУ, например, через пять лет? Можете назвать три-пять ключевых моментов? Или сколько можете.

Игорь Долгов: Три или пять...

Вы хотите от меня услышать изложенное в двух предложениях то, что крупные творческие коллективы разрабатывают в течение многих месяцев. Ведь речь идет об основополагающих документах, которые определяют политику государства в этой важной и сложной сфере.

Например, принята Концепция национальной безопасности. Президент подписал соответствующий указ, согласно которому мы должны весь оборонный сектор в государстве реформировать таким образом, чтобы наша система была полностью совместима с той, которая есть в странах-членах НАТО, чтобы наша национальная безопасность по возможности основывалась и осуществлялась на тех же концептуальных принципах, которые разработаны, испытаны, внедрены в жизнь уже во многих странах.

То есть, цель у нас очень конкретная - иметь мобильную высокопрофессиональную армию, иметь командование, которое способно оперативно принимать и реализовать решения; иметь систему военного образования, которая бы удовлетворяла потребности ВСУ теперь и в будущем, учитывая опыт проведения АТО.

Нам нужно полностью менять, и это уже началось, систему логистики, систему государственных закупок для потребностей ВСУ. В этом можно убедиться, в частности, по тем сообщениям, которые распространяются через сайт Минобороны, через брифинги представителей Министерства обороны.

Это еще не целостная система, а отдельные сегменты. Но мы работаем над тем, чтобы все стало на свои места. Как пазл, когда все отдельные кусочки становятся друг к другу - имеешь картину.

РБК-Украина: Сколько нужно лет, чтобы этот пазл сложить? По крайней мере, максимально возможно?

Игорь Долгов: Это зависит от развития ситуации безопасности. Прежде всего, от того, насколько быстро удастся обеспечить выполнение Минских договоренностей, обеспечить мир и сосредоточиться на реформах.

Надо осознавать, насколько сложной является задача ВСУ, правительства, Президента - сочетать боевые действия и реформирования. Война не только поглощает финансовые и другие ресурсы, но и не дает заниматься реформами с полной отдачей.

Я уже не говорю о временно утраченных мощностях украинской промышленности и разрушенной инфраструктуре, которую нужно будет восстанавливать.

РБК-Украина: На протяжении последнего времени говорилось о том, что завершена подготовка ряда документов (в частности, Концепция развития сектора безопасности и обороны Украины, Концепция государственной целевой оборонной программы развития вооружения и военной техники ВСУ на 2015-2020 гг., Стратегический оборонный бюллетень Украины). Какой процент в этих документах касается сотрудничества с НАТО?

Игорь Долгов: В процентах я бы не брался оценить, но хочу сказать, что целью руководства Минобороны, чтобы этот процент приблизился до полному совпадению.

Каждый шаг и каждое действие по изменению, трансформации в ВСУ и в Минобороны - шаг в направлении НАТО.

РБК-Украина: Сейчас много говорится о том, что осенью, возможно, даже в сентябре, будет переформатирование правительства. Насколько реально, что нынешнее руководство Минобороны останется или изменится? Доволен ли вашей работой премьер-министр?

Игорь Долгов: Я являюсь прагматиком. Мне поручили работать здесь - я работаю. Решения об изменениях принимаются не мной. Я их буду выполнять.

На этом месте, в Министерстве обороны, и до того, будучи на дипломатической службе (а это тоже служба ) - я привык выполнять приказы руководства. Будет приказ - буду выполнять.

РБК-Украина: По поводу задач и приказов. В течение последних пяти лет вы работали как глава миссии Украины при НАТО. Вас туда назначили в конце июля 2010 года.

Игорь Долгов: Я не помню, когда был указ, но приехал в Брюссель 10 июля.

РБК-Украина: В начале июля 2010 года Верховная Рада, при Президенте Викторе Януковиче, приняла законопроект о внеблоковом статусе Украины. Какие Вам задачи ставил Янукович? Потому что как-то странно выглядело, и даже сейчас выглядит, что устанавливается внеблоковый статус, но вместе с тем назначается человек от Украины при НАТО.

Игорь Долгов: Я трижды работал послом и трижды меня назначали разные Президенты. Но главным является то, что как каждый государственный служащий, а особенно посол, я принимал присягу. Кому мы присягаем?

РБК-Украина: Народу Украины.

Игорь Долгов: Народу Украины. Следовательно, из этого надо исходить.

Относительно внеблокового статуса, хочу напомнить, что такие нейтральные страны, как Финляндия, Швеция, Австрия, сотрудничают с НАТО давно, успешно и эффективно. И имеют отличные показатели.

Армии и оборонительные системы этих стран полностью совместимы с вооруженными силами стран членов НАТО уже сейчас. Если бы народы и правительства этих стран выразили такое намерение, они бы уже сейчас могли стать членами НАТО.

Итак, они являются нейтральными, но полностью совместимы и эффективно сотрудничают с НАТО. Этого мы и должны добиваться сейчас.

В законе "Об основах внутренней и внешней политики Украины" было положения о внеблоковом статусе. Вместе с тем, предусматривалось развитие отношений конструктивного партнерства с НАТО.

То есть, сотрудничество с НАТО не прекращалась. Особое партнерство Украины с НАТО постоянно развивалось. Агрессия против Украины, конечно, в корне все изменила.

То, что удалось сделать во взаимодействии с НАТО в этот очень сложный для нашей страны, для нашего народа период от конца февраля (2014 года - РБК-Украина) до сегодня является крайне важным для Украины, для украинского оборонного сектора, и для будущего сближения нашего государства с Альянсом.

РБК-Украина: Как вы лично относились к законопроекту о внеблоковом статусе, который был принят на тот момент?

Игорь Долгов: Я исходил из того, что это временное явление. И надо работать так, будто его нет.

И именно так, кстати, Миссия Украины при НАТО и работала.

РБК-Украина: В декабре прошлого года были внесены изменения в этот закон, где была прописана будущая интеграция в НАТО. В Минобороны вы управляете евроинтеграционным направлением. А кто вообще в исполнительной власти является ответственным за эту интеграцию? У кого, скажем, спрашивать, почему мы до сих пор не в НАТО?

Игорь Долгов: НАТО это не только военный альянс. Это военно-политическая организация.

Чтобы интегрироваться в НАТО и претендовать на членство в Альянсе, необходимо трансформировать не только ВСУ, которые были бы полностью готовы к взаимодействию и совместимости с вооруженными силами стран членов НАТО, но и достичь демократических стандартов, обеспечить верховенство права, побороть коррупцию, реформировать экономику.

Именно эти направления отражены в документе, который называется "Годовая национальная программа сотрудничества Украины с НАТО". Программа охватывает практически все сферы деятельности правительства.

Итак, это задача всего правительства. Вместе с тем правительство действует на основании соответствующих решений, которые принимает Верховная Рада.

Безусловно, Президент, как глава государства, как Верховный Главнокомандующий, определяет внешнюю политику государства, а следовательно - и развитие отношений с НАТО.

РБК-Украина: То есть, Президент, как человек, который руководит или управляет всем этим процессом, является главным ответственным?

Игорь Долгов: Президент является Верховным Главнокомандующим и определяет внешнюю политику Украины.

РБК-Украина: Начиная от начала вашей работы, как главы Миссии Украины при НАТО сегодня, - насколько изменился диалог и сотрудничество с Альянсом, несмотря на отмену внеблокового статуса? 

Игорь Долгов: Если мы раньше могли говорить о диалоге и сотрудничестве, то в течение последнего года говорим о заинтересованом  партнерстве и интеграции.

НАТО с первых дней агрессии реагировало очень четко и остро. Но, к сожалению, мы не являемся членами НАТО, поэтому реакция НАТО является преимущественно политической.

Вместе с тем, были срочно задействованы все возможности практической помощи по всем возможным направлениям и каналам. В частности, программы помощи, которые были приняты на прошлогоднем саммите в Уэльсе, сейчас имплементируются и дополняются новыми направлениями.

Практически тоже многое делается. Об этом, к сожалению, украинское общество не всегда знает в том объеме, в котором бы хотелось.

Из последних примеров хотел бы назвать подготовку войск, наших подразделений, в соответствии со стандартами НАТО с привлечением инструкторов из стран-членов. Работали и будут продолжать работать американские, канадские инструкторы, военные специалисты из Великобритании.

Кстати, недавно с визитом в Украине находился министр обороны Великобритании. Он посещал полигон на Житомирщине, где 47 британских инструкторов готовят наших инструкторов, которые дальше будут распространять эти знания.

Приступили к работе литовские инструкторы, специалисты по подготовке сил специальных операции. И это все будет продолжаться.

Кроме того, есть трастовые фонды, которые непосредственно связаны с тем, чтобы улучшить ситуацию с обеспечением ВСУ. Я хотел бы назвать два из них.

Это так называемый фонд С-4, который направлен на усиление возможностей по управлению, коммуникации, контроле, киберзащите.

И второй фонд - это усовершенствование системы логистики.

По обоим есть очень существенные и важные для повседневной деятельности ВСУ практические шаги.

Например, в рамках фонда, который касается управления и связи в практической финальной стадии реализации находятся две первые части - это обеспечение украинских подразделений определенным количеством радиостанций для улучшения системы радиосвязи.

И второе - совершенствование системы контроля воздушного пространства над Украиной.

Если говорить о системе логистики, то уже широко известно в Украине о том, что Минобороны переходит на систему электронных закупок, и это уже дает результат. Но это только начало.

Потому что, когда мы закончим два пилотных проекта по переводу двух больших складов на электронную систему учета, движения, списание материальных ценностей, то далее мы эти технологии и стандарты НАТО распространим на всю систему обеспечения ВСУ.

РБК-Украина: Вся эта помощь за средства НАТО?

Игорь Долгов: Точнее сказать, не за средства НАТО, а за средства стран-членов НАТО.

РБК-Украина: В разрезе последних лет, например, с 2012 года, какой объем финансирования такой помощи?

Игорь Долгов: В 2012 году у нас было лишь два трастовых фонда. Сейчас есть пять и еще готовится к запуску два.

Два трастовых фонда касались профессиональной подготовки и социальной адаптации военнослужащих. Это тоже очень важное дело, и она продолжается.

Речь шла об организации различных курсов - языковых бизнес-курсов - которые бы помогли военнослужащим, которые увольняются из вооруженных сил, адаптироваться к гражданской жизни.

Это были небольшие объемы, если говорить о средствах. Примерно 400-500-600 тыс. евро в год.

РБК-Украина: Это в 2012 году?

Игорь Долгов: Да, это касается старых трастовых фондов.

Сейчас же у вновь созданных пяти фондах речь идет об объемах, превышающих в каждом случае 1 млн евро. И это не окончательные суммы - они будут наращиваться, еще не все страны сделали свои взносы.

Но главное - это не объемы финансирования. Дело в том, что эти механизмы позволяют создать модели, осуществить пилотные проекты.

В этом есть ценность этих проектов. Они позволяют потом повторять и распространять опыт на все подразделения и структуры.

РБК-Украина: Понятно, что Россия - против НАТО и любых воздействий на Украину со стороны Альянса. Таким увеличением сотрудничества Украина не боится еще больше разозлить Россию?

Игорь Долгов: Вопрос странный. Это, кстати, вопрос, который я очень часто слышу от западных журналистов. Но не думал, что украинская пресса тоже так может ставить такой вопрос.

Это решение, которые принимают Украина и НАТО. К чему здесь Москва?

Какое отношение имеет другая столица к тому, что мы сами решаем, какими средствами мы обеспечиваем безопасность? Это суверенное право каждого государства и каждого народа.

А если Москва считает иначе, она начинает агрессию. Россия не может смириться с тем, что Украина окончательно решила стать ближе и интегрироваться в Евросоюз и в НАТО.

В Кремле до сих пор мыслят категориями СССР, к сожалению.

РБК-Украина: В каких сегментах работы Минобороны и ВСУ мы только начинаем подниматься к тем стандартам НАТО, а к каким уже почти подошли?

Игорь Долгов: Посмотрите, с какими проблемами армия столкнулась с первых дней агрессии? Это - обеспечение и техника.

Мы продолжаем, к сожалению, в основном использовать образцы вооружения, которые были разработаны и начали производиться 10-15-20 лет назад.

Итак, существенный вопрос, который требует решения - это использование и развитие ВПК Украины для обеспечения потребностей ВСУ новыми образцами современного высокотехнологичного оружия и необходимого оборудования.

С чего начались поиски и активное взаимодействие с партнерами? На передовой, когда наши подразделения выдвинулись в зону проведения Антитеррористической операции, не было в достаточном количестве средств связи.

Как без связи управлять современным боем? Как вообще управлять войсками? Это невозможно. Полагаться на мобильные телефоны - это нонсенс. Следовательно, связь также требует усовершенствования и современных средств.

Средства обнаружения вражеской артиллерии, средства радиоэлектронной борьбы также имеющиеся в недостаточном количестве и требуют усовершенствования.

РБК-Украина: Ставка на внутреннее производство - это вынужденный шаг в условиях отказа иностранных партнеров поставлять летальное оружие?

Игорь Долгов: В определенной степени эти вопросы связаны. Но, если мы говорим о достижении определенных стандартов и обеспечении интересов национальной безопасности, то мы должны думать о производстве собственной продукции.

У нас есть потенциал научный, технический, технологический. У нас есть способные конструкторы, у нас есть заводы и цеха. У нас есть инженеры. У нас есть самолетостроение. У нас есть космическая отрасль.

У нас много чего есть. Надо все это использовать.

РБК-Украина: Каким образом? Потому что сейчас все это стоит.

Игорь Долгов: Я бы не сказал, что стоит. Скорее, работает не на полную мощность.

Каким образом? Есть два пути. Оба известны в Украине, в украинской оборонной промышленности.

Первый, наиболее активно развивался к агрессии, - это производство продукции для экспорта в другие страны.

Второй - это государственный заказ для нужд ВСУ.

Государственный заказ формируется, когда выделяются средства. Я не хочу вспоминать прежние времена.

Но, например, танк "Оплот", когда его уже сделали, когда его возили по всем выставкам, почти не закупался для ВСУ.

РБК-Украина: Почему все же нет четкого решения стран-членов НАТО и других стран о поставках летального оружия в Украину?

Игорь Долгов: Это надо спрашивать в столицах тех государств, которые еще не приняли решение.

Единственное, что хотел бы подчеркнуть - ни НАТО, ни Евросоюз не имеют собственного оружия. Это организации.

Поэтому сразу надо говорить о том, что эти переговоры и возможные поставки или закупки, или помощь должны происходить на двусторонней основе.

Владельцем этого (оружия, - РБК-Украина) является конкретное государство, конкретные вооруженные силы или конкретные правительства. Переговоры проходят. Ясно, что они непубличные, поэтому не ожидайте, что я что-то расскажу.

Отмечу лишь (и я надеюсь, что эти строки прочтут не только украинские читатели), что Москва не спрашивала никаких разрешений, отправляя на восток Украины танки, артиллерию, наемников.

Так почему опасаются те столицы, которые еще не приняли решение предоставлять оружие Украине, когда другая сторона цинично делает это уже больше года?

РБК-Украина: Понимаю, что, возможно, конкретно вы не сможете перечислить, какое летальное оружие нужно импортировать, но назовите хотя бы виды вооружения.

Игорь Долгов: Я не военный, поэтому мне трудно сказать, что нам больше нужно: ракетные комплексы или зенитная артиллерия.

Но противотанковые средства, наверное, нужны, - высокоточные, когда гарантированно цель будет поражена.

Этого не хватает, прежде всего, как средства сдерживания.

РБК-Украина: Вы же и далее продолжаете общаться с представителями НАТО. Есть единодушное мнение, что Украина в будущем должна стать членом НАТО?

Игорь Долгов: Говорить о единодушном мнении трудно где-то в Евросоюзе или в ООН, или в НАТО.

НАТО - это 28 стран. Со своими внутренними и внешними проблемами, со своими историческими традициями, стратегиями и планами.

Поэтому ожидать, что все как один заявят "хотим завтра видеть Украину в НАТО" - это было бы недальновидно. Да, есть разные мнения, взгляды.

И вы помните, что Украина уже делала попытку приобрести членство в НАТО - и чем эта попытка закончилась. Но, несмотря ни на что, после того Бухарестского саммита НАТО (в 2009 году - РБК-Украина), мы получили мощный инструмент сотрудничества с НАТО.

Это - годовая национальная программа. Фактически, это то же самое, что и План действий относительно членства, только с другим названием.

То есть, это рычаг и механизм сотрудничества, который НАТО применяло при подготовке страны для членства.

РБК-Украина: А от Генерального секретаря Столтенберга есть четкие сигналы?

Игорь Долгов: Да, от него есть четкие сигналы. Я надеюсь, что мы их услышим здесь, в Киеве во время его визита в Украину.

РБК-Украина: Когда?

Игорь Долгов: Об этом уже заявлено в штаб-квартире НАТО. Генеральный секретарь намерен посетить Украину в 20-х числах сентября.

РБК-Украина: Какой план визита Столтенберга?

Игорь Долгов: Визит Генерального секретаря НАТО - не первый в истории Украины. Но Йенс Столтенберг посетит Украину впервые.

И этот визит будет не только демонстрацией особого партнерства с НАТО. Предусматриваются также практические шаги по тем проектам, которые я называл и новые инициативы.

Мы надеемся, что будет подписано соглашение между правительством Украины и НАТО о официальное представительство НАТО в Украине. И много других практических вещей.

В частности, в эти дни в Украине пройдут международные учения по гражданской обороне в рамках сотрудничества с НАТО. Учения под названием "Украина-2015". Планируется, что Генеральный секретарь НАТО посетит открытие учений на Яворовском полигоне.

РБК-Украина: Когда целесообразно провести референдум по поводу вступления в НАТО? И стоит ли это делать вообще?

Игорь Долгов: Есть разные исторические примеры. В одних странах проводили референдум, в других - нет, и решения принимало правительство.

Что касается Украины, опять же, я хочу сослаться на те заявления, которые делал Президент Украины. Да, мы обязательно спросим у народа, хотим ли мы быть членами НАТО, мы готовы работать со всеми странами-членами Альянса и строить совместную систему безопасности.

Я надеюсь, что после событий, которые, к сожалению, не закончились, украинский народ окончательно сформировал свое мнение, что мы не имеем на сегодня других средств обеспечения нашей национальной безопасности, кроме как присоединиться к такой организации безопасности, как НАТО.

РБК-Украина: Все же во временных рамках - когда нужно проводить? Или это возможно только на завершающем этапе реформирования Минобороны и ВСУ, когда результаты будут наяву?

Игорь Долгов: Окончательные результаты мы увидим, когда мы восстановим суверенитет над всей территорией Украины и обеспечим неприкосновенность границ нашего государства.

РБК-Украина: В условиях, когда мы не можем вступить в НАТО, рассматривается ли вариант создания военного союза с соседними странами, которые тоже опасаются агрессии России? Возможно, даже на базе батальона "УкрПолЛитбриг".

Игорь Долгов: Украина имеет суверенное право создавать любые союзы, вступать в любые союзы. Это воля нашего народа и руководства государства.

Насколько это нужно - другой вопрос. И можно ли создавать квази-союз, оправданно ли это на конкретном этапе - я не готов комментировать.

То, что мы делаем в рамках сотрудничества с нашими соседями, безусловно, полезно всем участникам. То, что надо развивать такое сотрудничество, является очевидным. И для руководства Минобороны - это один из приоритетов.

То, что "УкрПолЛитбриг" -  не единственный пример, тоже известно. В частности, мы имеем многонациональный батальон "Тиса".

Вместе с тем, это не означает, что таким путем мы хотим создавать союзы. Внешняя политика Украины всегда была миролюбивой, ответственной и конструктивной.

Мы не хотим ни с кем воевать. Мы хотим создать вокруг себя дружескую атмосферу, которая позволит в полной мере использовать те преимущества, которые у нас есть.

РБК-Украина: Восстановление территориальной целостности, на ваш взгляд, каким путем нужно проходить: дипломатическим или военным? Или обеими?

Игорь Долгов: Я исхожу из того, что Президент четко обозначил позицию Украины, позицию государства и направление, куда должны быть направлены наши усилия в ближайшее время.

Мы продолжаем отстаивать мнение о том, что единственным возможным путем решения проблемных вопросов является политический. Не только потому, что сейчас 21 век, не только потому, что после Холодной войны весь мир много сделал, чтобы создать новую систему безопасности, которая из-за российской агрессии разрушена.

Надо ее восстанавливать.

РБК-Украина: Как видим, дипломатический путь не действует.

Игорь Долгов: Политический - не значит только дипломатический. Есть другие политические средства, в том числе и экономика.

РБК-Украина: ОДКБ, которая ранее в информационном поле была мифической структурой, в последнее время проводит много военных учений.

Игорь Долгов: Очень много - это сколько? Два.

РБК-Украина: По крайней мере, несколько тысяч войск учатся. Рассматривается возможная угроза от этой организации?

Игорь Долгов: Поскольку эта организация, как и некоторые другие проекты, инициированные Москвой, является искусственно созданной, вряд ли она может нести какие-то угрозы. ОДКБ - это скорее инструмент демонстрации былого влияния.

О чем постоянно твердит кремлевская идеология? О том, что Москва имеет право влияния на всю территорию бывшего СССР.

С чем мы категорически не соглашаемся и не готовы были мириться. А России надо демонстрировать, что это влияние есть. Для этого и создается Евразэс, таможенный союз, ОДКБ.

Да, обучение ОДКБ проводятся. Но ни в одной миротворческой операции или где-нибудь еще никакое ОДКБ не было задействовано.

А когда были попытки что-то активизировать, то очень быстро столицы стран-членов от этого дистанцировались.

РБК-Украина: По поводу государственного бюджета на 2016 год. Сейчас уже идет подготовка, согласование к формированию бюджета на следующий год. Для Минобороны, ВСУ сколько будете требовать или просить?

Игорь Долгов: Я не готов комментировать эти вопросы. Надо исходить из реальной ситуации.

Она, с точки зрения обеспечения ВСУ, не изменилась в смысле уменьшения потребностей. Потребности растут, потому что современное оборудование, современное вооружение - это ценные вещи.

Это не то, что можно обеспечить по малой цене. Соотношение расходов бюджета: сколько у нас и сколько практика мировая или "натовская".

Половина средств уходит на содержание...

РБК-Украина: Это мировая практика.

Игорь Долгов: Да. А из той половины, что остается, идет 30% на развитие, а 20% - на подготовку сил. У нас эти пропорции нарушении.

РБК-Украина: У нас 80% идет на содержание.

Игорь Долгов: Да. И это надо исправлять. Для того, чтобы исправлять, надо, конечно, думать о существенном увеличении расходов на оборону.

Беседовал Сергей Лефтер

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top