ru ua

Грэхем Тайли: “В случае полномасштабной разработки Юзовского месторождения инвестиции составят 3,75 млрд долл.”

Автор: RBC.UA
Интервью с главой компании Shell в Украине Грэхемом Тайли было записано накануне 3 августа, когда Shell подала заявку на участие в тендере на разработку Скифского месторождения на Черноморском шельфе. Поэтому Тайли в своих оценках относительно дальнейших планов компании в Украине был очень осторожен и больше рассказывал о работе на Юзовском месторождении и особенностях добычи сланцевого газа.

РБК-Украина: Как только Вы приехали в Украину, сказали, что Вас назначили сюда, чтобы найти газ. Вы выиграли первый тендер, то есть, получили доступ к поиску газа. Итак, сколько газа Shell планирует найти в Украине, не только на Юзовской платформе?

Грэхем Тайли: Природный газ является чрезвычайно важной составляющей энергетического баланса Украины. Он удовлетворяет около 40% потребности Украины в топливе.

Он также чрезвычайно важен для Shell. В этом году впервые в истории компании мы планируем добыть в мире больше газа, чем нефти. Это часть общемирового тренда, своеобразной моды на газ.

На это есть несколько причин, и я хотел бы выделить три главные. Во-первых, в мире имеются значительные запасы природного газа. Согласно результатам независимых исследований, при нынешних объемах добычи, запасов газа хватит еще на 250 лет.

Во-вторых, природный газ является приемлемым источником энергии. Сегодня, когда есть чрезвычайная обеспокоенность экологической ситуацией и парниковым эффектом, электростанции, работающие на природном газе, в среднем образуют на 50-70% меньше выбросов углекислого газа в атмосферу, чем например угольные станции при той же энергомощности.

В-третьих, природный газ является конкурентоспособным. Сегодня стремительно растет спрос на энергию. Поэтому очень важную роль играет, то, что природный газ является очень дешевым топливом по сравнению с другими видами топлива. Например, строительство угольной электростанции будет в 2-3 раза дороже, чем газовой. Атомная электростанция обойдется в 5 раз дороже. Когда мы говорим об энергии из современных ветровых парков, то речь уже идет о разнице в 10-15 раз.

РБК-Украина: Вы говорите, что газ является конкурентоспособным, дешевым и приемлемым. А насколько его добыча является безопасной?

Грэхем Тайли: Я уже говорил о том, что электростанции, работающие на природном газе, образуют гораздо меньше выбросов углекислого газа в атмосферу, нежели другие виды электростанций. Относительно других экологических аспектов использования природного газа в энергетике, то, увы, у меня сейчас нет конкретных цифр, но я с уверенностью могу сказать, что использование природного газа в энергетике требует гораздо меньше воды, чем другие виды топлива.

Возвращаясь к ответу на ваш вопрос о том, сколько газа я планирую найти в Украине, должен сказать, что на него непросто ответить. Сегодня данные о запасах традиционного и нетрадиционного газа в Украину еще не подтверждены. Озвучивать какие-то конкретные цифры слишком рано.

Кроме того, даже оценив запасы нетрадиционного газа, надо учитывать, можно ли этот добывать экономически выгодным способом. И это далеко не последний фактор, который нужно учитывать.

РБК-Украина: Детализируем данные по проектам по добыче газа уплотненных песчаников. О каких суммах инвестиций идет речь и на каких условиях?

Грэхем Тайли: Давайте сначала разберемся в понятиях. Деятельность Shell в Украине связана с разработкой потенциала газа уплотненных песчаников. Есть разные классификации так называемого нетрадиционного газа, который, кстати, по своему химическому составу ничем не отличается от традиционного. Это тот же природный газ.

Разница состоит лишь в способе его залегания в породе. Обычно выделяют три подтипа нетрадиционного газа, а именно сланцевый газ, газ уплотненных пород и метан угольных пластов. Общая черта этих ресурсов - газ содержится в очень плотной породе (в сланцах, уплотненных породах (например, песчаниках), угольных пластах). Поэтому для их разработки мы должны применять такие технологии, как гидроразрыв.

Сейчас Shell задействована в двух проектах в Украине. Они находятся в Харьковской и Донецкой областях. На этой карте можно увидеть два больших участка (рис. 1), на которых будет работать наша компания. Красным обозначены те лицензионные участки, разработка которых предусмотрена вместе с нашим партнером ГК «Укргаздобыча». В сентябре прошлого года мы переподписали договор о совместной деятельности и уже в этом году мы готовы начинать работы.

Грэхем Тайли: “В случае полномасштабной разработки Юзовского месторождения инвестиции составят 3,75 млрд долл.”

Желтым обозначен Юзовский лицензионный участок. В результате конкурса мы получили право подписания соглашения о разделе продукции по этому участку. Результаты конкурса были согласованы межведомственной комиссией, а также Кабинетом министров. Сейчас мы находимся в процессе переговоров о подписании того самого соглашения о распределении продукции. До его подписания никакие работы не начнутся.

Важно отметить и то, что мы считаем, что большинство газа в этих проектах находится не в сланцах, а в уплотненных песчаниках.

Главная разница между сланцевым газом и газом уплотненных песчаников в глубине. Скважины для добычи сланцевого газа имеют глубину 2-2,5 км. Если добывать газ из уплотненных песчаников, то нужно бурить скважины 4-6 км (рис. 2). Поэтому, когда мы говорим о влиянии технологии гидроразрыва на грунтовые воды, которые используются для питья или полива, то надо помнить, что между местом проведения гидроразрыва и грунтовыми водами находятся километры и километры непроницаемых пород.

Грэхем Тайли: “В случае полномасштабной разработки Юзовского месторождения инвестиции составят 3,75 млрд долл.”

Вы спросили об инвестициях. Если говорить о договоре о совместной деятельности, то мы обязались оплатить расходы до 200 млн долл. на этапе предварительной разведки. Сейчас мы готовимся к бурению своей первой скважины и занимаемся подготовкой бурового площадки. Финансовые обязательства по Юзовской области будут окончательно определены в соглашении о распределении продукции.

Общий объем инвестиций по каждому из этих двух проектов будет зависеть от успешности каждой фазы проекта.

РБК-Украина: Министр финансов Юрий Колобов недавно сказал, что для того, чтобы выиграть тендер по Юзовском и Олесском месторождениях, одна из компаний предложила Украине финансовый бонус - 360 млн долл. Был ли это был бонус от вашей компании и, все же, в какую сумму вообще обойдется Shell разведка на Юзовской газоносной платформе?

Грэхем Тайли: Мы не имеем никакой информации о том, что предложили другие компании в своих конкурсных предложениях.

Сейчас все финансовые аспекты нашей конкурсного предложения все еще остаются конфиденциальной информацией. Стоит отметить, что в этом проекте участвуют разные стороны - и государство Украина, и компания «Надра Юзовская», поэтому я не могу своим единоличным решением открывать какую-либо информацию.

Мы можем говорить только о тех фактах, которые установлены самим конкурсом. В его условиях отмечалось, что компания-участник должна составить предложение таким образом, чтобы инвестиции в первый этап геологоразведки составляли не менее 200 млн долл. В случае успеха этого этапа и перехода к полномасштабной разработке инвестиции должны составить 3,75 млрд долл. Вы можете быть уверены, что наше конкурсное предложение, как минимум, включало упомянутые суммы.

РБК-Украина: Указанные проекты - это все проекты Shell в Украине, или есть и другие?

Грэхем Тайли: Юзовский лицензионный участок, а также лицензионные участки, которые мы разрабатываем с «Укргаздобычей», находятся в геологическом бассейне Днепровско-Донецкой впадины. Несколько лет наши геологи занимались подробным изучением этой впадины и именно наша компания предложила вынести Юзовский участок на конкурс о распределении продукции. Одновременно мы заинтересованы в увеличении нашего присутствия в Украине, например, путем участия в проектах на шельфе Черного моря. Вы наверное слышали о том, что в 2006 г. мы участвовали в конкурсе по Прикерченскому участку.

РБК-Украина: Есть также Сhevron, которая выиграла тендер по Олесскому участку. Вы координирует свои действия с Сhevron, планируете с ней сотрудничать в рамках разведочных работ?

Грэхем Тайли: Конечно, есть некоторые сферы в нашей области, где мы могли бы сотрудничать с Сhevron. Но, если говорим об Украине, то следует помнить, что Олесский участок, право на разработку которого получила компания Сhevron, находится в Львовско-Волынском бассейне, а наш - в Днепровско-Донецком. Расстояние между ними довольно значительно, геологические условия совершенно разные, и поэтому мы не видим возможностей для тесного сотрудничества.

В то же время, есть другие сферы, где наша компания сотрудничает в Украине с другими компаниями. Например, в нашей промышленности есть общая практика делиться оборудованием, сейсмическими бригадами. Мы всегда поддерживаем связь с другими компаниями. Также могу привести пример сотрудничества нашей и других иностранных компаний с украинскими правительственными учреждениями через такие организации, как Американская Торговая Палата (АТП) или Европейская Бизнес Ассоциация. Это общая практика и например в прошлом году правительство Украины обращалось к АТП с вопросами относительно соглашений о разделе продукции и предложений, которые могли бы выдвинуть крупные международные нефтегазовые компании с целью улучшения законодательства в этой сфере.

Сфера, в которой вы точно увидите сотрудничество между компаниями Shell и Сhevron - это сфера отношений с общественностью, публичных заявлений. Мы будем повышать осведомленность населения о добыче нетрадиционного газа и предоставлять людям информацию о том, что и как мы делаем. Также мы будем работать над тем, чтобы развеять некоторые старые мифы о гидроразрыве и других технологиях.

РБК-Украина: Кстати, безопасность технологии гидроразрыва очень беспокоит экологов.

Грэхем Тайли: Технология гидроразрыва успешно и безопасно применяется уже более 60 лет, в том числе, и в Украине. Сейчас вопрос стоит не в том, безопасна эта технология или нет, а в том, выдерживаются ли нормы, регулирующие безопасность ее применения.

Кстати, в Украине проведение гидроразрыва очень строго регулируется законодательными актами. Прежде всего, применение технологического процесса гидроразрыва является частью технического проекта по испытанию и эксплуатации каждой отдельной скважины. Этот проект разрабатывается в сотрудничестве с украинскими научно-исследовательскими учреждениями и утверждается государственными органами по надзору за безопасностью труда, санэпидемическим благополучием населения, пожарной безопасностью, охраной окружающей среды и т.д.

После получения выводов этих инстанций, проект проходит процедуру экспертизы, результаты которой выносятся на согласование местной общины. То есть, применение гидроразрыва согласовывается как с государственными органами, так и с представителями общественности.

РБК-Украина: В мире нетрадиционный газ добывают недавно и окончательно трудно сказать обо всех последствиях, которые будет иметь этот процесс на земную кору. В то же время, сейсмологи США отмечают резкое увеличение землетрясений в районах добычи нетрадиционного газа. Что вы будете делать для того, чтобы избежать землетрясений в Украине, которая находится на стыке двух тектонических плит?

Грэхем Тайли: Компания Shell проектирует и испытывает герметичность своих скважин на соответствие строгим требованиям, которые базируются на наших мировых стандартах, а также с учетом местных геологических условий и окружающей среды. В случае работ на новых территориях, мы проводим геологические и геофизические исследования.

Перед началом работ мы внимательно выбираем место бурения и проектируем скважину во избежание геологических опасностей или аномалий, таких, как наличие приповерхностного газа и разломов. Данные, которые мы получаем в процессе бурения, также помогают нам определять геологические особенности окружающих пород. Это позволяет проводить работы безопасно и точно планировать свою деятельность.

РБК-Украина: Но украинские экологи говорят, что на территории Юзовского участка находятся несколько природных заповедников, один из которых - «Святые горы» - чрезвычайно ценен. Вместе с тем, законодательство Украины не позволяет бурить на сельскохозяйственных угодьях. Насколько большой урон будет нанесен заповедникам?

Грехем Тайли: Во-первых, украинским законодательством запрещается деятельность, связанная с разработкой полезных ископаемых на территориях природных заповедников. Кроме того, согласно ответственному подходу компании Shell, до начала работ проводится комплексная оценка потенциального воздействия деятельности на окружающую среду и местные общины. Согласно ей определяются территории, имеющие особую ценность для сохранения биоразнообразия, перспективные территории природно-заповедного фонда, а также места, которые особенно важны для рекреационной деятельности местного населения. Компания Shell планирует свою деятельность с учетом выводов такой оценки, с целью максимального уменьшения влияния своей деятельности на окружающую среду.

Беседовали Антон Подлуцкий и Татьяна Шпайхер
Окончание интервью