На грани перемен: как прошли выборы президента в Беларуси

Минск, Понедельник 10 августа 2020 07:55
На грани перемен: как прошли выборы президента в Беларуси
Лукашенко не планирует оставлять президентское кресло (Фото: kremlin.ru)
Автор: Милан Лелич

Еще до объявления результатов президентских выборов в Минске и других городах Беларуси начались жесткие столкновения между силовиками и протестующими. Недовольные 26-летним правлением Александра Лукашенко белорусы не хотят, чтобы он продлил свою каденцию еще на пять лет. Исход этого противостояния пока непонятен. О том, как проходила президентская гонка – в материале РБК-Украина.

В Беларуси вчера, 9 августа, завершилось голосование на президентских выборах. Согласно данным провластного экзит-полла, Александр Лукашенко одержал на них уверенную победу, набрав почти 80% голосов. Его основная конкурентка Светлана Тихановская - менее 7%.

Видимо, примерно такими же будут и официальные итоги выборов. По крайней мере, в 2015 году данные подобного экзит-полла менее чем на один процент отличались от официальной цифры ЦИК, которая тогда зафиксировала победу Лукашенко с результатом в 83,5%.

Лукашенко, судя по всему, решил не снижать планку, несмотря на то, что падение его популярности в белорусском обществе очевидно. В отсутствие какой-либо независимой социологии достаточно взглянуть на многотысячные акции оппозиции в белорусской глубинке и длиннейшие очереди перед избирательными участками, в которых люди были настроены явно не за Лукашенко.

Очевидно, его рейтинг выше 3%, ставшими одним из главных мемов избирательной кампании, но все же наверняка ниже 80%.

"Серьезно занизить, показав результат меньше 80%, Лукашенко не может, чтобы номенклатура не зашепталась, что вождь ослабел, что "Акела промахнулся", он боится этого", – говорит руководитель аналитических проектов информационной компании "Белапан" Александр Класковский.

Примечательно, белорусские медиа не из провластного лагеря даже не допускают мысли о каком-то прозрачном и честном подсчете голосов. Все сходятся на том, что Лукашенко сам определит, сколько белорусов за него проголосовали. Собственно, белорусские избирательные процедуры и течение кампании других вариантов и не оставляют.

Неожиданный оппонент

Нынешняя избирательная кампания в Беларуси резко выделялась среди предыдущих. В стране действительно намечались конкурентные выборы. Впрочем, в середине лета могло показаться, что власть перехватила инициативу. Тогда в регистрации отказали двум основным конкурентам Лукашенко – Виктору Бабарико и Валерию Цепкало, первый отправился за решетку, а второй, спустя некоторое время – в эмиграцию.

Еще одному оппозиционеру, Сергею Тихановскому, ранее отказали даже в регистрации инициативной группы по сбору подписей для выдвижения, поскольку он также находился под арестом. Но кандидатом стала его жена Светлана, которая, неожиданно для многих, и оказалась центральной фигурой всей предвыборной гонки.

Очевидно, власть просто не восприняла ее всерьез – обычную женщину, далекую от политики, которая признавалась, что больше всего любит жарить мужу котлеты. Причем Лукашенко не скрывал своего явного презрения к конкуренту до самого дня голосования.

"С регистрацией Тихановской власть просчиталась, о чем пожалела. Возможна такая версия: вот они повырубали этих мужиков, Тихановского, Цепкало, Бабарико – и решили, что можно сделать широкий жест, зарегистрировать ее ради плюрализма, ради хохмы, чтобы потом облить ее черным пиаром, поиздеваться над ней", – сказал РБК-Украина Александр Класковский.

На грани перемен: как прошли выборы президента в Беларуси

Светлана Тихановская (Фото: facebook.com)

Тем не менее, сама Тихановская в политическом смысле росла от митинга к митингу, из обычной домохозяйки, чувствующей себя явно не своей тарелке, до вполне умелого политического трибуна, заводящего толпу на митинге и вступающего в переклички с народом.

Тихановской очень помогло и создание объединенного оппозиционного штаба – к ней примкнули жены незарегистрированных кандидатов Цепкало и Бабарико: Мария Колесникова и Вероника Цепкало вместе со своими командами. Была создана узнаваемая айдентика кампании: сжатый кулак, сердечко и знак V (победа).

"Я не шла к президентской должности, я была обычной мамой и женой. Я очень неуверенно вступила на этот путь, вы помните, какой я была. День за днем я вижу, кто приходит поддержать меня. Мне кажется, что я не заслужила этого места", – заявила Тихановская на одном из митингов.

Публика, которая собиралась ее послушать была не только многочисленной – например, более тысячи человек 18-тысячном городке Глубокое в будний день, совершенно космическая для Беларуси цифра, или же рекордные 63 тысячи в Минске. Она еще и очень разношерстная. Визуально на митингах Тихановской, конечно, доминировали бело-красно-белые флаги, но были и заметны люди с георгиевскими ленточками, и даже с советской символикой.

Эта деталь очень хорошо демонстрирует саму сущность оппозиционной кампании на этих белорусских выборах. Она сводится к одному-единственному пункту – долой Лукашенко. Именно это объединяет белорусов разного возраста, социального статуса и политических взглядов.

Вопросы геополитического выбора, национальной идентичности, статуса белорусского и русского языков и тем более, экономических и социальных реформ, во время кампании вообще не звучат. "Юридически Крым – украинский, фактически он – российский, и не мучайте меня больше", – так ответила Тихановская на особо интересующий украинцев вопрос о статусе оккупированного Россией полуострова.

Собственно, ее предвыборная программа сводилась к нескольким пунктам: победить на выборах, выпустить всех политзаключенных, провести новые, честные и прозрачные выборы. На этом свою функцию Тихановская называла оконченной.

Но ее нежелание четко определяться с геополитическими взглядами, отношением к России и национальной идентичности белорусов оттолкнуло от Тихановской часть "старой", национал-демократической и проевропейской оппозиции и их сторонников.

За Тихановской они увидели след Кремля, усиленный непонятными российскими связями ее арестованного мужа. А задачей Тихановской – выбить из кресла Лукашенко, который годами опирается попыткам России провести "углубленную интеграцию", де-факто, присоединение Беларуси.

Парадоксальным образом, Лукашенко, который в глазах значительной части белорусов является абсолютно пророссийским политиком, по версии некоторых, является в то же время последним предохранителем от потери страной независимости.

"В лаптях и без штанов"

Как и у оппозиции, повестка кампании Лукашенко тоже фактически состояла из одного пункта – остаться на своем посту, иначе Беларуси придет скорый конец. Безусловно, действующий президент рассказывал о масштабных планах на следующую пятилетку (в Беларуси до сих пор используется такой инструмент планирования), вроде строительства новых предприятий, обещал рост зарплаты в два раза и так далее. Но все это так или иначе звучало от президента на протяжении последней четверти века.

Главным же образом кампания Лукашенко строилась на страхе. Во-первых, перед экономическим кризисом. Главным жупелом выступают 90-е годы, во время которых, по версии Лукашенко, белорусы жили просто в запредельной нищете.

"Они (молодые оппозиционеры, - ред.) не помнят Беларусь, из которой мы выходили с вами в лаптях и без штанов в середине 90-х", – заявлял Лукашенко во время кампании. Образы лаптей и отсутствия штанов вообще были одними из самых популярных страшилок белорусского президента.

Главный акцент делался на внешней угрозе, на этот раз уже не со стороны Запада, а со стороны России. Каждый день Лукашенко рассказывал о злых силах, которые хотят уничтожить независимость Беларуси, более или менее прозрачно намекая на Россию, а иногда и заявляя об этом прямым текстом. Но при этом президент оставлял себе место для отступления, рассуждая о "фактически одном народе" и русских – "старших братьях".

На грани перемен: как прошли выборы президента в Беларуси

Лукашенко рассчитывает остаться на 6-й срок и править страной свыше 30 лет (Фото: kremlin.ru)

Естественно, в эту канву отлично укладывается и нашумевшая история с задержанными в Беларуси боевиками отряда ЧВК Вагнера.

Белорусские собеседники РБК-Украина рассказывают, что официальной версии – "вагнеровцы" прибыли с целью дестабилизации обстановки в стране во время выборов – верит мало кто. Помимо многочисленных нестыковок, свою роль играет и плохая "кредитная история" белорусских властей.

Иностранные боевики неизменно "появлялись" в стране во время любых более-менее заметных политических событий. После чего столь же неожиданно "исчезали". И их появление накануне самых напряженных в стране выборов, еще и фактически анонсированное самим Лукашенко, вызывает обоснованный скепсис.

Иногда выступления белорусского лидера могли и полностью запутать аудиторию. "Честно признаюсь, и, наверное, вы мне нового не скажете: мы не знаем, на что они (враги, - ред.) способны. Мы даже не знаем, кто они. Или это американцы с натовцами, или из Украины нас кто-то поджимает, или нас восточные братья так сильно "любят" – мы даже не знаем. Идет гибридная война против Беларуси, и мы должны ждать пакостей с любой стороны. Что мы, кстати, и делаем", – заявил Лукашенко на встрече с силовиками за несколько дней до голосования.

Угроза "интеграции"

Белорусские избирательные процедуры прописаны таким образом, что не оставляют оппозиции почти никакого шанса на надлежащий контроль за выборами. В этом году оппозиционеры получили лишь нескольких членов комиссий на всю страну.

Похожая история и с наблюдателями. Здесь белорусской власти пришлась очень кстати пандемия коронавируса. Под этим поводом количество наблюдателей на участке ограничили пятью людьми, при этом приоритет оказался у представителей провластных организаций.

Независимым наблюдателям приходилось заглядывать в окна, чтобы видеть, как проходит избирательный процесс – в ответ некоторые комиссии зашторивали или даже заклеивали стекла.

На грани перемен: как прошли выборы президента в Беларуси

Независимый наблюдатель на выборах в Беларуси (Фото из социальных сетей)

Огромную роль в определении результатов выборов сыграла и предусмотренная законодательством процедура досрочного голосования, начавшаяся еще 4 августа. По официальным данным, явка была беспрецедентно высокой - 41,7%, по заявлениям оппозиции, ее завышали в несколько, а иногда даже в десять раз. В итоге, 9 августа, в день основного голосования, на некоторых участках в Минске суммарная явка превысила 100%.

Белорусская оппозиция загодя готовилась к тому, что ЦИК объявит уверенную победу Лукашенко. Но прямых призывов выходить на акции протеста со стороны Тихановской и ее соратниц не звучало – по белорусским законам это могло бы закончиться снятием с регистрации.

В соцсетях широко разошелся план действий, подготовленный белорусскими политическими блогерами. Он предусматривает массовый сбор граждан возле избирательных участков, а потом – в центрах своих городов. В случае объявления Лукашенко победителем людей призвали к всеобщей забастовке с 10 августа и одновременному блокированию зданий местных администраций.

Белорусские собеседники РБК-Украина накануне дня голосования допускали разные варианты поведения власти – в том числе и достаточно умеренный, без жестких разгонов и массовых задержаний, чтобы не создавать "картинку" для Запада.

Но вскоре после закрытия участков стало очевидно, что был избран жесткий сценарий. Минск и другие крупные города оказались фактически заблокированы, начались серьезные перебои с интернетом и мобильной связью, первые столкновения с применением силовиками резиновых пуль и светошумовых гранат.

Вполне вероятно, что на этот раз, пользуясь мощнейшим силовым и административным ресурсом, Лукашенко снова удастся устоять. Но с окончанием акций протеста его проблемы вряд ли закончатся.

"Люди видят, что это тупик, что у Лукашенко нет ответов на интересующие их вопросы, он не знает, что делать с экономикой, как развивать страну. Продвинутую молодежь эти страшилки про 90-е не устраивают. Страна переросла своего первого президента, и эта коллизия никуда не денется", – сказал Класковский.

На грани перемен: как прошли выборы президента в Беларуси

Протесты в Беларуси (Фото: tut.by)

Тем временем, главным бенефициаром происходящего вполне может оказаться Россия, которой для этого даже не понадобится ничего делать. В случае жесткого разгона акций протеста Лукашенко опять порвет отношения с Западом, которые только-только начали улучшаться. Его легитимность внутри белорусского общества в любом случае будет подорвана.

А ресурсы для удержания социально-экономической стабильности в стране может предоставить только Россия, естественно, в обмен на "углубленную интеграцию", которой Лукашенко так долго опирался. И у бессменного белорусского лидера может просто не оказаться других вариантов.

Хотя по вопросу независимости страны в белорусском обществе, похоже, сложился уверенный консенсус. И агрессивные действия РФ, даже согласованные с официальным Минском, вполне смогут опять взорвать ситуацию.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь