Филипп Ильенко: Или мы вводим сбор, или у нас не будет национального кино

Ф. Ильенко

Председатель Государственного агентства по вопросам кино Филипп Ильенко в интервью РБК-Украина рассказал о том, какие права получило Госкино с принятием закона о запрете российских пропагандистских фильмов, о перспективах украинского кино, об информационной войне с Россией, а также о том, когда уйдет в небытие Кобзон.

Председатель Государственного агентства по вопросам кино Филипп Ильенко в интервью РБК-Украина рассказал о том, какие права получило Госкино с принятием закона о запрете российских пропагандистских фильмов, о перспективах украинского кино, об информационной войне с Россией, а также о том, когда уйдет в небытие Кобзон.

РБК-Украина: В госбюджете на 2015 год предусмотрено 74 млн гривен на развитие украинского кино. На что может хватить этих денег?

Филипп Ильенко: Фактически именно на программу создания фильмов в бюджете предусмотрено около 64 млн гривен. Но в целом сумма больше, поскольку предусматривает и другие расходы: содержание аппарата Госкино, финансирование центра Довженко, финансирование Союза кинематографистов, выплату премий им. Довженко и грантов Президента, стипендии Олегу Сенцову, а также финансирование различного рода мероприятий, т.е. фестивалей как в Украине, так и нашего участия в них за рубежом.

В прошлом году после секвестра уровень соотношения плана и факта по финансированию составил 46%, то есть меньше половины запланированного. В связи с общим сокращением это привело к тому, что мы, во-первых, не смогли запустить в прошлом году ни одного нового проекта, за исключением Грантов Президента, то есть не подписали ни одного нового контракта. Во-вторых, фактически большинство тех проектов, которые были начаты, сейчас приостановлены, поскольку даже то небольшое финансирование, уже поступившее, поступило несвоевременно и, соответственно, это сделало невозможной съемку летней натуры и создало существенные проблемы для кинопроизводителей.

Сейчас у нас в целом подписано договоров на сумму около 120 млн. гривен. Эти проекты на разном этапе выполнения, поэтому очень трудно говорить о начале новых.

РБК-Украина: То есть надо полагать, что украинский зритель в ближайшей перспективе сможет увидеть достаточно малое количество фильмов отечественного производства?

Филипп Ильенко: Если не будет увеличено государственное финансирование, то вряд ли удастся в 2015 году запустить новые проекты. Разве что за счет грантов Президента.

К примеру, в прошлом году за грант Президента был снят один фильм, и 3 февраля состоялась премьера. Это короткометражный документальный фильм с игровыми элементами о начале творчества Александра Довженко, называется "Александр Довженко. Одесский рассвет".

Я надеюсь, его можно будет увидеть на телевидении. Мы сейчас будем общаться по этому поводу с телеканалами.

РБК-Украина: Расскажите подробнее, какие российские фильмы и сериалы могут быть запрещены в ближайшее время?

Филипп Ильенко: 5 февраля был принят в целом закон авторства народных депутатов Николая Княжицкого и Вадима Денисенко относительно защиты информационного пространства, где фактически расширяются полномочия Госкино. Также есть много и других новаций законодательства, которые дают инструментарий для запрета этих фильмов с достаточно серьезными критериями ограничения.

РБК-Украина: Какие основные?

Филипп Ильенко: Вводится критерий запрета фильмов, сериалов и любого киноконтента, который содержит популяризацию военных формирований, спецподразделений полиции Российской Федерации. Речь идет о всех фильмах, содержащих элементы пропаганды российских силовых структур. Но это не значит что фильм, в котором фигурирует персонаж-представитель этих структур, автоматически подпадает под запрет. Квалифицирующим признаком является именно наличие факта пропаганды, то есть глорификация, создание положительного имиджа. И этот вопрос будет определяться специальной комиссией, действующей при Госкино.

Без ложной скромности скажу, что начали этот процесс именно мы, в Государственном агентстве Украины по вопросам кино, потому уже за полгода было запрещено около 200 пропагандистских фильмов и сериалов. И это было наше решение, и мы взяли на себя за это ответственность.

Мне очень приятно, что Верховная Рада Украины, депутатский корпус принял политико-правовое решение для того, чтобы определить отношение к этому на законодательном уровне. Это, несомненно, беспрецедентное событие в истории Украины. Я думаю, что дата 5 февраля будет знаковой для нас, потому что впервые на уровне законодательства были введены прямые меры относительно защиты украинского информационного пространства.

Нельзя быть независимым, если ты в культурном плане полностью контролируемый. И я глубоко убежден, что если с наших экранов исчезнут российские фильмы и сериалы, мы через несколько лет станем самодостаточной нацией. Мы забудем, кто такой Охлобыстин, мы не будем знать, кто такой Пореченков, мы даже не будем обращать внимания на его приезд и пулеметную очередь, - в информационном плане для нас этот человек не будет отличаться от рядового террориста или сепаратиста.

А "Интер" не будет показывать Кобзона, потому что редакторы "Интера" не будут знать, кто такой Кобзон. Вот и все.

РБК-Украина: Подозреваю, что на это может уйти десятки лет...

Филипп Ильенко: Нет. Для этого нужно не так и много времени, поверьте... Это как латинское выражение Sic transit Gloria mundi - мирская слава проходит очень быстро. А большинство известных людей думают, что слава теперь на всю жизнь. Но как только они исчезают из информационного пространства - год-полтора и никто уже и не вспоминает о них.

РБК-Украина: А какие санкции предусмотрены за нарушение запрета?

Филипп Ильенко: Существенные штрафы. За каждое нарушение - до пятидесяти минимальных заработных плат.

РБК-Украина: Что, по Вашему мнению, делать телеканалам, которые закупили российский контент?

Филипп Ильенко: А что делать людям, которые были мобилизованы, попали в донецкий аэропорт и погибли там от рук российского спецназа или российских "градов"? Как жить сейчас их близким и родным?.. Почему мы говорим о деньгах, когда речь идет о человеческих жизнях? У нас сейчас фактически идет необъявленная война, нам нельзя сейчас мыслить категориями торговли, бизнеса. Сейчас нужно мыслить категориями национальной безопасности.

У нас ежедневно гибнут люди, наши ребята гибнут за территориальную целостность, независимость, суверенитет нашей страны. Мы должны об этом думать... И кстати, сотрудников Госкино тоже мобилизуют - начальник одного из наших управлений уже на полигоне готовится к войне.

РБК-Украина: Как изменилось сотрудничество в сфере кинопроизводства между Украиной и Россией после аннексии Крыма и военной агрессии на Донбассе? Существует ли оно вообще на данный момент?

Филипп Ильенко: Сотрудничество существует на разных уровнях. До сих пор продолжается создание российских сериалов и телефильмов в Украине. Но, конечно, уже не в том объеме, как раньше.

Например, сейчас на Берлинском фестивале состоялась премьера ко-продукции Украины и России. Это фильм "Под электрическими облаками" Алексея Германа-младшего, и это позитивный пример сотрудничества... Это одна его форма.

Другая форма "сотрудничества", когда Россия сюда продает свой пропагандистский продукт и навязывает нам свою идею, которая прославляет российские спецподразделения, полицию... А что это такое? Это создание у зрителя, скажем, определенных ожиданий и лояльности к этим спецподразделениям, потому что там показаны российские полицейские, российские спецназовцы, которые, конечно же, являются положительными персонажами, они борются с преступностью, защищают простых граждан, они честные и красивые. Вот и создается такой себе имидж и ожидания от таких подразделений, а потом выходят люди-зрители и кричат: "Путин, введи войска!", потому что они думают, что введут тех длинноногих женщин и мужчин-блондинов с голубыми глазами и честными прямыми взглядами...

Вы посмотрите эти фильмы - Ленни Рифеншталь нервно курит в сторонке. И люди думают, что все хорошо и сейчас придет этот долгожданный "русский мир", который ассоциируется со всем позитивом. А потом приходит Гиркин и Моторола... В этом плане мы проиграли не только информационную войну, мы проиграли культурное пространство.

РБК-Украина: Ни для кого не секрет, что в Украине откровенно нарушается законодательство в области авторского права. Что может быть сделано относительно авторских прав в ближайшее время?

Филипп Ильенко: К сожалению, это так, особенно это касается Интернета. А еще не было политической воли, чтобы бороться с пиратством. Я думаю, что евроинтеграционный процесс повлияет на этот вопрос и в этом даже не стоит сомневаться, потому что это условие интеграции с цивилизованными рынками - защита интеллектуальной собственности. Для украинской киноиндустрии очень важно навести в этом порядок, и это будет способствовать развитию и кинотеатрального проката, и новых рынков - например, легальных он-лайн кинотеатров, - что позволит добиться увеличения доходов от просмотров.

РБК-Украина: По словам министра культуры, развитие украинского кинопроизводства крайне нуждается во введении специального сбора. Каково Ваше мнение относительно этого?

Филипп Ильенко: Идея сбора на развитие национального кино актуальна и правильна и, на самом деле, не нова. Первый раз она появилась и была материализована в виде соответствующих проектов еще в 1992-1993 гг., когда в Украине действовал Государственный фонд кинематографии. Тогда его возглавлял мой отец Юрий Ильенко, который эту концепцию сбора на развитие кино и разработал. Потом этот фонд был ликвидирован, и на некоторое время идея спецсбора отодвинулась на второй план. То есть этой идее уже более 20 лет.

Я сторонник подобной стратегии и необходимости введения такого сбора, поскольку это мировая практика. Во Франции она была реализована еще в 50-х гг., в Польше - в 2004 году, и это привело к бурному развитию киноиндустрии.

Это необходимый шаг, без этого шага я вообще не вижу перспективы развития украинского кино, то есть будем называть вещи своими именами: или мы вводим сбор, или у нас не будет национального кино.

РБК-Украина: Когда этот вопрос может быть вынесен на рассмотрение Рады?

Филипп Ильенко: В ближайшее время проект соответствующего закона, после согласования с министерствами и центральными органами исполнительной власти, будет вынесен на рассмотрение правительства, и, в случае его одобрения правительством, будет внесен в Раду.

РБК-Украина: Кто должен осуществлять администрирование сбора, а в дальнейшем заниматься распределением этих средств? Кто должен определять его размеры?

Филипп Ильенко: Размеры этого сбора будут определяться в Налоговом кодексе. Собирать его будет фискальная служба. Распределение, в принципе, уже предусмотрено действующей редакцией закона о кинематографии. 20-я статья предусматривает введение такого сбора, создание специального счета и соответствующего совета, который будет контролировать эти расходы. Совет также будет утверждать, какой конкретно проект финансировать, а практическую работу, реализацию проектов и решения текущих вопросов, будет осуществлять Госкино.

РБК-Украина: Что будет сделано в ближайшее время для развития Национальной киностудии художественных фильмов им. Довженко?

Филипп Ильенко: Студию нужно модернизировать, в первую очередь, как современную кинопроизводственную фабрику. Сделать это можно лишь при одном условии, если студия будет реформирована, в том числе и на уровне ее организационно-правовой формы. Сразу говорю: это не означает приватизацию, это означает отход от такого рудимента советской правовой системы и советской системы хоз. управления как организационно-правовая форма "государственное предприятие". Это абсурдное образование, определенное абсурдным документом, который называется Хозяйственный кодекс Украины. Хозяйственный кодекс Украины еще можно переименовать на "Совковый кодекс Украины" в экономическом плане. В нашей стране существует гражданский кодекс, который в достаточной мере регулирует рыночные отношения.

Студия должна быть хозяйственным обществом. Пусть там будет 100% государственной собственности, пусть корпоративные права управляются Фондом госимущества, а лучше все-таки, чтобы они управлялись Министерством культуры или Госкино как людьми, которые имеют отношение к отрасли и понимают, чем металлопрокат отличается от производства фильмов, и, собственно говоря, тогда у студии будут развязаны руки. Должно быть принято соответствующее решение. Мы разработали проект стратегии развития национальной киноиндустрии, которая опубликована на нашем сайте, и там это также предусмотрено.

РБК-Украина: Будет ли влиять на деятельность Госкино созданное Министерство информации?

Филипп Ильенко: Конечно, будет влиять. Хотя конкретно нашу деятельность курирует Министр культуры, и сотрудничество будет такое же, как и со всеми органами исполнительной власти, министерствами, заинтересованными учреждениями, государственными предприятиями и организациями. Если у нас пересекается предмет нашего регулирования, то, естественно, мы будем сотрудничать.

РБК-Украина: Скажите, возможно, какие-то страны намерены снять киноленты на основе событий, которые происходили на Майдане, в Крыму и на Донбассе?

Филипп Ильенко: Уверен, что про Майдан обязательно будут снимать, ведь это событие, изменившее геополитическую ситуацию в мире, потому что на Майдане было поражение не Януковича, а Путина, который в результате нарушил главные геополитические принципы поствоенной Европы. Поэтому, конечно, все будут снимать на эту тему фильмы, так же как все снимают про Холокост, Вторую мировую войну, войну в Афганистане и о событиях на Ближнем востоке. Это такая же неисчерпаемая тема. Она дала массу эмоционального материала.

Любые бурные, переломные события становятся предметом творческого осмысления. Но есть и другой вопрос - это может происходить с пропагандистской целью, более того, с целью навязывания определенных стереотипов, которые являются элементом информационной войны.

Например, один из фильмов, запрещенный нами на днях, - боевик, и вроде достаточно неплохо снят, но главный антигерой - международный финансовый мошенник. Его фамилия Сорс. Никого не напоминает? Источник его богатства - торговля героином в международном масштабе, и он, как выясняется, принимал активное участие, сотрудничая с американским политикумом, в финансировании так называемых "бархатных революций" 2003-2004 гг., в частности в Грузии. И это говорится напрямую.

РБК-Украина: А эти фильмы все же можно будет где-то посмотреть?

Филипп Ильенко: Для аналитики?

РБК-Украина: Допустим.

Филипп Ильенко: Думаю, что в России 

РБК-Украина: В Украине есть возможность пролоббировать тему Майдана в Голливуде?

Филипп Ильенко: Вот как раз 64-миллионного бюджета будет достаточно, чтобы организовать в Голливуде одну вечеринку по продвижению украинского кино, особенно учитывая курс украинской валюты. Получается, что весь бюджет украинского кино составляет менее 3 млн. долларов. Поэтому делайте выводы сами, есть ли у нас такая возможность.

РБК-Украина: Будет ли в Украине запрещен показ фильма голливудского режиссера Оливера Стоуна о Януковиче?

Филипп Ильенко: Вы знаете, еще не известно, будет ли он снят, этот фильм.

РБК-Украина: И все же.

Филипп Ильенко: Я не сторонник таких экстраполяций: если бы, да кабы... Но если будет соответствующий фильм снят и кому-то из украинских дистрибьюторов или ТВ-каналов придет идея обратиться за прокатным удостоверением для этого фильма, в чем я очень сомневаюсь, потому что знаю, что сейчас с их стороны тоже есть определенное понимание адекватности того или иного контента, - мы будем принимать решения согласно той процедуре, которую предусматривает закон.

Кстати этот закон, который был принят 5 февраля, также предусматривает запрет фильмов, пропагандирующих спецслужбы Российской Федерации, независимо от страны-производителя. Мы же понимаем, что в глобализированном мире завтра все российские сериалы окажутся сделанными, например, в Швейцарии, и нам скажут: "Почему это вы запрещаете швейцарское кино?" Студия-производитель очень часто является лишь юридической формальностью, и правообладателями многих в том числе американских фильмов, которые заходят на рынок Украины, являются кипрские компании. А разве Кипр у нас кинопроизводственная страна? Голливуд, насколько мне известно, находится не на Кипре.

Беседовала Ирина Голод

On Top