Глава "Аграрного фонда": мы нашли способ привлечь на аграрный рынок капитал из финансового сектора

Фото: Андрей Радченко Фото: Андрей Радченко

Аграрный фонд – один из самых эффективных игроков в сельскохозяйственном секторе Украины, что не часто можно сказать о принадлежащих государству структурах любого профиля. Еще более удивительна скорость, с которой произошла эта трансформация – за год АФ вышел из многомиллионных убытков на положительный результат деятельности. Это стало возможным благодаря новому топ-менеджеру, который отошел от формата "госоператор" и применил в управлении принципы корпоративного сектора.

Сбалансировав работу, сейчас Аграрный фонд ищет пути развития. О новом проекте, который позволит привлекать на аграрный рынок капитал из финансового сектора, рассказывает глава правления ПАО "Аграрный фонд" Андрей Радченко. 

- В Украине уже практически закончилась осенняя посевная. Аграрный фонд уже начал форвардную программу закупки зерна урожая 2017 года?

- Да, мы уже начинаем активно контрактовать аграриев. Уже появились первые всходы, по которым можно будет оценить состояние посевов.

Мы планируем проавансировать сельхозпроизводителей на 2 млрд гривен. Для нас форвард – это не инструмент заработка, так как цена закупки не фиксирована и на момент доставки корректируется на рыночные показатели. В такой конфигурации форвард - это в большей степени инструмент поддержки сельхозпроизводителей и обеспечения продовольственной безопасности в стране.

Однако сейчас мы задумались над тем, чтобы запустить параллельный с форвардом инструмент, который позволит Аграрному фонду привлекать средства. Речь идет о фьючерсе на пшеницу. В такой модели цена фиксируется на старте и затем выносится в виде контракта на биржу. 

Для Аграрного фонда запуск такого фьючерса позволит хеджировать риск и привлекать дополнительные деньги. Как только я что-то продаю, я получаю дополнительный ресурс, на который могу еще раз что-то купить и опять выставить на продажу. Привлечение с рынка денег спекулянтов – эффективный инструмент увеличения оборотных средств, особенно в нынешней ситуацией с банковскими займами.

В упрощенном виде модель выглядит так: Аграрный фонд берет форвард у агрария и перехеджируется тут же от покупателя фьючерса. На выходе имеет разницу - арбитраж, за минусом своих расходов в виде стоимости денег и некоторых накладных расходов.

- Какими будут параметры этого продукта, на какой он сейчас стадии?

- На стадии разработки.  Что касается параметров, то мы хотим стартовать с объема в 200 млн гривен. Закупаться будет продовольственная пшеница, 2-3 класс. Лоты будут унифицированными, контракты - относительно небольшого объема. Конечно, можно торговать сразу корабельной партией, по 25 тыс. тонн, но тогда мы сразу отсекаем большинство участников. В денежном выражении 1000 тонн - 5 млн гривен, это существенная цифра. 

Поэтому лоты придется дробить, если мы хотим привлечь физлиц и спекулянтов. А крупные участники пусть покупают несколько лотов сразу. Торги будут проходить на Аграрной бирже. Срок торговли – ориентировочно, в пределах года, так как в пшенице дальше года фьючерсы не очень ликвидные.

Сейчас мы ведем предварительные переговоры с сельхозпроизводителями о закупках, просчитываем цену.

- Как можно заранее зафиксировать цену, на которую влияют множество переменных - начиная от погоды и заканчивая урожаями в других странах?

- Это не так сложно, как кажется. Работая на форварде, Аграрный фонд также выставляет цену закупки, пусть и не фиксируемую, за полгода до урожая. И отмечу, что в последние годы к моменту поставок прогноз все меньше отличается от факта.

В форвардной программе 2016 года разрыв к моменту поставки был не более 15%. Что касается цены будущего сезона, то думаю, нам стоит ориентироваться на уровень 158 долл./тонна на CPT плюс/минус 5 долларов.

- Проект запуска пшеничного фьючерса требует специального законодательного обеспечения?

- Для запуска нового инструмента никаких дополнительных нормативно-правовых актов принимать не нужно. Другое дело, что на следующем этапе нам, скорее всего, нужно будет стать инициаторами законотворческих процессов, дабы прописать принципы работы биржи с пшеничным фьючерсом, процедуру клиринга, кто будет выступать гарантом и т.д.

- Сейчас Аграрная биржа активна? Там идут какие-то торги, помимо тех, которые проводит Аграрный фонд?  

- По закону ограничений нет, на Аграрной бирже могут торговать все, но по факту не торгует никто. Были попытки торговать лесом, проводить земельные аукционы – но это были единичные случаи. Эта биржа была создана под Аграрный фонд, поэтому в какой-то степени настороженность других игроков объяснима.

- В таком случае, почему бы вам не рассмотреть вариант работы на другой, более раскрученной площадке?

- Торги на Аграрной бирже – это принципиальная позиция. Я убежден, что у государства Украина, где агропромышленный комплекс занимает ведущее место в структуре национальной экономики, должна быть государственная профильная биржа. И мы готовы стимулировать ее развитие.

- Инфраструктурно Аграрная Биржа может обеспечить проведение такого вала сделок?

- Да, как минимум для этапа раскрутки фьючерса технически она абсолютно готова.  

- Другие игроки могут запустить аналогичные инструменты? Та же Государственная продовольственно-зерновая корпорация, которая анонсировала масштабную форвардную программу.

- Все возможно. Но если говорить о ГПЗКУ, то им было бы сложно внедрять такие проекты ввиду зарегулированности их работы со стороны стратегического партнера.

- Вы уверены, что профильным игрокам-трейдерам, с налаженными связями на рынке будет резон выходить на биржу для покупки пшеничных фьючерсов? Со стороны каких компаний вы прогнозируете спрос?

- Действительно, биржа не нужна для рынка, на котором работают 3-5 крупных игроков. Они и сами друг друга знают и свои вопросы решат. Биржа нужна для обезличенного большого количества относительно мелких участников.

Я прогнозирую спрос в большей степени со стороны портфельных инвесторов, спекулянтов, которые придут за маржой, а не за зерном. Безусловно, будет какая-то часть стратегов, реальных покупателей с физического рынка, которые придут за конкретным контрактом, особенно если будет дисконт - сроки поставки будут подходить, место отгрузки и т.п. Но в большей степени торговать будут те, кто хочет спекулировать.

Но все же, в первую очередь, к инструменту должен быть интерес игроков физического рынка, иначе ничего не заработает. Как пример - масса неудачных и не работающих фьючерсов на любой бирже, в том числе уже упомянутый вами пример украинского пшеничного фьючерса на Чикаго.

Чтобы такой интерес возник, биржа должна обеспечивать профильным игрокам выгоду, т.е. снижение транзакционных издержек или возможность реализовывать арбитраж или возможность перенести риски на желающих их принять крупных финансовых игроков – некий аналог страхования.

Чтобы учесть эти их потребности, нужны лицензированные биржевые склады/элеваторы, на которых проверяется наличие товара с разумной платой за хранение.

- А что нужно, чтобы привлечь портфельных игроков?

- Спекулянты не зайдут, если рынок не будет ликвидным. Также желательно, чтобы площадка для торгов была унифицирована с другими биржами, так как открывать отдельный счет в отдельной бирже/системе никто не будет только для торговли пшеницей. То есть,  чтобы инвестор, который торгует на Украинской бирже, смог торговать и зерном, нужен брокер, который одновременно зарегистрирован на обоих площадках.

Кроме того, спекулянты не торгуют постоянно и должен быть маркет-мейкер, чтобы нивелировать провалы ликвидности.

К слову, интерес к фьючерсам может быть у банков, у которых есть избыток ликвидности и которые находятся в постоянном поиске способов заработка.

- В части банков - не попадают ли такие непрофильные операции под ограничения со стороны НБУ?

- Нет, никаких ограничений на такие операции нет. Могут возникнуть процедурные моменты на уровне правления отдельных банков, когда будут оцениваться риски   и приниматься решение об инвестировании.

- Что происходит, когда наступает экспирация фьючерса?

- В мировой практике обычно до 5% общего количества контрактов по текущему фьючерсу идут на поставку. Остальные 95% закрываются друг о друга. Под экспирацию спекулянты закрывают ближние фьючерсы и обычно переходят на следующий, более дальний контракт. То есть гасят сами о себя, просто обмениваясь деньгами - одни выиграли, другие проиграли. Это игра с нулевой суммой, даже отрицательной с учетом комиссии брокеров и биржи.

Выкупать фьючерсы будут профильные игроки-экспортеры, которые не добрали нужный им объем. Купить на бирже для них проще, чем бегать по мелким производителям. Кроме того, обеспечение по фьючерсу с поставкой через несколько месяцев дешевле, чем выплачивать сумму по форварду.

Еще одна категория покупателей - потребители внутри страны. К примеру сам Аграрный фонд, являясь одним из крупнейших производителей муки в Украине, закупает до 1 млн тонн пшеницы ежегодно. 

Они оплачивают складу хранение, а также стоимость забираемого зерна согласно зафиксированной цене на экспирацию.

- Вас не смущает, что в 2012 году уже была попытка запустить подобный механизм – торговлю пшеничным фьючерсом FOB-Черное море на Чикагской фондовой бирже? Этот кейс сложно назвать успешным

- Этот пример не показателен – слишком разные условия, чисто инфраструктурные вещи кардинально отличаются. Защита инвестиций, базисы поставки, как заводить валюту в условиях регулирования НБУ – это все открытые вопросы в случае с Чикагской фондовой биржей. Мы же предполагаем работу внутри Украины – это совсем другой механизм и другие риски.

- Где еще в мире представлены пшеничные фьючерсы?

- Основные – на Чикагской фондовой бирже и на французской бирже MATIF, где торгуется огромное количество разного вида сырья. Я считаю, что если мы присутствуем на украинском рынке, то и торговать нужно здесь. В Украине все точно так же – есть покупатели и продавцы и от притока капитала в этот сектор выиграют в первую очередь украинские сельхозпроизводители. 

On Top