Гаага ждет. Что означает решение Международного уголовного суда по Украине

Гаага, Среда 16 декабря 2020 07:55
Гаага ждет. Что означает решение Международного уголовного суда по Украине
Трибунал займется расследованием войны в Украине (фото: structure.mil.ru)
Автор: Олег Черныш

Международный уголовный суд (МУС) в Гааге завершил анализ ситуации в Украине. В скором времени прокуроры и судьи трибунала начнут официальное расследование. В фокусе их внимания – военные преступления и преступления против человечности, совершенные в Крыму и на Донбассе. Подробнее – в материале РБК-Украина.

Международный уголовный суд был создан в 2002 году как альтернатива специальным трибуналам, которые несколько раз создавал Совбез ООН для рассмотрения кровавых и масштабных военных преступлений. Например, в Югославии и Руанде.

МУС формально не привязан к ООН и был создан различными странами – подписантами Римского статута. На данный момент таких государств около 120, Украина в их число не входит. Наша страна хоть и подписала статут, но до сих пор не ратифицировала его в парламенте.

Украинские власти тем не менее в 2014 году объявили, что признают юрисдикцию международной Фемиды и позволяют МУС расследовать преступления, совершенные на ее территории.

Сейчас прокуроры Гаагского трибунала вплотную приблизились к тому, чтобы начать этот процесс. После начала расследования со стороны международников, остановить его уже будет невозможно.

Долгожданная весть

Украина впервые в истории обратилась к Международному уголовному суду весной 2014 года и попросила расследовать массовые преступления, которые совершались во время Революции достоинства.

Второе обращение было подано осенью 2015 года и касалось конфликта на Донбассе и захвата Крыма. Периодически эти обращения дополнялись все новыми и новыми фактами преступных действий со стороны россиян и боевиков так называемых "ДНР/ЛНР".

Анализом этой информации все шесть лет занимался Офис прокурора МУС во главе с юристом из Гамбии Фату Бенсудой. В пятницу, 11 декабря, она объявила о завершении предварительного анализа ситуации в Украине. До конца 9-летнего срока своих полномочий, который истекает в начале лета 2021 года, Бенсуда намерена передать все расследования, включая украинское, новому руководителю Офиса прокурора.

Уже новый прокурор проведет расследование, выдвинет обвинения и направит дела в судебную палату Гаагского трибунала. Тем не менее уже сейчас и в заявлении Бенсуды, и в последнем отчете прокуратуры МУС видны ориентиры будущих уголовных дел, касающихся событий в Украине.

Так, ситуацию по Майдану Офис прокурора пока что решил "заморозить", не найдя в ней признаков геноцида или других преступлений против человечности. В делах по Крыму и Донбассу такие признаки найдены в избытке.

Гаага ждет. Что означает решение Международного уголовного суда по УкраинеФату Бенсуда обнародовала предварительный анализ конфликта в Украине (фото: flickr.com/boellstiftung)

Предварительное изучение позволило гаагским юристам обнаружить факты умышленных убийств, пыток, сексуального насилия, депортации, принудительного призыва местных жителей в армию страны-оккупанта и другие преступления, предусмотренные Римским статутом. Их расследование, по мнению Офиса прокурора МУС, будет отвечать интересам правосудия.

Украинские власти приветствовали такой вердикт Гааги. Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба назвал его "историческим решением", которое позволит "поставить перед судом российских преступников".

Представитель президента в АР Крым Антон Кориневич в комментарии РБК-Украина подчеркнул, что Международный уголовный суд, по его мнению, просто обязан был расследовать российско-украинскую войну и в конце концов сделал это.

"Я был когда-то тем человеком, который им напрямую сказал, что если они не увидят на Донбассе международного вооруженного конфликта, то их вся Украина просто не поймет и они никогда не построят тут доверия к себе", – отметил юрист.

Медленные жернова

В то же время результата в расследовании Гааги не стоит ожидать в обозримом будущем. Никаких конкретных сроков для следствия и судебного разбирательства в МУС не установлено.

К примеру, расследование по факту российско-грузинской войны в Южной Осетии прокуратура трибунала начала еще в 2016 году, но до сих пор не выдвинула обвинения ни одной из сторон. За это время удалось лишь создать только фонд для материальной помощи жертвам этого конфликта, произошедшего еще в августе 2008 года.

Кроме Грузии, прокуратура МУС на данный момент расследует преступления в ряде африканских (Уганда, Кения, Судан, Ливия, Мали, Кот-д'Ивуар и другие) и азиатских стран (Афганистан и Мьянма). Судебные разбирательства уже начаты только против бывших военачальников и диктаторов некоторых африканских государств.

Украинское дело Гаага вряд ли будет расследовать в приоритетном режиме. Офис прокурора МУС сначала должен открыть в Украине представительство и отобрать сотрудников. Затем они начнут собирать доказательства на месте и проведут интервью с жертвами и свидетелями преступлений.

"Есть такое английское понятие как "wheels of justice" (жернова правосудия, – ред.), и в международных судах эти "wheels of justice", к сожалению, не очень быстрые. Но главное, чтобы они двигались", – уверяет Кориневич.

В Офисе генпрокурора Украины также не спешат со своими прогнозами по срокам начала расследования. Заместитель главы этого ведомства Гюндуз Мамедов указывает и на непредвиденный фактор – пандемию коронавируса.

"Международный уголовный суд также вынужден переформатировать свою работу в связи с пандемией COVID-19, что тоже влияет на сроки рассмотрения отдельных вопросов. В общем, будем надеяться, что все процессы займут до года", – сказал он в комментарии РБК-Украина.

Гаага ждет. Что означает решение Международного уголовного суда по УкраинеГюндуз Мамедов надеется, что МУС оперативно начнет расследование (фото: wikipedia.org)

Также Мамедов считает "критически важным" наконец-то ратифицировать Римский статут в украинском парламенте. Он уверяет, что это ускорит расследование, улучшит сотрудничество с МУС и даст украинским властям еще ряд дополнительных инструментов для влияния на международное правосудие.

По мнению юриста-международника, бывшего уполномоченного Украины в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) Бориса Бабина, процедура расследования со стороны Международного суда скорее всего затянется.

"Учитывая то, что только сейчас, в декабре 2020 года, они официально заявили о том, что начнут производство, вряд ли через трое суток они побегут со всеми материалами к судьям. Еще 1-2 года они будут определяться с составами преступлений и подавать это на рассмотрение судебных палат", – отметил он в беседе с РБК-Украина.

Антон Кориневич выражает опасение, что затянуть процесс может отказ Украины ратифицировать Римский статут. По его словам, юридических преград для следствия нет, но отсутствие ратификации может стать “политическим фактором” из-за которого МУС не будет спешить с поиском виновных в украинском конфликте.

Украина вне подозрений

В своем открытом заявлении прокурор Фату Бенсуда отметила, что тяжкие преступления в Украине “совершались различными сторонами конфликта”. Действительно, Римский статут не ограничивает представителей МУС какими-то рамками и позволяет начинать расследование в отношении всех лиц, которые могли совершить те или иные преступления на определенной территории.

Именно опасения, что Гаагское правосудие обернется против украинских военных и добровольцев, раньше назывались одной из причин отсрочки ратификации Украиной Римского статута.

Теперь же украинские власти выражают уверенность, что прокуроры МУС сосредоточат свое внимание не на украинцах, а на российских военных и сепаратистах. К примеру, в Офисе генпрокурора указывают, что именно преступные действия страны-агрессора на Донбассе и в Крыму носят масштабный и целенаправленный характер.

"Офис прокурора МУС в целом объективно исследовал ситуацию в Украине. Но стоит учитывать, что военные преступления и преступления против человечности, совершенные РФ и подконтрольными ей незаконными вооруженными формированиями, носят системный и масштабный характер. И именно это имеет первостепенное значение", – сказал изданию заместитель генпрокурора Мамедов.

Представитель президента Антон Кориневич обращает внимание, что Украина самостоятельно и эффективно расследовала преступления своих военнослужащих, совершенные в ходе конфликта на Донбассе. Как пример он приводит дело осужденных бойцов спецроты “Торнадо”. Международный уголовный суд, по его словам, не может предъявить Украине саботаж этой категории дел.

“Я не думаю, что Международный уголовный суд будет какие-то дела касательно украинской стороны инкриминировать, а если МУС и будет начинать производства (в общем, - ред.), то их не будет много, так как он не может самостоятельно взять на себя даже десятки дел. Поэтому я думаю, что это будут дела о вопиющих нарушения со стороны РФ и сепаратистов. Почему? Потому что этих людей украинское правосудие не может достать”, – уверен представитель президента в Крыму.

Гаага ждет. Что означает решение Международного уголовного суда по УкраинеВласти считают, что украинским военным не стоит опасаться трибунала в Гааге (фото: flickr.com/ministryofdefenceua)

Его предшественник на этом посту, юрист Борис Бабин также не видит оснований для тревоги со стороны украинских властей. В то же время он обращает внимание на существенные пробелы в украинском законодательстве, которые теоретически могут привести к проблемам в международных судах.

По его словам, кроме ратификации статута, необходимо безотлагательно внести изменения в Уголовный кодекс. В частности ввести ответственность за военную агрессию и преступления против человечности, а также урегулировать правила обращения с военнопленными.

“Вопрос в том, совершали ли украинские комбатанты, силовики, представители ВСУ, должностные лица те преступления, которые описаны в Римском статуте. Это будет решать не Басманный суд Москвы, а Гаагский суд, и я как юрист-международник на 98% спокоен по этому поводу, потому что я не усматриваю состава преступлений в их (представителей Украины, – ред.) действиях”, – отметил он.

Юрист уверен, что Международный уголовный суд – это самый эффективный механизм для наказания виновных в конфликте в Крыму и на востоке Украины. При этом он удивлен опасениям, которые поднимаются в украинском обществе и политикуме.

“У нас интересная дилемма получается: мы или боимся, что Гаага будет судить невиновных, а это невозможно, или мы скрываем преступников от международного суда. И я даже не знаю, что хуже”, – уточнил Борис Бабин.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь