Евгений Нищук: "Наступило время вводить цензуру на кремлевскую пропаганду"

Министр культуры Украины Евгений Нищук в интервью РБК-Украина рассказал об успехах украинского кино, о шансах у "Поводыря" получить "Оскар", о борьбе с "кремлевской пропагандой", о поездках украинских артистов в Россию и наоборот, а также о ситуации с руководством музея "Пирогово".

Министр культуры Украины Евгений Нищук в интервью РБК-Украина рассказал об успехах украинского кино, о шансах у "Поводыря" получить "Оскар", о борьбе с "кремлевской пропагандой", о поездках украинских артистов в Россию и наоборот, а также о ситуации с руководством музея "Пирогово".

РБК-Украина: Немало художников, людей, связанных с культурой, сетуют, что в стратегии развития-2020, представленной Президентом, мало внимания уделено развитию культуры. Как Вы оцениваете эту стратегию и почему, по Вашему мнению, там практически не предусмотрены шаги по развитию искусства, культуры в Украине?

Евгений Нищук: Мы били в колокола, увидев какие-то первые варианты, я и звонил господину Шимкиву, и передавал через других лиц, чтобы они обратили на это внимание.

Действительно, в обстоятельствах, в которых сейчас находится Украина, когда практически идет война, главными являются вопросы военной доктрины, экономические вопросы, топливно-энергетический блок - это жизненно важно для страны. Но вместе с тем я как человек, который отвечает за сферу культуры, общаясь со многими художниками, знаю про эту ситуацию и вопию, что, уважаемые, 23 года уничтожалась как армия, так и культура и именно сейчас время сосредоточиться на этих вопросах!

И поэтому сейчас мы очень часто отмечаем и я, в частности, что вопросы культуры являются второй частью национальной безопасности Украины. Вместе с военной доктриной и строительством армии нам нужно через культуру открывать людям правду, особенно на востоке и юге страны, где они были лишены этого. Поэтому у нас есть целый ряд программ, которые связаны с тем, чтобы художники впоследствии не были брошены в одиночестве, чтобы они были интегрированы со всей Украиной, а в конечном итоге и с европейским вектором. Это действительно очень важно.

На самом деле, именно через культуру мы можем правильно представить страну. Именно культура может урегулировать те конфликтные моменты, которые наблюдаются между регионами. Вот, к примеру, фильм, который сейчас вышел во всеукраинский прокат, - "Поводырь": в Запорожье в кинотеатрах нет мест, в Харькове, где происходили события фильма, также аншлаг. Проблемы тоталитарного режима, как то уничтожение культурных ценностей, тяжелые страницы Голодомора и многое другое - лучше всего открываются для людей именно через художественные средства, эмоции культурного продукта. И тогда все становится понятно, тогда мы чувствуем себя едиными, объединенными от Запада и до Востока. И нет языковой проблемы.

Мы подчеркиваем, что сейчас очень важно обратить внимание на финансирование культуры. В частности, когда например, в правительстве или в художественной среде мы обсуждаем вопрос непредоставления лицензии на фильмы российского производства, которые искажают исторические факты и наших героев, или рассматриваем работу комиссии, которую мы создали по пересмотру российских сериалов и шоу-программы, - я настаиваю на том, чтобы вместо этого создавать свой культурный продукт! Для этого, безусловно, нужны средства. В масштабах государства, на самом деле, это не такие бешеные деньги.

Мы понимаем, что сейчас война, и мне объясняют: "Евгений, ну война, немного подождите". Немного мы можем подождать, но очень важно сейчас найти те средства, которые бы дали возможность, импульс делать собственный продукт. А он, слава Богу, в последнее время начал появляться. Конечно, этого очень мало, но нам надо посылать людям правильные месседжи.

Это не критика, это просто... когда говоришь чиновникам, что у них там нет пункта о культуре, они говорят: "как же так... забыли, Евгений, сейчас включим". Включают. Дай Бог, и дальше будем добиваться. Когда его (пункт о культуре, - ред.) вообще, не то что забывали, его сознательно изымали. Здесь есть разница. Нам надо напоминать совместно всем - и общественному сектору, и государственным органам, что сейчас очень важные системные сдвиги, чтобы именно через культурный продукт объединять страну, давать энергию для созидания государства.

РБК-Украина: Увеличилось ли производство украинских фильмов в этом году? Есть ли фильмы, которые принесли прибыль?

Евгений Нищук: Мы восстановили питчинг и конкурсы на новые сценарии и фильмы. Я очень рад, что меня услышали в Министерстве внутренних дел и Министерстве обороны Украины, которые подхватили мою инициативу, чтобы именно эти министерства заказали и создали сериал и фильм на тему АТО и нынешних событий. Мы организуем конкурс сценариев, а они возьмут на себя финансирование. Это прекрасно, что нас наконец услышали. Сейчас эта идея находится на уровне разработки, о начале такой работы мы сообщим отдельно.

Со второго полугодия до проката начали выходить отечественные фильмы. Сейчас запустился фильм "Поводырь", который уже за первый уикенд проката посмотрело более 90 тысяч зрителей - это рекорд для украинского кино в украинском прокате. И я уверен, что это только начало. Дальше у нас еще будет прокат фильмов "Братья", "Это я", весной 2015 года в прокат выйдет отличная комедия, в стиле такого себе "украинского Кустурицы" - "Полет золотой мушки". Убежден, они будут успешными в украинском прокате и продемонстрируют на кассовых сборах.

Это ответ на упреки: "вы снимаете (с эфиров, - ред.) все российское, а вот как вы заполните"?.. Или что "украинского продукта совсем нет и его надо научиться делать"... На самом деле, все есть. Просто сознательно долгое время не давали делать. Кроме того, полностью украинский продукт - это украинский режиссер, украинский художник, украинский оператор, украинские актеры в главных ролях. Потому что все совместные украинско-российские сериалы сознательно делались так, что главные роли играли только россияне. Теперь, например, в случае с "Поводырем", - это украинские главные герои, украинские композиторы, все среднее звено, техническая группа, которая получает работу в этом процессе. Это открытие своего мира, своей истории, своих ценностей. Это очень важно.

РБК-Украина: Как Вы считаете, получит ли "Поводырь" "Оскара"?

Евгений Нищук: Ну, я бы очень хотел. Тот градус, который сейчас есть в мире к Украине, может способствовать этому.

Там есть хорошие зацепки. Мы после фильма даже на правительстве... Представляете, правительство, которое собирается и 15 минут говорит о кино? Это же успех на самом деле! Мы топливно-энергетический комплекс откладываем на 15 минут позже и говорим о фильме! Меня расспрашивают о том или ином актере, как они сыграли, будет ли это интересно западному зрителю...

Санин очень хорошо сделал зацепку на реальных ситуациях, с американским мальчиком, который за исторической справкой действительно направлялся сюда, то есть это правдивая история. Скажем, американский зритель очень чувственный к этому, то есть "о, наш гражданин там был", подразумевается гражданин Америки. Это очень хорошая тема, которая связывает весь сюжет, она интригует.

Кроме того, речь здесь очень современная, подвижная, динамическая, к которой привык западный зритель. Я думаю, что фильм в номинации "Лучший фильм на иностранном языке" имеет большую перспективу.

РБК-Украина: В Украине запрещен показ более полусотни фильмов российского производства. Как Вы считаете, насколько действенным является этот шаг? Ведь при желании эти ленты можно найти в Интернете. И не цензура ли это?

Евгений Нищук: Мне, собственно, предъявляли претензии российские СМИ и некоторые наши, что мы вводим цензуру на искусство. Мол, это же неверный путь. Я отвечал неоднократно, что на самом деле цензуру на искусство действительно нельзя вводить, но цензуру на пропаганду, кремлевскую, в частности, ее, наконец, наступило время вводить.

Они (россияне, - ред.) негласно эту цензуру проводили уже 23 года. То, о чем я уже говорил: что запрещалось, чтобы украинские актеры играли главные роли. Или определенные темы выбирались и прочее. Нам пора как-то обороняться и устанавливать свои правила. Это средство сохранения своей культуры, своих ценностей. Это не цензура, это просто защита от агрессии, культурной агрессии. На востоке вот идет военная агрессия, а есть еще в целом в отношении всей Украины информационная агрессия, война практически против Украины.

РБК-Украина: Какие фильмы Вы бы внесли в список запрещенных?

Евгений Нищук: Я не успеваю следить за нашими сериалами. Есть комиссия, которая сейчас создана, и она в большей степени от общественного сектора. Это не государственные чиновники, которые просто сидят и действуют по какому-то распоряжению. Нет. Это те люди, специалисты, историки, которые видят искаженные факты и осознают, что это конкретное искажение исторических фактов, что это подмена ценностей, что наши герои подаются как не наши герои и так далее.

Они (россияне - ред.) негласно эту цензуру проводили уже 23 года. То, о чем я уже говорил: что запрещалось, чтобы украинские актеры играли главные роли. Или избирались определенные темы и прочее. Нам пришло время обороняться и устанавливать свои правила. Это средство сохранения своей культуры, своих ценностей. Это не цензура, это просто защита от агрессии, культурной агрессии. На востоке идет военное противостояние, а есть еще в целом по всей Украины информационная война - война практически против Украины.

РБК-Украина: Въезд в Украину запрещен таким российским артистам, как Охлобыстин, Кобзон, Михаил Задорнов. Кому еще? Кого Вы бы лично еще внесли бы в этот список? Возможно, Газманова? Вику Цыганову? Ланового? Никиту Михалкова?

Евгений Нищук: Мы же, во-первых, не разглашаем, хотя все догадываются о эти фамилии. Их сейчас 14, а после последних событий с господином Пореченковым, очевидно, список стоит расширять.

Те люди, которые действуют подобным образом, ну, скажем, как Пореченков или господин Кобзон, или взять например высказывания Охлобыстина или Задорнова... Очевидно, что, когда идет прямая агрессия со стороны РФ, санкции могут коснуться пятисот или больше деятелей искусства, которые еще весной подписали письмо в поддержку действий Кремля. Вместе с тем, когда это таким позорным и унизительным образом идет на адрес украинского государства, наших людей, ценностей, культуры, то этот список необходимо расширять.

В то же время, на самом деле, есть прекрасные российские артисты, которые сейчас солидарны с украинским народом. Такие как Макаревич, Ахеджакова. Или Девотченко, который "внезапно" погиб после обращения в Интернете... не то что у него была критика, а призыв к российскому народу не поддерживать подобные действия российской власти. За несколько дней он якобы случайно упал, якобы произошла бытовая смерть. Но я не верю в это.

Поэтому обычно те люди, которые стоят на страже ценностей, те артисты, которые являются настоящими, в которых говорит сердце, которые чувствуют, где правда, и высказываются, они даже рискуют. У меня есть друзья-выходцы из Украины, которые являются звездами там, и они из-за определенных рисков даже публично там не говорят. Я не хочу озвучивать их фамилии, но они принципиально даже не снимаются с теми личностями, о которых мы говорили выше, в одних фильмах и не принимают участия в тех или иных программах.

РБК-Украина: Кажется, отношения Украины с Россией становятся все хуже. Что бы Вы порекомендовали украинским артистам, которые ездили на гастроли в Россию? Надо ли им объявить бойкот России? И, вообще, сейчас, по Вашим данным, какая ситуация в этом отношении? Есть ли у Вас статистика, как уменьшился оборот между Украиной и РФ в этой сфере?

Евгений Нищук: В то время, когда идет прямая агрессия со стороны Российской Федерации, в то время, когда от их автоматов гибнут люди, наши дискуссии о том, что искусство вечно и артисты имеют право что хотеть, то и делать - такие дискуссии неуместны. Это серьезные вещи, и мы просили наших артистов воздержаться от участия в тех или иных фестивалях. Или если это делается, то должно быть какое-то заявление там же, как это было на одном из кинофестивалей, где попросили об освобождении кинорежиссера Олега Сенцова, который сейчас находится в заключении в Москве. Это я понимаю. Если же это их получения наград, участие в их фестивалях и концертах с видом, что ничего не происходит и мы хорошо сосуществуем - то это большое лицемерие. Настоящее искусство не может быть таким лицемерным.

Тот, кто это делает, должен открыто сказать, что он хочет занять российский рынок, и пусть себе славно туда едет, но люди, безусловно, должны это отслеживать. И я должен объяснить, - это не государственные учреждения, находящиеся в подчинение нашего ведомства, и прямого указания мы давать не можем. Но бойкот является очень действенным. Когда после тех или иных действий на концерты, которые проходят в Украине, люди просто не придут - это лучшая оценка их действиям.

Могу сказать, что приезды российских исполнителей вообще практически прекратились. Сначала они пробовали приезжать на восток и юг, но сейчас и это фактически прекратилось. То есть артистов, которые раньше просто сюда валом валили, не платили налоги, вывозили массу денег и фактически "оседали" в дворце "Украина", их уже почти нет. Или есть те, которые активно поддерживают Украину.

Те, которые ездят в Россию (украинские артисты, - ред.), по инсайдерским данным, есть 3-4 случая. И люди о них узнают и будут соответственно реагировать.

РБК-Украина: Как коснулись процессы люстрации Министерства культуры? Много ли чиновников в министерстве уволено?

Евгений Нищук: Она (люстрация, - ред.) нас с самого начала коснулась в том смысле, что тот закон, который сейчас вышел, он говорит о люстрации руководящего состава - заместителей, глав департаментов, председателей центральных органов власти. У нас так получилось, что я практически в первый день, а потом местами в последующих судебных историях, люстрировал их сразу.

У меня по состоянию на сейчас, когда объявлена люстрация, никто не люстрирован, потому что никто не подпадает под это, все уже новые люди. Единственный, кто попал, - это Сергей Семкин. Он был заместителем в Госагентстве по вопросам кинематографии. Но это как раз довольно порядочный человек, которого бы я даже хотел защитить, честно говоря, потому что он как раз в те времена защищал много процессов, которые происходили в кинематографе, такие бывают парадоксы.

Я ожидаю второй волны люстрации, которая позволит коснуться среднего и низового звена. Она важна, потому что мы сталкиваемся с контрактами, юридической защитой и доходим до судов, а это очень усложняет процесс. Что касается заместителей - они все поменяны и заменены. Государственное агентство по вопросам кинематографии и Государственное агентство по вопросу цирка, департаменты все - они полностью все заменены.

РБК-Украина: В октябре 2014 г. Министерство культуры Украины по решению суда уволило Дмитрия Зарубу с должности генерального директора Национального музея народной архитектуры и быта Украины (музей Пирогово). На этой должности восстановлен Павел Федака, который оспаривал свое увольнение в суде. Теперь свое увольнение в суде оспаривает Заруба. Каким Вы видите выход в этой ситуации? Не лучшим директором "Пирогова", на Ваш взгляд, был Дмитрий Заруба?

Евгений Нищук: Ситуация с этим заповедником непростая. У нас есть информация, что с нарушением законодательства был уволен предыдущий директор и тогда на его должность пришел Дмитрий Заруба. Также до нас доходит информация от целого ряда общественных активистов, которые указывают нам на те или иные нарушения: например, о сгоревшей перед этим одной из старейших хат - там неоднократно осуществлялись съемки на территории Пирогова, а о движении средств, вырученных от этого, у Минкультуры данных нет. Также есть свидетельства и о других нарушениях в работе Заповедника. Недостаточное внимание уделялось и научной составляющей его работы. Конечно, мы не можем не реагировать на это. Нами была собрана комиссия, которая сейчас работает за этими заявлениями о нарушениях. Решение о возвращении на пост Дмитрия Зарубы будут зависеть от результатов действия этой комиссии и тех нарушений, которые они могут зафиксировать.

Если же вспомнить Павла Федаку то, когда в Минкультуры из суда пришло уведомление об обязанности восстановить его в должности - мы действовали в рамках закона. И даже тогда очевидным был факт, что господин Федака просто хотел сатисфакции, он (Федака, - ред.) приехал и сказал, что не будет работать в Заповеднике. Он просто выиграл суд, восстановился, ему должны были дать компенсацию и он сразу написал заявление на увольнение. Сейчас господин Федака уже не является директором центра "Пирогово".

В свою очередь мы заверяем всех - так называемых "своих" людей никто ставить не планирует, по завершении работы комиссии, о которой мы говорили выше, мы планируем объявить открытый конкурс на замещение должности руководителя этого заведения.

Беседовала Юлия Молочко

On Top