ru ua

Эль Протесто: как выглядит Майдан в Латинской Америке

Эль Протесто: как выглядит Майдан в Латинской Америке Акции протеста в Венесуэле ничем не отличаются от украинского Майдана (фото - Flickr)

Массовые акции протеста, начавшиеся в Венесуэле еще в 2014 году, в последние недели вылились в настоящую войну с полицией и спецслужбами, перекинувшуюся и на другие страны региона.

Рушащаяся экономика, галопирующие цены, обвинения во всех бедах американских империалистов и все это на фоне большевисткой политики президента Николаса Мадуро - так сейчас выглядит Венесуэла.

Что стало причиной кризиса - в материале РБК-Украина

Кризис власти

Венесуэльский "Майдан" - почти ровесник киевского. Студенты, недовольные политикой недавно пришедшего к власти президента Николаса Мадуро, провели первые демонстрации 4 февраля 2014 года. К тому времени экономика Венесуэлы, подкошенная резким падением цен на нефть, которая десятилетиями была основным источником наполнения бюджета, уже вовсю катилась в пропасть, таща за собой в никуда национальную валюту, социальные обязательства властей и даже туалетную бумагу.

"Я искала ее две недели, мне сказали, где она продается, и вот я в очереди за туалетной бумагой", - еще в 2013 году цитировало американское издание USA Today жительницу Каракаса Кристину Рамос, которую журналист встретил в одном из супермаркетов венесуэльской столицы.

Бумага пропала не сама по себе. Без этого предмета первой необходимости (а также без кофе, пива, макарон и массы других нужных вещей) венесуэльцев оставила прямо-таки большевистская политика президента Мадуро.

Бывший водитель автобуса, любитель бейсбола, бабочек и Че Гевары, Николас Мадуро встал во главе страны после смерти от рака своего патрона и близкого друга Уго Чавеса. Собственно, близость к покойному и сделала Мадуро первым человеком в государстве. Умело вложив сумасшедшие нефтяные прибыли прошлых лет в программы помощи многочисленным в Латинской Америке беднякам, Чавес обеспечил бурную поддержку народных масс не только себе, но и своему преемнику, назначенному таковым еще при жизни.

А вот высокие цены на нефть, как оказалось, по наследству не передаются. И уже в первые дни своего президентства Николас Мадуро столкнулся со всеми "прелестями" стагнирующей экономики. К концу 2103 года инфляция достигла 56%, а скорость, с которой страна набирала деньги в долг, уступала лишь скорости, с которой эти деньги тратились. Причем, тратились на затыкание дыр, а не, например, диверсификацию экономики, которую так подвели углеводороды.

Стране, привыкшей почти все покупать за рубежом на некогда немалые нефтяные доходы, все отчетливее грозили голодные бунты. И вот тут-то в Мадуро проснулся большевик. Обвинив в бедственном экономическом положении местный бизнес — как сказал президент, "капиталистических буржуазных паразитов", к тому же еще и спонсируемые империалистами-американцами - Мадуро ввел государственное регулирование цен на все, включая детские игрушки и электронику. Зафиксированные в ежедневно дешевеющих национальных боливарах, эти цены были просто грабительскими для бизнеса. Магазины по всей стране стали закрываться и тогда президент распорядился ввести в них войска. Вооруженные солдаты следили за тем, чтобы бизнесмены не поднимали цены выше установленных правительством, и не пытались спрятать товар. И всего через несколько дней страна осталась без нескольких тысяч разорившихся магазинов.

Церковь и оппозиция

В Венесуэле ширится протестное движение. Чуть ли не ежедневно случаются столкновения между сторонниками и противниками Мадуро. Да не просто столкновения, а кровавые побоища, с покалеченными и убитыми. Полиция разгоняет лагеря демонстрантов, те уходят в другие районы и возводят там новые баррикады. И все это, то затухая, то обостряясь вновь, продолжается годами.

В какой-то момент борьба, казалось, ушла исключительно в политическую плоскость. Парламент, в котором к концу 2015 года большинство мест оказалось за оппозиционным кандидатами, сократил срок пребывания президента в должности с 6 до 4 лет, да еще и отменил положение, разрешающее избираться на высший пост неограниченное число раз. Оппозиция даже пыталась провести процедуру импичмента Мадуро, но приостановила этот процесс после того, как режим выпустил из тюрем нескольких политзаключенных, а посредником в разрешении внутрегосударственного конфликта пообещал выступить Ватикан.

"Папа пристально следит за ситуацией в этой стране и надеется, что в дальнейшем события будут развиваться в мирном русле", - заявлял тогда папский представитель архиепископ Клаудио Мария Челли, отказывая при этом в поддержке той или иной стороне конфликта в почти исключительно католической Венесуэле.

Однако лучше не становилось. К концу 2016 года оказалось, что в экономическом плане прошлые годы были едва ли не райскими. С декабря 2015 по январь 2017 национальная валюта Венесуэлы обесценилась на 800%. Продразверстка и военный коммунизм по-мадуровски провалились. Стремительно нищающие венесуэльцы вновь выходят на улицу, в парламенте поговаривают о возобновлении процедуры импичмента. Неспособный совладать с первопричинами этих разговоров - нищетой и инфляцией - Мадуро берется за парламент. Прирученный еще Чавесом Верховный суд объявляет, что берет на себя все законодательные функции, а ненужных более депутатов лишает неприкосновенности. Депутаты в ответ назначают новых судей. Разные ветви власти в стране не просто теряют взаимосвязь, они становятся враждебны друг другу.

altaltaltaltaltaltalt

Протесты в Венесуэле (фото - twitter.com)

Корень проблемы в том, что ядерный электорат Мадуро — миллионы человек, вытащенные контролирующим всю нефтяную ренту Чавесом из бедности, а часто и из чудовищной нищеты. При нем они, за несколько тучных лет, успели привыкнуть к трехразовому питанию, электричеству и той же туалетной бумаге. Теперь они искренне верят в то, что проблемы в экономике страны искусственно спровоцированы управляемыми из Вашингтона "буржуями" и оппозиционерами. Тем более, им об этом каждый день твердит телевизор, радио и правительственные газеты.

К слову, протестующих венесуэльские власти, как когда-то чиновники Януковича, любят называть экстремистами, нацистами и исполнителями западного заказа. И обходятся с ними так, как считают нужным обходиться с экстремистами.

«Мы вынуждены прекратить подачу топлива в районы, занятые фашистами. Это делается ради общей безопасности», - объяснял прекращение поставок газа в ряд регионов Венесуэлы министр энергетики страны Рафаэль Рамирес.

Обмен опытом

Общего языка у не доверяющих друг другу лагерей уже нет. Тысячи человек — и противников, и сторонников президента — остаются на улицах. Почти каждый день льется кровь. Оппозиция не верит обещаниям уже неоднократно пытавшейся обвести ее вокруг пальца власти. И у нее есть все основания не верить Мадуро, подконтрольные которому судьи в апреле этого года запретили главному оппоненту президента Энрике Каприлесу занимать государственные должности ближайшие 15 лет. Вполне ожидаемо Каприлес объявил, что оппозиция не будет принимать участия в работе над новой Конституцией.

Созыв новой конституционной ассамблеи — это одна из недавних идей Мадуро. Возможно, он действительно верит в то, что переписывание законов оживит экономику, но, вероятнее всего, просто тянет время и пытается отвлечь оппозицию от протеста. Выходит, правда, плохо. Хуже обстоят дела только на внешнеполитической арене. Настолько хуже, что даже ближайшие соседи Венесуэлы винят в обострении ситуации и гибели людей именно правительство Мадуро, а не оппозицию. При том, что у многих правителей в Латинской Америке тоже не складываются отношения со своими оппозиционерами. В первую очередь, это касается Бразилии, где на прошлой неделе прошли многотысячные акции протеста, закончившиеся драками с полицией и сожжением административных зданий.

Оппозиция в Бразилии знает себе цену. В прошлом году недовольные президентом Дилмой Русеф оппозиционеры добились ее импичмента и начала расследования возможных коррупционных преступлений уже экс-главы государства. Но вот пересевший, в результате импичмента Русеф, из вице-президентского кресла в президентское Мишель Темер (кстати, ливанского маронитского происхождения, тогда как главный венесуэльский революционер Каприлес — потомок евреев из Российской империи) тоже, как считают, демонстранты, не образец порядочности.

Оппозиционеры полагают, что Темер причастен к махинациям своей предшественницы и должен быть отправлен в отставку. Президент, автоматически занявший этот пост после отставки Русеф, в случае уже своей отставки, согласно конституции страны, оставит высший пост своему вице — Родриго Майе. Но и в отношении Майя тоже ведется расследование о возможных коррупционных преступлениях. В общем, бразильцам предстоит немало потрудиться, прежде, чем обстановка в стране придет в норму. Но у них хотя бы есть шансы на политическое урегулирование, во многом, кстати, основанном на доверии к судебной власти.

У венесуэльцев же все гораздо сложнее. Так и не справившийся с многолетними экономическими проблемами Николас Мадуро не собирается отступать, несмотря даже на сотни погибших в ходе демонстраций и готовность миллионов граждан страны добиваться его отставки. Уверенности в своих силах ему придает лояльность спецслужб и армии. 50 долларов за баррель нефти — цена, явно не достаточная для оплаты программ поддержки бедняков, но вполне способна обеспечить неплохой зарплатой офицеров и генералов, которые в ответ могут поддержать режим штыками.