Дмитрий Тевелев: “Контроль государства над центральным депозитарием продлится максимум три года”

О перспективах создания единого центрального депозитария, законодательных новациях, перспективах выхода украинских эмитентов на Гонконгскую фондовую биржу рассказал в интервью РБК-Украина председатель Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) Дмитрий Тевелев.

РБК-Украина: В России де-факто завершено слияние ММВБ и РТС - акционеров двух ключевых конкурирующих площадок в Украине (ПФТС и Украинской Биржи). Как слияние российских акционеров отразится на работе их украинских дочек, не планируется ли слияние ПФТС и УБ с целью повышения капитализации украинской биржи?
Дмитрий Тевелев: Наверное, Вы согласитесь, что этот вопрос стоит задавать акционерам этих двух компаний. Они, пожалуй, подробнее ответят на вопрос, каковы причины, цели и задачи слияния.
Если говорить об Украине, то российские компании являются не единственными акционерами ПФТС и УБ. Достаточно сказать, что в капитале УБ порядка 60% акций принадлежит украинским акционерам, поэтому вопрос о перспективах тех или иных изменений, которые теоретически или практически могут быть осуществлены на украинских биржах, нужно решать с украинскими акционерами - в том числе.
РБК-Украина: Какие нужны изменения в действующее законодательство для того, чтобы позволить иностранным компаниям без посредников торговать на украинских фондовых площадках?
Дмитрий Тевелев: Общеизвестно, что законодательство Украины не предусматривает каких-либо ограничений в работе на украинских фондовых биржах иностранных профессиональных торговцев, брокеров. Другое дело, что наши западные коллеги не так уж торопятся на наш рынок.
С одной стороны, это вызвано тем, что для них существует возможность работать через украинских брокеров, и многие компании, многие иностранные фонды пользуются ею, используя опыт и знания украинских фондовых компаний. А с другой стороны, сам по себе украинский рынок пока еще не в полной мере раскрыл свой потенциал, он еще недостаточно привлекателен для иностранного инвестора.
Важным является то, что предложения украинских компаний пока что еще недостаточно емкие, недостаточен размер free float, недостаточна капитализация. Но улучшение этих показателей - наши общие задачи. И по мере развития экономики, по мере реализации реформ, думаю, этот вопрос можно будет решить гораздо проще.
А что касается иностранных компаний, то мы можем говорить об иных примерах, когда те же, например, российские компании открывают свои аффилированные предприятия в Украине и через них осуществляют деятельность по торговле ценными бумагами. Такой вариант тоже возможен, и никаких законодательных ограничений в этом отношении нет.
РБК-Украина: Планирует ли предлагать какие-то изменения в законодательство ГКЦБФР? Какие именно?
Дмитрий Тевелев: ГКЦБФР регулярно предлагает изменения в законодательство и добивается таких изменений. Вопрос не в том, чтобы менять законодательство ради самих перемен. Можно постоянно генерировать те или иные изменения, но важно понять, для чего они нужны, какая цель у комиссии?
А наша цель, на первый взгляд, очень простая - сделать фондовый рынок Украины реально инвестиционным. То есть, нам необходимо предпринять все шаги, чтобы этот рынок выполнял свою инвестиционную функцию, а не только спекулятивную, как сейчас. Нам необходимо сделать этот рынок профессиональным, прозрачным, доступным с точки зрения интересов инвесторов и надежным с точки зрения защиты их прав.
Украинский фондовый рынок потенциально очень мощный, но этот потенциал, к сожалению, пока еще не раскрыт. Поэтому задача ГКЦБФР - через изменения в законодательстве и нормативно-правовых документах привести фондовый рынок к идеальному, насколько это возможно, состоянию.
Что касается последних изменений в законодательстве, то недавно нами были разработаны изменения в «Порядок и условия выдачи лицензий на осуществление профессиональной деятельности на фондовом рынке и в соответствующие лицензионные условия осуществления профессиональной деятельности по ее отдельным видам (торговля ценными бумагами, депозитарная деятельность, деятельность по организации торговли ценными бумагами, деятельность по управлению ипотечным покрытием)». Эти изменения связаны с увеличением требований к профессиональным участникам. Они касаются как размера капитала, так и организации их работы, в том числе - в отношении программного обеспечения. Посудите сами, если до недавнего времени среди требований к торговцам ценными бумагами в части программного обеспечения было только одно: наличие двух компьютеров. Время идет, все меняется, и то, что раньше казалось пиком возможного, сейчас упоминается нами с улыбкой, но эта улыбка сквозь слезы. Действительно, профессиональные участники должны иметь качественное программное обеспечение, должны быть готовы к внедрению электронного документооборота, должны быть обеспечены средствами электронной цифровой подписи и т.д. Как раз, поэтому мы сейчас и выдвигаем все эти актуальные требования к профучастникам.
Очень важно то, что принятие новых законов требует и серьезных изменений во внутренней структуре наших профучастников. Так, например, недавно был принят закон о внесении изменений в законодательные акты, связанные с оказанием финансовых услуг на рынке, и в его рамках комиссия будет разрабатывать требования к системе корпоративного управления. Все профучастники, которые существуют в форме акционерных обществ, должны будут сдавать теперь корпоративные отчеты, раскрывать показатели своей деятельности, свою корпоративную структуру - конечного бенефициара. Этот процесс очень важен, и ГКЦБФР должна подготовить соответствующие документы, чтобы помочь предприятиям следовать закону и организовывать соответствующим образом свою деятельность. Допустим, введено понятие «деловая репутация». Следовательно, если в законе есть такая норма, комиссия должна, разъяснить своими нормативными документами, каким образом ГКЦБФР будет предъявлять требования к деловой репутации, что она будет требовать от профучастников для подтверждения таковой и т.д.
Если говорить об изменениях в законы, в ближайшее время комиссия подготовит проект закона об институтах совместного инвестирования (это чрезвычайно важный документ). Также мы ведем работу над законом о системе депозитарного учета и др. Это целая серия законодательных актов, над которыми мы работаем, и которые будут способствовать развитию и укреплению отечественного фондового рынка.
РБК-Украина: Будут ли сняты ограничения для иностранных эмитентов для работы на украинских биржах? Что для этого требуется?
Дмитрий Тевелев: Говоря о допуске иностранных ценных бумаг на украинский фондовый рынок, прежде всего, стоит разделить иностранных эмитентов на две группы.
Первая группа - эмитенты, чьи активы размещены в Украине, те, кто получает прибыль в Украине. Зачастую это компании, созданные вне украинской юрисдикции, чтобы облегчить себе выход на иностранные площадки. Мы сейчас не просто выступаем, мы работаем над тем, чтобы дать возможность акциям этих компаний прийти на украинский рынок. Для чего это нужно? Во-первых, обращение акций предприятий, активы которых размещены в Украине, даст возможность менеджменту, работникам этих компаний приобретать акции своих предприятий. Это общемировая практика в корпоративных отношениях, когда сотрудники имеют возможность приобрести акции своего предприятия. Но пока эти активы размещены здесь, а их головные, управляющие предприятия - за пределами Украины, такой возможности нет. И мы должны дать им такую возможность. Думаю, Вы согласитесь, что в этом отношении есть и вопросы патриотизма, в конце концов.
Ликвидность украинского рынка позволяет в определенных объемах и с довольно большим интересом обращаться акциям этих компаний внутри страны. В отношении этой группы предприятий комиссия уже предпринимает определенные действия, мы уже разработали проект документа об облегчении прихода этих акций на территорию Украины, и в этом вопросе мы также работаем с НБУ. Да, в нем есть масса нерешенных задач: вопросы отчетности, параллельного листинга, но, я уверен, это все решаемые задания, и цель, которую мы поставили, будет обязательно достигнута.
Вторая группа предприятий - непосредственно иностранные предприятия. Здесь тоже есть непростые задачи, на которые нельзя дать однозначные решения. С одной стороны, украинские инвестиционные фонды, пенсионные фонды заинтересованы в том, чтобы иметь в своих активах качественную, надежную, доходную бумагу. Конечно, было бы неплохо для наших фондов покупать акции Coca-Cola, к примеру. Но приход сюда таких бумаг означал бы отток украинских денег из Украины, т.е., отток денег украинских фондов в иностранные бумаги. Хорошо ли это, особенно сейчас? Мы не стремимся ускорять эти процессы в отношении таких предприятий, они должны быть естественными.
РБК-Украина: Когда депозитарии избавятся наконец-то от клиринговых функций? Каким образом будет проведена эта процедура?
Дмитрий Тевелев: Мнение ГКЦБФР по этому вопросу следующее. Мы считаем, что клиринг несет в себе определенные риски - финансовые и административные. Клиринг нельзя понимать узко, это не просто подведение итогов операций за день, это гарантия проведения расчетов. И если продавец или покупатель ценных бумаг не выполнили свои обязательства по денежным расчетам либо по поставке ценных бумаг, клиринговые учреждения должны прогарантировать эти сделки. То есть, либо предоставить деньги для покрытия сделки, либо купить на эти средства ценные бумаги и поставить эти ценные бумаги покупателю - прогарантировать, а это финансовые риски.
С другой стороны, депозитарные учреждения должны заниматься учетом прав собственности на ценные бумаги. Это очень важный и щепетильный вопрос. Поэтому многие специалисты считают, что учет прав собственности на ценные бумаги и клиринг должны быть разделены. Отвечая на вопрос «Как это может произойти?», отмечу, что единственный способ - это принятие соответствующих норм в законе. Проект закона о системе депозитарного учета, который разработала ГКЦБФР, сейчас рассматривается рабочей группой, представляющей интересы участников рынка и международных организаций. Этим документом предусмотрена такая модель, при которой учетная и клиринговая функции будут разделены. Мы надеемся, что работа над этим законом будет интенсивной и предполагаем внести этот закон на рассмотрение уже на осеннюю сессию Верховной Рады.
Но не все считают, что депозитарии должны избавиться от клиринговых функций. Есть определенная группа экспертов, которые считают, что не нужно отделять клиринг от учетной системы. Так, по их мнению, украинский рынок недостаточно силен и развит для того, чтобы разделять эти функции по отдельным финансовым депозитарным учреждениям.
Кроме того, существует ряд иных подходов, допустим, есть проект закона о клиринге, разработанный Ассоциацией «Украинские фондовые торговцы». Он тоже предусматривает разделение функции учета и клиринга. По какому пути мы пойдем - создадим отдельный закон о клиринге либо в одном законе опишем и учетную, и клиринговую систему - это предмет обсуждения, чем мы сейчас активно и занимаемся с рабочей группой.
РБК-Украина: Кстати, Вы поддерживаете идею создания единого национального депозитария и на чьей площадке - ВДЦБ, НДУ? Сколько вообще еще будет продолжаться конфликт между этими площадками? Насколько наличие нескольких депозитариев критично на текущем этапе с точки зрения защиты интересов акционеров?
Дмитрий Тевелев: Мы не только поддерживаем, но и пропагандируем эту идею! Во-первых, это наше убеждение, что нужен единый депозитарий, который будет заниматься учетом прав собственности на ценные бумаги. Во-вторых, это наша задача, которая поставлена Президентом в рамках Программы экономических реформ. И мы делаем все для того, чтобы единый центральный депозитарий как можно быстрее начал функционировать.
Отвечая на вопрос «На чьей площадке?», отмечу, что существует масса вопросов, масса споров по этому поводу. Многие считают, что эти две площадки до сих пор находятся в состоянии конфликта. В первую очередь, хотелось бы сказать, что как такового конфликта между ВДЦБ и НДУ нет, есть некая здоровая конкуренция. Да, он был, эти две организации многие годы проводили значительную часть своего рабочего времени в судах. Но на сегодняшний день, после определенных изменений в менеджменте, после определенных изменений в подходах комиссии к этим двум депозитарным учреждениям нет оснований говорить о конфликте.
Мало того, между этими двумя организациями установлено полноценные, двусторонние корреспондентские отношения. В прошлом месяце, наконец, впервые за все годы, между ними был установлен электронный документооборот. Также были значительно облегчены все процедуры, связанные с раскрытием и подготовкой реестров для акционеров и т. д. Кроме того, оба учреждения участвуют в организованном комиссией процессе построения системы электронной подачи отчетности. То есть, мы видим, что депозитарии довольно активно сотрудничают.
Если говорить о выборе площадки, существуют самые разные мнения, но, наверное, не этот вопрос главный сегодня. Не главное, какая будет площадка, главное - какой будет система учета и взаимодействие элементов депозитарной системы. А что касается вопроса, какой из депозитариев станет базовой площадкой для создания центрального депозитарного учреждения, то это вопрос не только к ГКЦБФР, но и к акционерам. Ведь у каждого из депозитарных учреждений, кроме государства или НБУ, существуют акционеры - профессиональные участники фондового рынка. Без их решения невозможно дать ответ на этот вопрос. Кроме того, все зависит от того, какая модель депозитарной системы будет определена.
Вопрос же о защите интересов акционеров выходит за рамки отношений двух депозитарных учреждений. Насколько удобно наличие двух депозитариев? Я бы сказал, что это неудобно с точки зрения учета прав собственности, потому как это создает необходимость дополнительных процедур, действий, которые удорожают систему учета для эмитентов, для инвесторов и делают ее более громоздкой. Это с одной стороны.
А с другой стороны - наличие одного учетного депозитария с учетом того, что у нас произошел переход на бездокументарный выпуск ценных бумаг, по-моему, исключает возможность создания базы для неких рейдерских действий, а именно - двойных реестров, двойных записей и т.д. Однозначность, прозрачность, открытость в системе учета позволит нам защитить права инвесторов более качественно и более последовательно.
РБК-Украина: Когда реально удастся подписать договор с IOSCO? На какой стадии сейчас переговоры? Что даст Украине подписание такого соглашения?
Дмитрий Тевелев: IOSCO - это очень значимая и влиятельная международная организация, которая объединяет регуляторов ценных бумаг более чем 100 государств мира. Рекомендации IOSCO активно используются многими правительствами, многими международными финансовыми учреждениями.
Украина является действительным членом IOSCO, но качественным показателем такого участия является присоединение к всестороннему меморандуму IOSCO, которое дает возможность, с одной стороны, использовать стандарты, опыт и очень серьезную нормативную базу IOSCO.
С другой - оно налагает на государство, которое присоединяется к меморандуму, очень серьезные обязанности. В первую очередь, это обязанности, связанные с усовершенствованием законодательной базы. В этом вопросе у нас ранее были определенные трудности. Многие годы специалисты IOSCO указывали нам на серьезное отставание нашего законодательства от требований этой международной организации. Но за последние полгода - год Украина сделала огромный шаг вперед. Я имею в виду и закон об акционерных обществах, который, по сути, является революцией в корпоративных отношениях, и законы, предотвращающие манипулирование и использование инсайдерской информации на фондовом рынке, и т.д.
Мы со специалистами IOSCO находимся в постоянном контакте, и сегодня мы готовим пакет документов для анализа этой организацией возможности присоединения Украины к меморандуму. Думаю, где-то в конце августа - начале сентября мы направим в IOSCO требуемый ими пакет документов. После этого анализа и будет принято решение относительно дальнейшего участия Украины в этом меморандуме.
К слову, в 2012 г. состоится Всемирный конгресс IOSCO в Китае, и мы уже получили приглашение к участию в этом мероприятии. То есть, мы видим, что уже сейчас многие специалисты разделяют наше мнение о том, что фондовый рынок Украины ждет довольно интересное и перспективное будущее.
РБК-Украина: И все же, когда может быть подписан этот меморандум?
Дмитрий Тевелев: Я думаю, что в 2012 г., ближе ко Всемирному конгрессу.
РБК-Украина: Как расценивать Ваши слова, что «объектом рейдерских действий зачастую было именно государство, поэтому было бы неправильно не дать возможности государству, как основному акционеру в стране, в течение какого-то периода времени участвовать в депозитарии для того, чтобы обеспечить защиту своих прав и интересов как акционера»?
Дмитрий Тевелев: Эти мои слова стоит оценивать как один из аргументов необходимости участия государства в капитале и управлении центральным депозитарием. Я убежден, что на периоде становления единого центрального депозитария, как единого центра учета прав собственности на ценные бумаги в Украине, участие государства необходимо - как гаранта правил, стандартов, защиты интересов и прав акционеров, инвесторов. Ведь ни у кого не вызывает никаких эмоций то, что НБУ, будучи 100% государственной собственностью, является гарантом обращения государственных ценных бумаг, и иностранные инвесторы довольны этим фактом. Почему же мы не должны использовать возможности государства по контролю над учетом прав собственности акционеров в нашей стране?
Но, наверное, нельзя говорить о том, что процесс контроля государства, собственно, процесс владения государством контрольным пакетом в центральном депозитарии должен быть бесконечно долгим, тем более - вечным. Есть некий переходный период: как любой ребенок, любое учреждение должно встать на ноги - должны быть установлены определенные правила, внедрены какие-то качественные процедуры, лучшие практики. Вот когда фондовое сообщество убедится в надежности качественных процедур центрального депозитария, когда НБУ, убедившись в надежности центрального депозитария, передаст ему для учета государственные ценные бумаги, и инвесторы будут уверены в том, что это никоим образом не ставит под сомнения их интересы и права, возможно, государство и уменьшит свою долю в центральном депозитарии до, допустим, блокирующего пакета - 25 % акций.
Как долго будет длиться этот процесс? Это зависит от того, как будут настроены профессиональные участники, как будут настроены международные организации, непосредственно ГКЦБФР. По моему мнению, этот процесс не должен быть длинным, три года - это максимум. В течение этого времени государство создаст работоспособную качественную организацию и сможет уменьшить свое участие в центральном депозитарии до разумно необходимого блокирующего пакета.
РБК-Украина: В свете принятия пенсионной реформы, какие планы ГКЦБФР по работе с НПФ?
Дмитрий Тевелев: Пенсионная реформа, заявленная и принятая парламентом, - это только один из шагов на пути становления новой пенсионной системы. Это не единственный закон в этом направлении, за ним последует еще целая серия законопроектов, в том числе связанных с функционированием накопительной системы, что, безусловно, чрезвычайно важно.
Какие задачи в этой связи у ГКЦБФР? Во-первых, это приведение нормативных документов, нормативно-правовых актов в соответствии с этим законом. Во-вторых, это участие в создании новых законодательных актов, которые будут описывать и регулировать систему пенсионного обеспечения в стране.
РБК-Украина: Как будут себя вести, по Вашим прогнозам, в ближайшем будущем украинские эмитенты на европейских и американских фондовых площадках? Возможен ли переход на гонконгские?
Дмитрий Тевелев: Наши предприятия, естественно, нуждаются в серьезных инвестициях - по разным основаниям, для разных целей, и не предмет нашей беседы определить эти цели. Любое предприятие идет за деньгами туда, где они есть: если есть деньги в Гонконге - пойдут в Гонконг, есть в Сингапуре - пойдут в Сингапур и т.д. Здесь нет никаких ограничений для наших предприятий, кроме как выполнение требований каждой площадки.
Какими будут направления движения? Уже сформировалась определенная тенденция, когда активы, связанные с привлечением средств в сельскохозяйственный сектор, размещаются на Варшавской бирже. Размещения, связанные с евробондами в больших объемах, 300-500 млн долл., осуществляются на Лондонской и Нью-Йоркской биржах.
Гонконг представляет собой очень большой интерес для украинских компаний в плане размещений, прежде всего, ввиду своего потенциала. И мы очень много делаем для того, чтобы, во-первых, сблизить наши нормативные базы, дабы украинский эмитент смог выйти на Гонконгскую биржу без создания промежуточного юридического лица в той или иной, не украинской, юрисдикции. Наша цель - обеспечение для отечественных предприятий возможности выхода на Гонконгскую биржу напрямую. И мы видим поддержку и понимание со стороны Гонконга в этом отношении. Так, недавний визит вице-президента Гонконгской биржи в Украину показал, что такие возможности есть, и в данный момент мы проводим интенсивную работу в этом отношении. Я думаю, что 2012 г. должен стать переломным в этом вопросе.

Беседовала Елена Вечеровская

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top