Директор Lauffer Group: в 2015 году мы заплатили 1,3 млрд гривен налогов

Фото: Виталий Балыхин Фото: Виталий Балыхин

Один из самых крупных хлебобулочных холдингов Украины Lauffer Group три года назад лишился почти 70% своих предприятий из-за конфликта на Донбассе и аннексии Крыма. При этом компания не теряет лидерских позиций на рынке и продолжает выпускать качественную продукцию в нескольких областях страны.

Управление Lauffer Group за эти три года, без единого нового кредита и овердрафта, можно вносить в учебники по кризисному менеджменту, шутит директор Lauffer Group Виталий Балыхин. Также в интервью РБК-Украина он рассказал о социальных обязательствах на территориях, граничащих с АТО, и о новых проектах холдинга в 2017 году.

- Недавно ваша компания заявила, что не видит причин для поднятия цен на хлебобулочные изделия. На фоне заявлений Всеукраинской ассоциации пекарей о возможном повышении цен на 20%, да и ввиду общих тенденций к изменению стоимости, ваше заявление выглядит странно. Нет ли здесь популизма?

- Конечно, есть, только не с нашей стороны. На сегодняшний день нет никаких аспектов, которые бы могли повлиять на повышение цены. За полгода цены на основные составляющие не менялись. Если говорить о ценах на муку, то их колебание можно назвать сезонным, и оно не настолько значительно, чтобы повлиять на стоимость готовой продукции. Стоимость муки меняется не больше чем на 150 гривен: в октябре стала чуть ниже, к концу месяца – немного выше, к Новому году (из-за повышения спроса) – возможно повышение, но уже в начале года опять упадет до весны. Цены на электроэнергию, газ, бензин как были высокими, так и остались.

Сторонники повышения цен на хлеб приводят еще один аргумент – рост минимальной зарплаты. Но для нас это не может быть показателем: на наших предприятиях зарплата гораздо выше минимальной. Например, на предприятиях Одесской области работники получают от 5500 гривен. Поэтому мы объективных причин для повышения цен на хлебобулочные изделия не видим.

- Lauffer Group называет себя социально ориентированной компанией. В чем заключается эта социальная ориентированность?

- Да, мы являемся социально ориентированной компанией. Почему? У нас работает около 10 тысяч человек. Каждый из них получает достойную зарплату и социальные гарантии. Мы производим хлеб. "Хлеб – всему голова", продукт, без которого не обходится ни одна семья. Теперь к вопросу "социальных" сортов. Я бы предложил заменить этот термин на "продукцию массового потребления". Доля этой продукции в общем объеме разная в каждом регионе.

В Одесской области это приблизительно 20%, в то время как на предприятиях возле зоны АТО – до 50%. У нас 8 предприятий расположены вдоль линии АТО. Там наши заводы и розничная сеть несут большую социальную нагрузку. Это не только выпуск хлеба массового потребления, но и сохранение рабочих мест. Некоторые из этих заводов даже работают в убыток, но мы понимаем: нельзя лишать жителей хлеба и работы.

Погашаем затраты на производство за счет прибыли предприятий из других областей. Недавно проверил почту – только за сегодня пришло 20 писем с просьбой помочь. Мы никогда не отказываем. Хотя государство выделяет средства на питание, Lauffer Group всегда предоставляет дополнительную продукцию. И военным батальонам, и спецподразделениям на блокпостах, и организациям, которые работают с вынужденными переселенцами, и многим другим.

- А сколько это в цифрах?

Просят немного: несколько десятков буханок в день. Но когда мы плюсуем все заявки, получается до 10 тонн в месяц. Мы всегда выделяем необходимую продукцию, еще ни разу не отказали. В других областях наши предприятия также оказывают помощь и социально незащищенным категориям, и детским домам и проводят благотворительные акции.

- Цель любого производства – прибыль. С какими результатами Lauffer Group подходит к концу этого года? Как у вас обстоят дела с налогообложением?

- В прошлом году мы заплатили 1 миллиард 300 миллионов гривен налогов. Мы – один из самых крупных и добросовестных налогоплательщиков в стране. Кроме того, очень важно, что мы декларируем все объемы продукции, в отличие от наших конкурентов. Помимо того, что некоторые предприятия пытаются копировать названия наших торговых марок и даже выпускать похожую продукцию, они декларируют объемы производства в разы меньше. Мы же платим налог с каждой выпущенной буханки хлеба.

К тому же мы очень много внимания уделяем модернизации наших предприятий. На 2017 год у нас запланирована масштабная программа по введению новых технологических линий и замене оборудования на менее энергоемкое. Наша задача – повысить не только количество продукции, но и ее качество. Предприятия Lauffer Group используют традиционные рецептуры.

Наш хлеб производится не на заменителях, а на настоящих опарах и дрожжах. Поэтому у нас есть уникальная продукция: "Салтовский хлеб", "Одесский батон", заварные хлеба. Это очень важно. Мы должны сохранять традиции украинского производства. Возможно, это не так выгодно, но переходить на выпуск продукции, которая на следующий день уже непригодна к употреблению, мы не будем. Мы делаем настоящий хлеб.

- Расскажите подробнее, с чем связаны претензии банков? Какие последствия это может иметь для холдинга?

- С начала АТО мы потеряли 70% предприятий: они находились на территории, которая сейчас, к сожалению, не подконтрольна украинским властям. Большинство банков, у которых открывали кредит, поступило в соответствии с украинским законодательством и наложило мораторий на то имущество. Мы выплачиваем кредит и проценты. Проблемы у нас с "Ощадбанком" и "Сбербанком России". С последним ситуация вообще парадоксальная. Мы брали кредит на развитие "Крымхлеба" под залог имущества, находившегося на полуострове.

Мы потеряли контроль над этими предприятиями после аннексии и предложили "Сбербанку России" учесть это. Но банк нам ответил, что на территории Крыма он не работает. "Ощадбанк" тоже не хочет идти нам навстречу. Уже два года мы пытаемся договориться о реструктуризации долга и о наложении моратория на имущество, которое находится на оккупированой территории.

Однако банк игнорирует украинское законодательство и здравый смысл. Возможно, его целью было забрать один из самых выгодных наших активов – Славянский масложиркомбинат. Банк его присвоил и сразу же переоформил на другую фирму. При этом в залоге была только недвижимость завода, без оборудования. Но сегодня предприятие полностью эксплуатируют другие люди. Мы не идем на конфликт, а защищаем свои интересы законным путем, в судах, и сохраняем возможность решить этот вопрос путем переговоров.

Мы намерены стабильно погашать этот кредит, так же, как и остальные. Поэтому мы бы хотели стать равноправным партнером в переговорах с "Ощадбанком" и договориться об условиях погашения задолженности. Мы присутствуем на рынке 25 лет. Последние 3 года мы не берем ни единого кредита, ни одного овердрафта, работаем на собственных средствах, при этом погашаем кредиты и вкладываем деньги в развитие наших предприятий.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
Теги: Хлеб, завод
On Top