Деньги Януковича: что рассказал Юрий Луценко о конфискации 1,5 миллиарда долларов

Луценко проанонсировал новую спецконфискацию еще трех миллиардов гривен (Фото: rada.gov.ua) Луценко проанонсировал новую спецконфискацию еще трех миллиардов гривен (Фото: rada.gov.ua)

Собеседник РБК-Украина в правящей коалиции еще до выхода материала Al Jazeera рассказывал, что соглашение о покупке Онищенко у Курченко одной из компаний, со счетов которой были конфискованы "деньги Януковича", детективы НАБУ изъяли при обыске в офисе нардепа еще в 2016-м году.

С конца прошлого года не утихает скандал вокруг засекреченного решения Краматорского суда о конфискации 1,5 миллиарда долларов со счетов ряда компаний-нерезидентов, которые якобы были подконтрольны экс-президенту Виктору Януковичу и его окружению. В ноябре часть этих денег стала предметом очередного конфликта НАБУ и ГПУ. А в начале 2018-го арабский телеканал Al Jazeera опубликовал расследование по этим фактам и само засекреченное решение суда. В среду генпрокурор Юрий Луценко был приглашен за заседание комитета Верховной Рады по нацбезопасности для выступления на тему спецконфискации. Хронология событий вокруг "денег Януковича" и тезисы генпрокурора по этому вопросу – в материале РБК-Украина.

28 марта 2017 года Краматорский суд Донецкой области принял решение о конфискации у 10 компаний нерезидентов около 1,5 млрд долларов США. Как сообщил тогда генпрокурор Юрий Луценко, эти деньги принадлежали экс-президенту Виктору Януковичу и его окружению. По его словам, реализовать конфискацию удалось усилиями экс-прокурора сил АТО Костянтина Кулика и заместителей генпрокурора Евгения Енина и Анжелы Стрижевской.

В тот же день эти средства были перечислены со счетов этих компаний в "Ощадбанке" на счета Государственного казначейства. Позже президент Петр Порошенко сообщил, что конфискованные у окружения Януковича средства в размере $1,1 млрд зачислены на счета Госказначейства, еще $200 млн в ценных бумагах будут переданы Минфину и на эту сумму будет уменьшен внутренний долг государства. 

Как объяснили в ГПУ, конфискованные средства были получены преступным путем и вложены в государственные облигации, после чего размещены на примерно сотне банковских счетов. Через ценные бумаги выведенные средства по сути легализировались, еще и с серьезным процентом. Речь идет о деле по статье 255 (создание преступной организации), которое ведет Генпрокуратура в отношении Сергея Курченко, Александра Клименко, Сергея Арбузова и рядя других влиятельных функционеров времен Януковича.

"Во времена Януковича скупали государственные бумаги, операция происходила следующим образом: украденные средства через 500 компаний выводились из Украины, через офшоры попадали во "всемирную мойку". Их три года пытались отследить прокуроры, деньги выплывали на Кипре и в Латвии, и преступники скупали гособлигации с доходностью 8% в валюте. Купить бумаги могли только люди Януковича", - говорил Луценко.

Правда подробности процедуры спецконфискации не разглашались. Официально было лишь известно, что в ходе расследования этого эпизода один из подозреваемых "дал полные свидетельства на руководство преступной организации, на способы и методы разворовывания средств, на конкретные фирмы, их счета и проводки по миру и дальнейшее их использование в Украине".

Более того, информация о приговоре Краматорского суда отсутствует в Едином госреестре судебных решений по просьбе Военной прокуратуры. Решение было засекреченным.

Позже в медиа появилось имя того самого соучастника ОПГ Януковича, давшего показания прокурорам - Аркадия Кашкина, который был номинальным директором известной фирмы из пула Курченко "Газ Украина-2020".

Антикоррупционные активисты почти сразу стали критиковать сам метод конфискации, примененной правоохранителями, обозначая его как фикцию и фарс. В частности, активисты "Центра противодействия коррупции" неоднократно заявляли о том, что спецконфискация проведена с нарушениями, что поможет Януковичу и его окружению выиграть международные суды и вернуть себе эти деньги полностью "отмытыми". Кроме того, они отмечают, что средства принадлежат юридическим лицам, собственники которых могут поменяться, и Украина вернет деньги совсем другим людям.

Параллельно кипрские компании, которым юридически принадлежали конфискованные облигации внутреннего государственного займа (Akemi management ltd, Aldoza investments ltd, Erosaria ltd, Opalcore ltd, Foxtron networks ltd, Loricom holding group ltd, Wonderbliss ltd), пытались обжаловать решение Краматорского суда.

Новый виток развития история получила в ноябре. Тогда НАБУ заявило, что пытается установить местонахождение около $156,8 млн и 218,1 тыс. грн, которые принадлежали связанной с депутатом Александром Онищенко компании Quickpace ltd, и были арестованы по решению суда от 24 мая 2016 года на счетах в государственном "Ощадбанке" в рамках расследования так называемого "газового дела". В октябре детективы обнаружили, что средства со счетов исчезли.

Эти средства были уже перечислены в государственный бюджет Украины на основании того самого приговора Краматорского суда, "которым было утверждено соглашение о признании виновности с гражданином Аркадием К", отметили в бюро. В результате НАБУ инкриминировало должностным лицам банка "незаконные действия с имуществом, на которое наложен арест".

То есть, получилось, что доля конфискованных средств была арестована по двум разным производствам - в деле Онищенко и деле "ОПГ Януковича".

Генпрокурор в свою очередь заявил, что детективы НАБУ хотят получить засекреченное решение суда по спецконфискации, которое может быть использовано для возврата средств соратникам Януковича. И с этой целью осуществляет давление на "Ощадбанк". "Желание определенных лиц, которые хотят в Лондоне начать процедуру возврата этих средств, получить решение Краматорского суда, не проходит. Сначала в процесс включили общественные организации. Теперь в процесс включились правоохранители", - сказал тогда Луценко.

Помимо "Ощадбанка" под прицел НАБУ попала и Государственная служба финансового мониторинга Украины. В конце декабря в бюро заявили, что проводят досудебное расследование по факту возможного пособничества председателя Госфинмониторинга Игоря Черкасского в растрате так называемых "денег Януковича" - облигаций одной из кипрских офшоров Wonderbliss Ltd, которые были конфискованы. Решением Соломенского суда Киева от 11 июля 2017 года детективы получили временный доступ к копиям документов, хранящихся в Госфинмониторинге.

Привет из Ближнего Востока

Уже в начале этого года эпопея со спецконфискацией средств "ОПГ Януковича" продолжилась. Арабский телеканал Al Jazeera, который принадлежит эмиру Катара, выпустил целый материал, посвященный конфискации 1,5 млрд долларов. Причем журналистам каким-то способом удалось заполучить, среди прочего, и якобы сам текст всеми разыскиваемого и официально засекреченого решения Краматорского горсуда по спецконфискации.

Первый журналистский сюжет рассказывает о том, что одна из кипрских фирм, Quickpace ltd, активы которой были конфискованы, была перекуплена у Курченко Александром Онищенко и российско-украинским бизнесменом Павлом Фуксом. Упомянутый офшор владел 160 млн долларов замороженных активов. Именно средства Quickpace фигурировали одновременно в производствах ГПУ и НАБУ и стали камнем преткновения между правоохранителями.

В распоряжении телеканала оказался неподписанный договор, согласно которому Онищенко и Фукс являются сторонами в такой сделке. Исходя из документа, обнародованного Al Jazeera, Онищенко и Фукс в 2015 году заплатили почти 30 миллионов долларов (в пропорции 67% и 33% соответственно) за кипрскую компанию Quickpace Limited. В случае разморозки активов новые владельцы могли получить прибыль в размере 130 млн долларов.

Примечательно, что одним из спикеров в сюжете выступил и директор НАБУ Артем Сытник.

Второй сюжет журналистского расследования основывается на засекреченном решении Краматорского суда. В нем говорится о роли инвестиционной компании ICU, связанной с людьми из окружения Петра Порошенко, в сделках Януковича и его окружения. ICU выступала брокером при покупке облигаций, впоследствии конфискованных в госказну, от имени упомянутых выше кипрских компаний. Причастность ICU подробно описывается в якобы тексте приговора Краматорского суда.

Важный нюанс: на постановлении суда, имеющегося у Al Jazeera, отсутствуют подписи и печати. Да и в Генеральной прокуратуре не подтверждают и не опровергают подлинность документа.

Собеседник РБК-Украина в правящей коалиции еще до выхода материала Al Jazeera рассказывал, что соглашение о покупке Онищенко у Курченко одной из компаний, со счетов которой были конфискованы деньги, детективы НАБУ изъяли при обыске в офисе нардепа еще в 2016-м году. "У этой истории несколько слоев. Слой самый важный – ощущение главы НАБУ своей неэффективности. И тут к нему попадает жирный клиент - Онищенко. Они арестовывают все счета, насчитывают ему 2 миллиарда гривен убытка госбюджету. Но в этом время Луценко начинает рассказывать, сколько он в бюджет перечисляет. А Сытнику нечего предъявить", - рассказывал собеседник.

По его словам, Онищенко предлагалась сделка со следствием, чтобы он деньгами этой компании погасил убыток, нанесенный государству. Но деньги были перечислены в бюджет в рамках спецконфискации. "Сытник обиделся на Луценко, и началась пиар-война", - добавил собеседник.

Что рассказал Луценко на комитете парламента

В связи с ажиотажем вокруг материала арабского телеканала, генпрокурора Юрия Луценко пригласили на заседание парламентского комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны 17 января.

"Те люди, которые боролись против спецконфискации, срывали вопросы обороны и безопасности, сейчас фактически моделируют ситуацию, чтобы Янукович получил средства обратно… Чтобы, во-первых, развеять ложь и мифы вокруг процесса (спецконфискации) и, во-вторых, наметить наши дальнейшие планы, я пригласил генерального прокурора Луценко… Почему мы до сих пор возвращаемся к этому вопросу, почему НАБУ возбудило дело по факту конфискации средств…", - сказал в своем вступительном слове на комитете его глава Сергей Пашинский.

"Благодаря мозговому штурму всех причастных к трехлетней работе, Генпрокуратура добилась 30 приговоров украинских судов в деле "ОПГ Януковича", - проинформировал Луценко. По ним осуждено 30 человек - участников преступной схемы хищения, отмывания средств, в общей сумме 1,5 млрд, начиная от руководителей маленьких предприятий, через которые начиналась схема "отмывания" и до бывшего первого заместителя министра экономики Сухомлина.

Ссылаясь на письмо от Госфинмониторинга от 28 апреля 2017, Генпрокурор сообщил о поступлениях на валютные счета Госказначейства на сумму 1,117 миллиарда долларов. Еще 200 млн долларов поступили в виде ОВГЗ. И еще 220 млн долларов совокупно конфисковали у Сергея Курченко: 88 млн - деньгами, 66 млн - имуществом ФК "Металлист" и 1,48 млрд грн в виде ОВГЗ.

По словам главы ГПУ, в схеме "отмывания" средств группировкой Януковича участвовало более 500 субъектов хозяйствования украинской и иностранной юрисдикции. Суть цепочки сводилась к отмыванию на территории азиатских стран, затем деньги заводились на Кипр и в Латвию, после чего направлялись в украинские банки, где за них брокер покупал ценные бумаги.

"Там, под давлением членов ОПГ, им оформлялись облигации внутреннего государственного займа, приносящие 9% годовых доходов в валюте, и уже абсолютно чистыми, отмытыми деньги должны были возвращаться к членам ОПГ. Такова общая схема, которая установлена ​​решениями 30 украинских судов, вступивших в законную силу", - объяснил Луценко.

Тем самым брокером являлась ICU. Как уточнил генпрокурор, в ходе проверки было установлено, что брокер ICU не нарушал закон и не принимал участия в выводе государственных денег окружением Януковича.

"Еще до выхода материалов Al Jazeera следствие допросило работников Нацбанка, "Ощадбанка", ICU и получило ответ. После этого весной в прошлом году мы заказали проверку ICU со стороны уполномоченного органа центральной власти. И эта проверка была проведена. Результат звучит, что в действиях брокера нет нарушений действующего законодательства. Тем не менее, как всегда, мы ищем истину, поэтому материалы проверки направили в экспертное учреждение, которая единственная может дать нам объективный ответ, - было ли в действиях брокера или работников банков нарушения действующего законодательства при оформлении сделок по покупке ОВГЗ за грязные средства", - сказал Луценко.

По его словам, окончательное решение о судьбе ICU – о закрытии эпизода относительно ответственности работников банков и брокерской компании, или предъявления им подозрения или обвинения - будет принято после получения вывода экспертизы.

Возвращенные средства в 2017 году распределили между Национальной полицией, Госпогранслужбой, Нацгвардией, Минобороны, а также 400 млн гривен было выделено на организацию биометрического контроля. Доля конфискованных денег, по словам Луценко, также направили на ремонт и строительство дорог.

Еще $50 млн, замороженных в 2014 году в Латвии, были лишь малой частью средств из $1,5 млрд, которые в цикле вывода средств попросту не дошли до Украины.

"Просто не закончили свой цикл, условно, Шанхай - Кипр - Латвия - Киев. Шанхай назван условно, потому что там много юрисдикций. 1,5 млрд долларов уже были здесь, а 50 миллионов доходило, чтобы купить новые ОВГЗ", - пояснил Луценко.

Генпрокурор отметил, что вовремя среагировать и вернуть активы из Латвии не удалось из-за искусственного развала совместной следственной группы, созданной между Украиной и Латвией. Латвия не получила ответа на вопрос преступного происхождения этих средств, рассказал он.

Конфискованные в латвийский бюджет средства не оспаривались никем. Однако у Украины есть шансы вернуть эти 50 млн долларов обратно в Украину, следуя международным конвенциям правительств наших стран. А вот рассекречивание решения Краматорского суда о конфискации, отметил генпрокурор, может существенно осложнить ход следствия и несет угрозу жизни тех людей, которые пошли на сотрудничество со следствием.

"Давайте скажем честно: сегодня СМИ, в первую очередь активисты "Центра противодействия спецконфискации", (подразумевается "Центр противодействия коррупции" Виталия Шабунина, - ред.) уже на весь мир разгласили фамилию человека, который заключил одно из соглашений о предоставлении детальной информации по поводу преступных схем, зная, что этого человека все еще преследуют олигархи, хоть и беглые. Или меня снова вызовут на профильный комитет и будут требовать раскрыть за 10 дней очередное убийство?" - добавил Луценко.

Кроме того, по его словам, украинское законодательство не позволяет вернуть спецконфискованные 1,5 миллиарда долларов. Причина - вопрос об утверждении соглашений члена преступной организации, который дает показания на высшее руководство ОПГ и платит определенную компенсацию в государственный бюджет за свои действия, рассматривается только в составе прокурора, того, кто заключает соглашение и его адвокатов.

"Попытки представителей оффшорных компаний, которые либо сотрудничали с ОПГ Януковича или сейчас сменили собственников и пытаются стать невинными овечками, натыкаются на украинский закон, который делает невозможным их участие в отмене таких решений", - отметил генпрокурор.

Единственная альтернатива - международные инстанции. И, исходя из тезисов Луценко, как раз на это нацелены все последние серии публикаций в СМИ касательно решения Краматорского горсуда. Ведь на обнародованный в медиа текст решения можно ссылаться в иностранных судах, в частности, в Лондонском суде. И уже там оспаривать решение украинского суда. Именно поэтому в ГПУ, сказал Луценко, не подтверждают и не опровергают подлинность документа, полученного Al Jazeera.

Ко всему прочему, не углубляясь в подробности, Луценко проанонсировал новую спецконфискацию еще трех миллиардов гривен средств окружения экс-президента Виктора Януковича уже в первой половине 2018 года.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top