ru ua

CEO Black Iron Мэтт Симпсон: Для инвесторов нужны стабильность закона и оперативная реакция правительства

CEO Black Iron Мэтт Симпсон: Для инвесторов нужны стабильность закона и оперативная реакция правительства CEO Black Iron Мэтт Симпсон (фото: gmk.center)

Почти два года назад, в июле 2019 года, во время своего первого визита в Канаду президент Владимир Зеленский, обращаясь к представителям канадского бизнеса, заявил о своей полной поддержке инвесторов из этой страны. Среди прочих он отметил компанию Black Iron, которая планирует инвестировать до 1,1 миллиарда долларов в строительство горно-обогатительного комбината в Кривом Роге. Проект создаст около 3500 новых рабочих мест непосредственно на предприятии и в смежных секторах.

На данный момент компания аккумулировала средства, необходимые для строительства проекта, от крупных международных инвесторов, в том числе от Cargill. О том, на какой стадии сейчас проект и какую оценку можно дать инвестиционному климату в Украине – в интервью РБК-Украина рассказывает генеральный директор Black Iron Мэтт Симпсон.

– О новом ГОКе в Кривом Роге говорят как минимум десять лет. С началом войны на Донбассе компания заморозила проект в 2014 году буквально перед началом строительства, затем снова открыла его в конце 2017 года. Сейчас уже 2021 год, мы до сих пор не слышали о начале строительных работ. Что сегодня происходит с проектом Black Iron в Украине?

Строительство ГОКа на Шимановском месторождении железной руды, которое Black Iron будет разрабатывать, действительно должно было начаться в 2014 году. Планировалось, что объект будет введен в эксплуатацию в начале 2017 года. Однако, несмотря на значительные средства на строительство, война помешала реализовать наши планы, поскольку инвесторы не хотели инвестировать чуть более $1 млрд, если в Украине не будет стабильности.

Благодаря постепенному восстановлению такой стабильности в Украине и росту цен на железную руду с конца 2017 года мы снова находимся в активной фазе развития проекта. Мы потратили последние три года на реконфигурацию проекта. Вначале планировалось, что это сразу будет проект на 10 млн тонн ежегодной добычи. Затем переформатировали на две фазы поэтапного развития, начиная с 4 млн тонн в год с постепенным увеличением до 8 млн тонн. Это сокращает требуемые первоначальные затраты от инвесторов, и, следовательно, снижает их финансовые риски.

Основная проблема, которую предстоит решить до начала строительства, – это передача компании базового земельного участка от Министерства обороны. Пока мы ведем переговоры с этим ведомством, Black Iron занимается другими работами, которые необходимо провести перед строительством, включая завершение технико-экономического обоснования и оценки экологических и социальных последствий проекта для региона. Чтобы строительство началось в 2022 году, как и планируется на сегодняшний день, нам необходимо подписать соответствующие документы о передаче земли с Министерством обороны, не затягивая до конца этого года.

– Каков общий объем планируемых инвестиций, кто уже был привлечен в качестве инвестора, какая часть средств – собственные деньги компании, а какая – заемные?

– Общий объем инвестиций в течение жизненного цикла проекта составит около $1,1 млрд, из которых $92 млн уже профинансированы. Первая очередь, стоимость которой оценивается в $452 млн, будет строиться на средства крупных иностранных инвесторов и кредитные средства. Ожидается, что вторая фаза будет в основном финансироваться за счет внутренних денежных потоков.

Среди основных акционеров компании – британский инвестиционный фонд RAB Capital, инвестиционная компания Killik & Company также из Великобритании, и мексиканская Invecture Group. Мы также выбрали международную корпорацию Cargill на конкурсном тендере в качестве соинвестора проекта с правом закупки первых 4 млн тонн сырья в год в течение первых 10 лет реализации проекта. Мы получим от Cargill финансирование в размере $75 млн. Еще $100 млн будет предоставлено семейным офисом одного из самых богатых людей Америки в виде роялти. Кроме того, ведущие европейские банки предоставят $300 млн долгового финансирования, обеспеченного гарантией крупного экспортного кредитного агентства.

Чем этот проект будет отличаться от аналогичных горно-обогатительных комбинатов, расположенных по соседству?

– Во-первых, это премиальное качество конечного продукта с содержанием железа 68% и низким содержанием кремнезема 4,5%, что делает продукт пригодным для сталелитейных заводов Ближнего Востока и Европы. Этот продукт будет похож на железный концентрат, производимый Ferrexpo для производства окатышей высокой чистоты.

Спрос на железо премиального качества неуклонно растет, так как все хотят сократить выбросы CO2, а наш продукт сокращает эти выбросы примерно на 30% по сравнению с обычно потребляемой 62%-ной железорудной мелочью. За каждый дополнительный процент содержания металла покупатели готовы платить разумную премию, которая может варьироваться от $18 до $72 за тонну в соответствии с историческими рыночными ценами.

Во-вторых, поскольку мы являемся первым ГОКом, который будет построен с нуля с момента обретения Украиной независимости, мы планируем использовать множество инновационных технологий, которые не применялись на заводах советской постройки.

Например, большинство предприятий вокруг нашего месторождения до сих пор используют самосвалы грузоподъемностью 110–120 тонн, в то время как на современных рудниках по добыче железной руды уже давно используются более энергоэффективные самосвалы грузоподъемностью 240–320 тонн.

Кроме того, проект разрабатывается таким образом, чтобы минимизировать его воздействие на окружающую среду. Например, мы планируем снизить выбросы пыли за счет использования в шахте электронных детонаторов с точным микросекундным контролем.

На каком этапе находится процесс получения разрешительной документации? Что еще нужно сделать перед началом самого строительства?

– Мы уже получили необходимые горные отводы и разрешение на добычу. Кроме того, еще в 2012 году было проведено разведывательное бурение – на основе данных исследований, проведенных еще во времена Советского Союза.

В ноябре 2019 года мы подписали Меморандум о взаимопонимании с Министерством обороны Украины о передаче основных земель для строительства будущего горно-обогатительного комбината, хвостохранилищ и отвалов пустой породы. Мы провели переговоры с жителями села Рудничное, так как их нужно будет переселить на безопасное расстояние от горных работ.

Самый проблемный вопрос сегодняшнего дня – это время, необходимое для заключения юридически обязывающего соглашения с Министерством обороны о передаче необходимой для проекта земли. Мы считаем, что запланированное соглашение очень выгодно для обеих сторон. Black Iron планирует построить новые квартиры для военнослужащих и реконструировать военный тренировочный полигон в соответствии с современными стандартами НАТО.

Однако сейчас средина лета 2021 года, прошло более полутора лет с момента подписания Меморандума, а у нас все еще нет юридически обязывающего соглашения о передаче земли. Это медленное принятие решений по обеспечению ключевых прав на землю беспокоит как наших инвесторов, так и нас.

Сегодня, в связи с увеличением спроса на железную руду во всем мире и заоблачных цен на нее, интерес инвесторов, вкладывающих средства в добычу сырья, относительно высок. Но когда они видят отсутствие динамичной государственной поддержки значительных частных инвестиционных проектов, они постепенно этот интерес теряют.

– Кроме модернизации военной инфраструктуры, какие еще социальные обязательства возникнут у компании в связи с реализацией проекта?

– Также есть небольшой участок на территории Кривого Рога, село Рудничное, где необходимо будет переселить 1200 жителей в 400 домах. Эти люди живут очень близко к соседним действующим карьерам и часто сталкиваются с большим количеством пыли и сотрясениями своих домов. Поэтому они, в большинстве случаев, заинтересованы в переезде. Люди получат компенсацию и смогут купить новое жилье.

Кроме того, город также получит деньги на проекты социальной инфраструктуры, такие как новые больницы, новая школа, детские сады и ремонт дорог. Это в дополнение к нашей основной социальной нагрузке – созданию около 700 рабочих мест непосредственно на предприятии и до 2800 в смежных отраслях. Кроме около $2,2 млрд налогов будут уплачены в бюджеты всех уровней в течение 20 лет.

Однако, чтобы этот процесс начался, мы должны сначала подписать все необходимые документы о передаче земли и оперативно получить необходимые разрешения для начала строительства.

После того, как решится земельный вопрос – как скоро можно будет начинать строительство?

– После подписания обязывающего договора с Министерством обороны о передаче земли активность по подготовке начала строительных работ значительно возрастет. Во-первых, от подписания земельных документов и получения необходимых разрешений зависит финансирование строительства проекта от Cargill и европейских банков. Мы уже достаточно далеко продвинулись в вопросе получения необходимых разрешений, включая обновление технико-экономического обоснования и оценки воздействия на окружающую среду и социальную сферу.

Во-вторых, перед началом строительства нам нужно будет подписать контракты с "Укрзализныцей", Южным портом и поставщиками электроэнергии для обеспечения логистики и инфраструктуры ГОКа. Меморандумы о взаимопонимании со всеми этими крупными поставщиками услуг уже подписаны, поэтому подписание обязывающих контрактов не займет много времени.

Мы надеемся войти в процесс строительства в начале 2022 года. Тогда же начнутся процессы перемещения военного полигона и населенных пунктов, закупка оборудования и т.д.

CEO Black Iron Мэтт Симпсон: Для инвесторов нужны стабильность закона и оперативная реакция правительства

Земельный участок для строительства горно-обогатительного комбината Black Iron

Как вы оцениваете новое законодательство о привлечении инвестиций, в частности об отмене налога на прибыль для новых инвестиций?

– Мы рады видеть некоторый прогресс относительно принятия законодательства, которое позволит инвесторам, таким как Black Iron, получить доступ к государственной поддержке в соответствии с новым законом об инвестициях. Чем раньше будет оказана эта поддержка, тем скорее будут созданы рабочие места, и Black Iron начнет вносить существенный вклад в экономику Украины как крупный экспортер высококачественной железной руды.

В целом, это законодательство очень позитивно для Black Iron и других крупных иностранных инвесторов, поскольку оно должно обеспечить стабильность закона и некоторые налоговые льготы для стимулирования инвестиций.

Первоначально, когда документ готовился к рассмотрению, он включал льготы по корпоративному налогообложению, которые позволили бы нам сэкономить около $170 млн в течение первых пяти лет работы, чтобы помочь погасить задолженность по первоначальным инвестициям. Однако затем добывающая отрасль исчезла из списка поддерживаемых.

Мы предполагаем, что для этого есть политические причины, и мы воспринимаем это спокойно, поскольку важные основные разделы, которые касаются предсказуемости законодательного поля и международной защиты прав иностранных инвесторов, а также льгот по ввозу оборудования, необходимого для реализации остаются в силе.

Для реализации закона о государственной поддержке инвестиционных проектов со значительными инвестициями уже было принято несколько подзаконных актов. В них есть ряд критериев финансовой платежеспособности, которым должен соответствовать инвестор, чтобы претендовать на такую поддержку. И это может оказаться проблематичным. Инвестор должен соответствовать трем критериям: наличие собственных средств не менее 20% от планируемой суммы инвестиций; чистые операционные денежные потоки не менее 20% от планируемых инвестиций; а также, подтверждение наличия источников финансирования для покрытия запланированных инвестиций.

Последний критерий, который доказывает, что у инвестора достаточно средств для реализации запланированных инвестиций, достаточно разумен. Но первые два могут оказаться проблематичными для некоторых инвесторов.

В частности, второй критерий, требующий от инвесторов наличия операционных денежных потоков, потенциально может отрезать очень большой пул инвестиционного капитала со стороны компаний, которые находятся на стадии развития, и может привести к снижению интереса таких инвесторов к Украине.

Таким образом, мы рассматриваем этот новый закон как очень позитивный шаг вперед, чтобы разблокировать часть бюрократии в Украине, но его успех будет зависеть от его внедрения в реальной жизни.

Как вы относитесь к ожидаемому увеличению рентной платы за пользование недрами? Будет ли проект Black Iron экономически выгодным при значительном увеличении рентной платы?

– Вопрос не столько в том, насколько высоко поднимутся налоги. Более важный вопрос – сможем ли мы реализовать проект на четких, постоянных, предсказуемых условиях налогообложения и уплаты роялти. Инвесторы хотят, чтобы суммы налогов и роялти были стабильными, чтобы обеспечить уверенность в окупаемости их инвестиций. Нам нужно рассчитать, как и в какие сроки мы сможем выплатить кредиты, выйти на точку безубыточности и начать выплачивать дивиденды нашим акционерам.

И когда с одной стороны государство обещает защитить инвесторов, с другой – каждый год неожиданно меняется налоговое законодательство, и инвесторы начинают пересматривать перспективы инвестирования в Украину.

Для Black Iron это суммируется еще и с задержкой и трудностями при заключении обязывающих соглашений о передаче земли. Для успеха нам нужны стабильность закона, ставки налогов / роялти и оперативная реакция правительства на запросы.

Есть ли вариант, что компания свернет инвестиции в Украину и не продолжит реализацию проекта?

– Мы не хотели бы рассматривать такой сценарий. Как крупнейший горнодобывающий проект, который будет реализован "с нуля", мы хотим продемонстрировать наш успех, чтобы вдохновить другие greenfield-истории и привлечь других иностранных инвесторов для разработки месторождений в Украине. Это приведет к созданию лучших рабочих мест и возможностей для граждан страны. И, наоборот, отсутствие поддержки таких проектов сейчас будет означать, что их будет меньше в будущем. Жаль было бы получить такие перспективы стране, богатой полезными ископаемыми и имеющей высококвалифицированный персонал в этой отрасли.

В наш проект уже вложено много денег, времени и сил, собран пул первоклассных инвесторов, готовых профинансировать строительство этого предприятия. Спрос на железную руду на мировых рынках растет, и ожидается, что эта динамика сохранится в ближайшие несколько лет. Более того, спрос на высококачественную железную руду, которую будет производить наша компания, также растет, поскольку люди все больше заботятся об окружающей среде.

Использование нашего продукта снижает выбросы от сталеплавильного производства примерно на 30%. Это могло бы стать отличным вкладом в декарбонизацию украинской и мировой промышленности. Однако для реализации этих инвестиций важно, чтобы мы услышали внятные ответы на наши запросы от правительства в гораздо более короткие сроки, чем это происходит сейчас. А законодательное поле должно стать более предсказуемым.

Шимановское месторождение железных руд находится недалеко от Кривого Рога, запасы сырья составляют 646 млн тонн. Лицензия на разработку месторождения была впервые выдана Шимановскому металлургическому комбинату, принадлежащему Geo Alliance Виктора Пинчука, еще в 2007 году. Black Iron выкупила лицензию в 2010 году.