Блокада Крыма: бодрый старт, туманные перспективы

Уже в первый день блокады Крыма в пунктах пропуска скопились сотни фур Уже в первый день блокады Крыма в пунктах пропуска скопились сотни фур
О начале блокады административной границы Херсонской области с оккупированным Крымом лидеры крымских татар Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев объявили в начале сентября. Неизвестно, сколько организаторы разрабатывали план действий с организацией перекрытия движения для грузовиков на полуостров, но понятно одно, - четкого понимания, сколько продлится акция у них нет. Тем более, требований, которые выдвинули организаторы - обеспечение прав человека в Крыму и отмене свободной экономической зоны на полуострове - пока что имеет туманную перспективу. Впрочем, уже в первый день блокады в Чонгаре некоторые представители координационного штаба сравнивали блокаду Крыма с Майданом, который тоже в начале имел туманные перспективы. Корреспондент РБК-Украина отправился на границу с Крымом, чтобы лично увидеть, как выглядит блокировка автотранспортных артерий до оккупированного полуострова.

О начале блокады административной границы Херсонской области с оккупированным Крымом лидеры крымских татар Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев объявили в первых числах сентября. Неизвестно, как долго организаторы разрабатывали план действий по перекрытию движения для грузовиков на полуостров, но понятно одно, - четкого понимания, сколько времени продлится акция, у них нет. Тем более, что выполнение требований, которые выдвинули организаторы - обеспечение прав человека в Крыму и отмена свободной экономической зоны на полуострове - пока что имеет туманную перспективу.

Впрочем, уже в первый день блокады в Чонгаре некоторые представители координационного штаба сравнивали блокаду Крыма с Майданом, который тоже в начале имел туманные перспективы. Корреспондент РБК-Украина отправился на границу с Крымом, чтобы лично увидеть, как происходит блокирование автотранспортных артерий на оккупированный полуостров.

Чонгар. Акция не без пиара

Автобус с журналистами и активистами из Киева приезжает в Чонгар, который находится у административной границы Крыма, с самого утра 20 сентября, за несколько часов до того, как начнется блокада полуострова. Перед деревней проезжаем мимо двух блокпостов: один организован ГАИ, другой - людьми в военной форме. Как впоследствии выяснится, это бойцы специального батальона МВД "Херсон".

Накануне заместитель начальника Главного управления МВД Украины в Херсонской области Илья Кива заявил, что батальон будет помогать блокировать въезд в Крыму грузовикам. Впрочем, деталей участия милицейского подразделения в акции он не рассказал.

Проехав Чонгар, направляемся к самой границе, к пропускному пункту.

- Все, приехали? Здесь будем блокировать? - спрашивает один из пассажиров.

- Да, вот таможня, - отвечает водитель.

Впрочем, через мгновение выясняется, что блокирование будет проходить в самом Чонгаре, а не непосредственно на таможне. А на границу мы приехали, чтобы подвезти нескольких пассажиров, которые добираются на полуостров.

Впрочем, за несколько минут нашего пребывания возле пункта пропуска пограничники успели дважды обратить на нас внимание.

- Не фотографируйте здесь, - обратился один из них к корреспонденту РБК-Украина. - Вы уже успели сфотографировать?

Услышав отрицательный ответ, он сразу потерял к происходящему интерес и прошел мимо.

- Пассажиры, проходите! - подошел другой пограничник, показывая ладонью в сторону Крыма.

Но когда он услышал, что мы не едем в Крым, перестал настаивать.

- Вы в курсе, что сегодня вас начнут блокировать? - спросил у него корреспондент РБК-Украина.

- Да, - отвечает коротко и неохотно.

- И как вы подготовились?

- Подготовились, - демонстрирует нежелание обсуждать эту тему пограничник, после чего мы на автобусе возвращаемся в Чонгар.

Останавливаемся на той же трассе, но уже в пределах села. С одной стороны дороги - рынок, с другой - место бывшего базирования украинских пограничников. В прошлом году во время оккупации Крыма здесь успели пожить и российские военные, а сейчас здесь уже обживается "Правый сектор". К ним присоединяются самооборона Майдана и "айдаровцы". Кто из них "бывший", а кто и дальше числится в официальных списках своих формирований, понять сложно.

Фото: база, на которой разместились представители "Правого сектора" и других формирований

Новоприбывших встречают приветливо, обнимая, приглашают внутрь базы, показывают апартаменты. В нескольких комнатах на полу разбросаны спальные мешки. Одно из помещений переоборудована в кухню.

Во дворе стоит длинный деревянный стол, за которым уже кто-то завтракает. Стол накрыт достаточно скромно - чай, консервы, почти пустая коробка из-под бубликов.

Входы и самые высокие точки базы украшены флагами крымскотатарского народа, желто-голубыми и красно-черными флагами.

С другой стороны трассы, прямо напротив базы, уже установлена большая палатка - здесь расположен координационный штаб, а также базируются журналисты крымскотатарского канала ATR, который после оккупации полуострова вынужден был переехать в Киев. По странному стечению обстоятельств, владелец канала ATR бизнесмен Ленур Ислямов позже станет главой координационного штаба по блокаде Крыма.

Возле палатки стоит импровизированная сцена из свежих досок. Ближе к вечеру их используют для обустройства пола в координационные палатке и стола на улице.

Фото: выступление Рефата Чубарова с импровизированной сцены

Несмотря на то, что начало блокады Крыма запланировано на 12 часов дня, подготовка к нему начинается с самого утра. Подъезжает кран, который начинает складывать в прицеп грузовика бетонные блоки для блокпостов. С обеих сторон от штаба примерно на одинаковом расстоянии камуфлированные активисты выставляют свои посты.

Таким образом водителям автомобилей, чтобы проехать в Крым или из него, нужно сначала преодолеть один "внешний" блокпост (обустроенный батальоном МВД "Херсон"), два "внутренних" (построенных крымскими татарами с другими активистами), и в самом конце - еще один "внешний".

Уже утром в Чонгаре появляется заместитель начальника МВД Украины в Херсонской области Илья Кива с более чем двадцатью подчиненными из "Херсона". Они выстраиваются и начинают четко выполнять приказы Кивы. Слаженность действий едва ли не ярче всего отличает военизированных блокировщиков от гражданских.

Кива, одетый в военную форму без опознавательных знаков, командирским голосом объясняет: ГАИ разворачивает грузовики еще на въезде в область. Но потом исправляется: на въезде водители получают лишь рекомендацию не ехать дальше. (По итогам дня можно сказать, что водители к рекомендациям не прислушались). По словам Кивы, в Чонгаре к блокаде Крыма привлечены 100 "херсонцев", в целом по области - 500.

- Наша задача - обеспечить мирное проведение акции. Мы поддерживаем волеизъявление украинского народа, - отвечает Кива заученными наизусть одинаковыми фразами разным группам журналистов, которые расспрашивают его об участии батальона "Херсон" в блокировании.

- А каково вам будет сотрудничать с "Правым сектором"?

- Мы не хотим, чтобы эта акция превратилась в пиар-акцию.

Посередине между двумя "внутренними" добровольческими блокпостами, где и должно состояться, собственно, перекрытие дороги, на асфальте видна свеженанесенная "зебра", по которой планируют ходить люди, чтобы формально сохранить законность акции.

Еще до официального старта блокады Крыма в 12 часов два внутренних и два внешних блокпоста полностью готовы, а один из мужчин встает на "зебру" и начинает регулировать движение машин, которые проезжают мимо.

Фейерверк требований, фейерверк людей

Председатель Меджлиса крымскотатрского народа Рефат Чубаров появляется на месте событий рано: в военных сапогах, спортивных штанах и кофте, а также в традиционной папахе.

Его быстро обступают корреспонденты, чтобы спросить о деталях акции. Впрочем, ничего нового он не говорит: участники не будут пропускать фуры в пунктах "Чонгар", "Чаплинка" и "Каланчак" с любым грузом в Крым и из Крыма, пока полуостров не будет деоккупирован. Впрочем, впоследствии добавляет: в требованиях говорится и о деоккупации всей Украины.

- Здесь не только проблема Крыма, и мы решаем не только проблемы Крыма. Мы здесь начинаем гражданскую акцию по решению проблемы территориальной целостности Украины.

О возможной продолжительности самой акции он тоже говорит нечетко. Очевидно, плана как такового нет.

- Акция на первом этапе. Будут второй и третий этапы. Относительно их сроков и форм мы будем советоваться со всеми, кто сюда пришел, со штабом, с представителями меджлиса. От очень многих факторов зависит, какими будут следующие этапы. У нас есть свое видение в отношении поставок электроэнергии, и прочего. Мы будем советоваться со всем украинским обществом, - заверил Чубаров.

Во время выступления на митинге Чубаров отметил: он надеется, что данная акция будет похожей на Киевский Майдан.

- Мы видим, точно так начинался большой майдан в Киеве. Инициатива, очень много предложений, потом их формирования в единую систему - и через день, через два это будет очень мощный последовательный алгоритм наших действий.

Из еще одного провозглашенного Чубаровым месседжа становится понятно, что блокада Крыма санкционирована на всех ступенях власти.

- Никто в Украине, ни одна политическая сила, ни один орган государственной власти не выступил против необходимости гражданской блокады, - уверенно заявил он.

Рефат Чубаров начинает нервничать только когда одна из журналисток пытается выпытать, не является блокада Крыма нарушением закона.

- В чем заключается защита (прав людей, которые живут в оккупированном Крыму, - ред.), если вы не будете пропускать фуры? - спрашивает она.

- Дайте я отвечу, и это будет последний ваш вопрос, - нервно говорит Чубаров. - Если бы вы знали структуру грузов, которые "перекидываются" в Крым, среди которых есть цемент, деревянные изделия, есть металл... Мы не хотим, чтобы нашими товарами укреплялась оккупационная власть, в частности, военные гарнизоны, которые выставили по всему Крыму. Это наше участие в стимулировании государством выполнения своих обязанностей, как по защите прав людей, живущих там, так и в отношении обеспечения собственной безопасности украинского государства.

Впоследствии в Чонгаре появляется лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев - в официальном костюме с галстуком, стилизованной под крымскотатарский флаг. Ажиотаж вокруг него со стороны как журналистов, так и участников акции, больше, однако ничего сенсационного он также не говорит. В то же время своими словами подтверждает: четкого понимания, как долго может продлиться блокада Крыма, нет.

Фото: Мустафа Джемилев приехал поддержать блокаду Крыма

Только позже, днем, будут обнародованы официальные требования к Российской Федерации: освобождение украинских политических заключенных, прекращение политического преследования граждан Украины в Крыму, устранение незаконных препятствий для работы крымскотатарских, украинских и зарубежных СМИ, снятие запрета на въезд в Крыму лидерам крымскотатарского народа Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову, активистам национального движения Исмету Юкселю и Синаверу Кадырову.

Звучит и требование к украинской власти: отменить закон о создании так называемой свободной экономической зоны в Крыму.

- Вообще-то это перекрытие должно было бы осуществляться государством, не нами. Теперь блокада Крыма будет направлена на то, чтобы государственные люди задумались над этим и быстро разработали закон об отмене так называемой свободной экономической зоны в Крыму и создании свободной экономической зоны на территории Херсонской области, - говорит Джемилев очень тихим голосом - его едва слышно даже стоя рядом.

Во время разговора Джемилева с журналистами рядом стоит женщина преклонного возраста, которая представляется Дилярой, и ее сестра. Они держат крымскотататрский флаг и фотографии, на которых изображен молодой военный. На одной из них парень сфотографирован с Джемилевым.

- Это фото моего племянника, - говорит Диляра. - Позывной "Аскер". Он служил в батальоне "Донбасс", исчез под Попасной 17-18 июля 2014 г. СБУ в этом году прислало бумажку, что он умер. Но почему тогда тела нет?!

- То есть вы сюда приехали, чтобы рассказать о своей проблеме? - переспросил корреспондент РБК-Украина.

Женщины сначала соглашаются, но сразу исправляются: блокаду Крыма поддерживают тоже.

- Мы против того, чтобы кормить русскую армию, - говорит одна сестра.

- Не армию, - поправляет другая.

В конце разговора Диляра неожиданно добавляет:

- Если даже я умру, мой дух будет летать здесь, над этой акцией.

В устах этой уставшей женщины пафосные слова звучат не по-театральному трагически.

А вот мужчина по имени Сабри приехал из Стрелкового - последнего населенного пункта на Арабатской стрелке перед Крымом - именно для поддержки блокады полуострова. Рассказывает: там у него остались родственники, с которыми сейчас связывается только по скайпу.

- И что говорят родственники в Крыму по поводу этой блокады? - спросил корреспондент РБК-Украина.

- Они поддерживают. Говорят: "У нас здесь есть коровы, хозяйство, мы потерпим".

Чаплинка. Между двумя мирами

В автобусе до Чаплинки свободных мест нет. Вместе журналистами в салоне - члены "Самообороны Одессы", каждый из которых имеет хотя бы один камуфляжный элемент одежды.

Днем на выезде из Чонгара ситуация с фурами похожа на ту, которая наблюдалась утром, когда приезжали в село - ни одного грузовика.

Первую фуру видим на блокпосту ГАИ. Грузовик стоит в сторону Чонгара, сотрудник ГАИ что-то объясняет водителю. Со временем, чем ближе к Чаплинке, тем чаще встречаются машины.

По дороге почти все в салоне, кроме водителя, пытаются поспать, потому что большинство добирались до админграницы ночью.

- Я же говорю, словно "двухсотих" везем, - пытается развеселить присутствующих парень в военной форме с шевроном "Самооборона Одессы", но "шутка" не находит поддержки.

Практически вся дорога до Чаплинки разбита. Ехать два часа, и чтобы хоть как-то развлечься несколько добровольцев, шатаясь в тряском салоне, будто на американских горках, делают фото на память - сначала без балаклав, потом с балаклавами, а после этого еще и в касках.

Одесский самообороновец с позывным "Феникс" едет впереди - якобы для координации действий водителя. Во время разговора по мобильному, он, очевидно, пытается убедить кого-то из знакомых приехать на помощь.

- Крымские татары позвонили - попросили помочь. Задача - дежурство, борьба с провокациями.

При этом, как оказывается, сам Феникс не знает, блокирует ли уже кто-нибудь дорогу в Чаплинке.

Уже на подъезде к городу он принимает новый звонок. Говорит жестко, с использованием ненормативной лексики.

- Есть информация, что группа фур пытается прорваться в Чаплинке, - рассказывает он нам, закончив разговор.

Автобус подъезжает к блокпосту, впрочем, никаких фур у него нет.

Блокпост расположен перед перекрестком за несколько километров до пункта пропуска "Чаплинка". С одной стороны - маломестные палатки, к которым прикреплены красно-черные флаги. С другой - большая многоместная палатка с двумя желто-голубыми стягами.

Посреди дороги на свеженарисованной "зебре" стоят люди в камуфляжной форме. Большинство из них одеты в балаклавы и имеют шевроны ДУК "Правый сектор".

Чуть дальше обустроено возвышение, покрытое маскировочной сеткой, на котором сидят более десятка человек в военной форме с пулеметами и автоматами, представляющиеся бойцами батальона специального назначения МВД "Херсон".

Фото: блокпост под Чаплинкой

- Говорят, где-то здесь большая очередь из фур, - попытались выяснить ситуацию журналисты у одного из ребят, который прятался в тени.

- Не знаю, - лениво ответил тот.

Едем дальше в сторону границы. Через несколько километров появляется хвост очереди из грузовиков. Голова колонны расположена у самого начала контрольно-пропускного пункта въезда-выезда (КПВВ) "Чаплинка".

Впереди - несколько легковых авто, которые преградили дальнейшее движение к бетонным заграждениям КПВВ, и большое скопление людей. Есть среди них и несколько знакомых лиц: уже упоминавшийся Илья Кива и нардеп Владимир Парасюк. Последний в своей эмоциональной манере заявляет накрученной толпы водителей:

- Разворачивайтесь, вы не проедете!

Количество фур в очереди оказывается трудно сосчитать. Кто-то из присутствующих насчитал 160, кто-то - 180. В любом случае, таких грузовиков, которые застряли здесь между законом и политической целесообразностью, - до 200.

- Где ваша машина? - спросил корреспондент РБК-Украина у водителя, которому на вид за 40 лет.

- Моя? Да вон там, - показывает водитель, представляющийся Николаем, куда-то вглубь очереди. - Стою здесь вторые сутки.

- Вторые сутки? Заблокировали ведь только сегодня...

- Но уже вторые сутки здесь. Причем, документы на растаможку есть. Сказали (украинские таможенники, - ред.), если успею до 20-го пересечь границу, значит, хорошо.

- А раньше вы за сколько времени проходили все процедуры?

- Максимум за сутки.

В очереди - фуры с разным грузом. Труднее всего тем, у кого продукты питания, которые они быстро портятся.

- У меня газобетон, - говорит Николай. - Везу в Севастополь. Точнее, вез... Уже полтора года этим занимаюсь, и никаких проблем не было, а тут...

- А вы слышали, о чем говорят крымские татары? Мол, такими товарами вы поддерживаете российскую армию...

- А за что мне кушать покупать? У меня сын воюет полгода. Сейчас под Марьинкой. Звонит и просит купить штаны. Так я здесь зарабатываю, чтобы потом ему купить одежду. Пусть дадут мне работу в Украине - я же не против. Думаешь, мне нужен этот Крым?

Другой водитель, скрестив руки, пытается убедить: недопуск их на территорию Крыма является нарушением закона о свободной экономической зоне с полуостровом.

Во время разговора водитель первой фуры из "головы" очереди не выдерживает. Заводит машину и начинает маневры для разворота. Телеоператоры сразу же становятся на бетонные блоки, чтобы взять лучший ракурс.

- О, смотри, - говорит один из водителей, невесело улыбаясь, - сейчас снимут, а потом покажут в новостях, что колонны машин начали разворачиваться.

Когда грузовик наконец развернулась и начала отъезжать от КПВВ, блокировщики начали аплодировать. Остальные водители молча провели глазами фуру, которая бежала с "поля боя".

Однако со временем еще одна фура не выдерживает и разворачивается. Впоследствии легковые камуфлированные авто, которые стали между пограничниками и грузовиками поехали, и градус напряжения начал спадать. Даже споры о политике, войне на Донбассе, Крыме проходят достаточно мирно. Агрессивно участники блокады Крыма реагируют лишь тогда,  когда водители обвиняют их в том, что они стоят здесь за деньги.

Фото: общение участников блокирования с водителями проходило в целом мирно

Чонгар 2.0. Другая реальность

К Вечеру возвращаемся в Чонгар. Когда стемнело, место блокады не узнать - по "зебре" уже никто не ходит, да и вообще на улицах мало гражданских. Наиболее светлое место Чонгара - рынок, на котором таранька и копченая рыба продаются даже ночью.

- Ну как, проезжали какие-то фуры? - спросил корреспондент РБК-Украина в одной из продавщиц, которая, кажется, точно не пропустила бы взглядом ни одну машину.

- Да нет, не было.

- А раньше вообще ездили здесь?

- Да раньше здесь могли и очереди стоять.

К блокаде Крыма отношение индифферентное.

- Нам все равно. Только чтобы все успокоились.

- "Все" - это блокада или вообще война и все прочее?

- Вообще все.

Прохожу на территорию базы "Правого сектора". Утром и днем здесь было шумно, а в 9 вечера почти совсем тихо. В некоторых окнах, включая кухню, горит свет. Как и на дворе у длинного деревянного стола, который окружили люди в форме.

Один из участников "заседания", увидев чужого, сразу подходит. Опережая вопрос о том, почему я сюда пришел, объясняю, что хочу поговорить об обустройстве базы.

- А как вы сюда попали? - говорит другой - в темных очках усталым голосом.

- Через ворота - они открыты.

- Вы знаете, что сюда нельзя?

- Почему? Утром я сюда проходил нормально.

Первый мужчина пытается объяснить, почему мне нельзя находиться здесь именно в настоящее время:

- У нас здесь проходит сейчас разведка.

Что имеется в виду он не объясняет, но соглашается предоставить мне всю необходимую информацию, отведя немного в сторону от стола. К разговору присоединяется еще один мужчина, который даже представляется, правда, называя только позывной - "Волчара".

- Почему сейчас на дороге нет никого из гражданских? Или в этом уже нет необходимости, когда есть блокпосты? - обратился к нему корреспондент РБК-Украина.

Отвечает, что так и есть. Рассказывает о важности недопущения провокаций.

- Было ли нечто подобное в первый день?

- Да. Задержали сегодня одного. Маскировался под журналиста ТРК "Украина", снимал возле рынка. Мы спросили у него документы - удостоверение редакции не было, был российский паспорт с крымской пропиской. Мы его задержали и передали пограничникам.

Ночью блокпосты удерживаются именно представителями "Правого сектора" и других "неофициальных" организаций. Причем, если днем они легковые машины почти не трогают, то вечером берут на себя больше полномочий, - останавливают и проверяют и их. У некоторых водителей даже требуют показать документы. Подобного, конечно, не происходит на "внешних" блокпостах.

Ближе к полуночи некоторые из сторожевых на "внутренних" блокпостах не выдерживает и садятся на асфальт, чтобы немного вздремнуть.

Почти в 11 вечера в главной палатке собирается первое заседание широкого координационного штаба, куда входят как представители официальных структур (МВД, ГСЧС и т. д.), так и общественных гражданских и военизированных организаций. После более чем часового разговора заседание завершается.

Одним из последних из палатки выходит Рефат Чубаров. Впервые звучит сумма, в которую обошелся запуск блокады: 150-170 тыс грн. Именно столько, по словам Чубарова, собрали крымские татары на акцию.

- Этого хватит только на несколько дней. Хотим активизировать волонтерское движение для дополнительной продуктовой и финансовой подпитки перекрытия границы.

Очевидно, без дополнительного финансирования и правда не обойтись - на следующий день Мустафа Джемилев заявит, что блокада Крыма может длиться "как месяц, так и полгода".

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top