Андрей Парубий: На Майдане и по нам, и по "Беркуту" "работал" российский спецназ

А. Парубий

Год назад на Майдане начался расстрел митингующих, который шел три дня. Но и сегодня эта история остается покрытой семью слоями мрака - расследование буксует, а вопросов с каждым месяцем все больше и больше. Кто были снайперы, стрелявшие по митингующим и силовикам? Почему сотник Владимир Парасюк (ныне - народный депутат) произнес свою речь о необходимости свержения Президента Виктора Януковича? И почему Януковичу удалось сбежать? Накануне годовщины расстрела "Небесной Сотни" мы встретились с бывшим комендантом Майдана, первым вице-спикером Верховной Рады Андреем Парубием. В обстоятельном интервью он изложил свою версию многих странных и страшных событий годичной давности.

Год назад на Майдане начался расстрел митингующих, который шел три дня. Но и сегодня эта история остается покрытой семью слоями мрака - расследование буксует, а вопросов с каждым месяцем все больше и больше. Кто были снайперы, стрелявшие по митингующим и силовикам? Почему сотник Владимир Парасюк (ныне - народный депутат) произнес свою речь о необходимости свержения Президента Виктора Януковича? И почему Януковичу удалось сбежать?

Накануне годовщины расстрела "Небесной Сотни" мы встретились с бывшим комендантом Майдана, первым вице-спикером Верховной Рады Андреем Парубием. В обстоятельном интервью он изложил свою версию многих странных и страшных событий годичной давности.

РБК-Украина: В чем была необходимость 18 февраля вести людей к Верховной Раде? Можно ли было без этого обойтись?

Андрей Парубий: Это было решение Совета Майдана, и на его заседании этот вопрос поднимался дважды. В первый раз лично я выразил предостережение.

Мои опасения были следующие. Если помните, на последнем этапе Майдана мы практиковали походы, потому что в тот период я начал отчетливо наблюдать, что начинает действовать третья сила.

По моему мнению, это были российские спецслужбы. Их действия состояли, скажем так, в неожиданных, жестких атаках на майдановцев, и провокации конфликта. Если мы оказывались на том или ином этапе в позиционном противостоянии, то оно через 15-20 минут перерастало в активное. Именно поэтому на последнем этапе Майдана я практиковал походы. Их преимущество состояло в том, что мы не стояли на месте и, соответственно, когда колонна движется, уменьшается вероятность появления жесткого конфликта.

Но во время обсуждения на Совете Майдана авторы этого предложения настаивали на том, что такая акция должна состояться. Предложение было вынесено на голосование и было принято решение Совета Майдана провести пикетирование Верховной Рады.

На самом деле история немного повторялась. Вспомните первые дальние баррикады, когда мы заблокировали правительственный квартал в ночь с 9 на 10 декабря, а потом нас оттуда вытеснили. Логика была такая же - снова заблокировать правительственный квартал, но заблокировать его не путем баррикад, а путем пикета.

18 февраля 2014 года. Начало последней фазы Майдана

18 февраля логика состояла в том, чтобы продемонстрировать активную позицию. Мы предвидели, что в тот день в Верховной Раде могут быть совершены антиукраинские действия, в частности избрание пророссийского премьер-министра.

РБК-Украина: 28 января Николай Азаров ушел в отставку с поста премьера. Кто рассматривался на его пост?

Андрей Парубий: Разные фамилии звучали, говорили даже о Медведчуке (Виктор Медведчук, бывший лидер СДПУ(о), глава Администрации Президента Леонида Кучмы, кум Владимира Путина, - В.К). Янукович был марионеткой в руках Путина. Так что был реальный сценарий, предусматривавший назначение чисто пророссийского премьера, такого, который возьмет на себя ответственность за более жесткие действия, которые сам Янукович боится предпринять, и, соответственно, приведет к эскалации конфликта.

В таких условиях я вполне допускаю, что Янукович мог призвать российские войска не из Ростова-на-Дону, а из Киева. Ситуация доходила до предела и поэтому было решено провести поход к парламенту. Но все политические деятели при этом настаивали - чтобы, не дай бог, он перерос в активную фазу.

РБК-Украина: После того, как 18 февраля произошли столкновения в Мариинском парке, "Беркут" перешел в контратаку и спустился вплоть до Европейской площади, когда было принято решение освобождать Дом профсоюзов?

Андрей Парубий: Оно было принято сотником 12 сотни Тарасом Зембитским в ночь с 18 на 19 февраля. Суть сводилась к следующему: если мы не вынесем раненных из Дома профсоюзов сейчас, то может быть много жертв. Я дал подтверждение на это указание и считаю, что мы поступили правильно. Если бы мы не стали выносить раненых, не проводили эвакуацию, погибших было бы очень много.

План эвакуации был согласован заранее. Главным пунктом для эвакуации должна была стать Михайловская площадь, запасной вариант - Софиевская площадь. При этом, был разработан вариант, по которому мы занимаем двор Софиевского собора и там размещаем раненых.

Но в связи с тем, что территория между этими двумя площадями была перекрыта вооруженными "титушками", был выбран первоначальный вариант - раненых мы доставили на Михайловскую, и это решение спасло жизнь многим людям.

РБК-Украина: После 18 февраля начались активные переговоры лидеров оппозиции с Виктором Януковичем. Вы, как комендант Майдана и руководитель Самообороны Майдана, принимали в них участие?

Андрей Парубий: Скажу откровенно - в них я не участвовал принципиально. Ко мне во время Майдана несколько раз подходили самые неожиданные люди, которые предлагали встретиться с Януковичем и гарантировали безопасность во время переговоров. Они мне говорили, что Янукович хочет говорить с людьми, которые непосредственно руководят Майданом, а не с политиками.

Причем это были весьма и весьма неожиданные люди, в частности, из украинской диаспоры, которые говорили мне, что Клюев (Андрей Клюев, на тот момент глава Администрации Президента - В.К) и Янукович хотят со мной встретиться. Но я во время Майдана решил для себя принципиально - в переговорах с Януковичем не участвую.

РБК-Украина: Если бы 21 февраля не было выступления сотника Парасюка, пригрозившего походом на Администрацию Президента, бежал бы Виктор Янукович из страны?

Андрей Парубий: Хочу напомнить, что Янукович, как установило следствие, свои вещи из Межигорья начал вывозить еще 18 февраля. Думаю, психологический слом произошел у него именно в этот день, после событий в Мариинке, когда там были бои.

Выступление сотника Владимира Парасюка на Майдане 21 февраля 2014 года

21 февраля было совещание сотников Самообороны, во время которого был создан военный совет, куда вошли представители Самообороны и "Правого сектора". На этом совете мы сошлись на том, что ждать до ноября, когда Янукович думал провести внеочередные выборы Президента, невозможно. Это было решение институциональных органов Майдана и позже оно было озвучено.

РБК-Украина: Какие действия вы планировали предпринимать в связи с принятием этого решения? Штурм Рады, штурм АП? Что вообще планировалось сделать с Януковичем, если бы он не бежал?

Андрей Парубий: Уточню. Каждый раз, когда Майдан выдвигал требование, мы же не говорили, скажем: "Прекратите политические репрессии, а иначе мы начнем штурмовать Администрацию Президента". Мы выступали с политическими требованиями.

В этой ситуации мы поступили так же - на военном совете мы разработали не методику или механизм реализации требования, а сформулировали требование. К тому моменту пролонгация полномочий Януковича не воспринимались Майданом.

После тех смертей, убийств на Майдане, думать, что он может останется Президентом было просто нереально.

РБК-Украина: Вы не ходили на переговоры к Януковичу, а лидеры оппозиционных партий - ходили, Дмитрий Ярош тоже ходил. После вы обсуждали итоги переговоров?

Андрей Парубий: Да, конечно мы их проговаривали. И каждый раз это была дискуссия. Лидеры партий рассказывали о проблеме, которая была наибольшей.

Знаменитое выступление Арсения Яценюка на сцене Майдана

А именно о том, что у Януковича было совершенно неадекватное отношение к Майдану. Убеждение, что по одному взмаху его руки Майдан можно разогнать. Политические лидеры понимали, что его позиция ошибочна, манипуляционная, что на самом деле он просто получает указания от Путина, действует не сам, а так, как ему скажет Путин.

РБК-Украина: Уже бежав из Киева, Виктор Янукович обвинил, в том числе и Самооборону Майдана в том, что 21 февраля, после того как было заключено соглашение "Об урегулировании политического кризиса в Украине", оно вами было сорвано, что силы Самообороны заняли правительственный квартал и тем самым этот пакт о ненападении был нарушен.

Андрей Парубий: Это чистой воды манипуляция. Самооборона заняла правительственный квартал после того, как милиция просто сбежала оттуда.

В один момент мы вдруг увидели, что ключевые правительственные здания остались безо всякой охраны. В частности, столичный главк МВД - здание, в котором находилось большое количество оружия. Поэтому мое решение было следствием бегства силовиков, которые просто на автобусах разъезжались по разным направлениям Украины, и просили у нас сопровождения и разрешения на выезд.

Когда мы поняли, что оружие может оказаться на улицах, на фоне того, какой был большой эмоциональный накал на Майдане, (ведь продолжались похороны героев, которые погибли), я дал поручение взять под контроль все правительственные помещения. Между сотнями было распределено, кто какое здание охраняет. И это фактически после двух суток боев, когда люди были истощены, среди них было огромное количество раненых, так вот несмотря на это они заняли позиции.

На Майдане еще кипело настроение захватывать Администрацию Президента, Верховную Раду, уже когда там не было Януковича. Так что здания мы заняли после того, как ключевые правительственные институты оказались без охраны.

РБК-Украина: Это было 21 февраля, а 22 февраля все проснулись и узнали, что Януковича в столице больше нет. По вашему мнению, почему он бежал? Был ли у него план побега разработан заранее? согласовывал ли он его с Владимиром Путиным?

Андрей Парубий: Я выскажу свое личное мнение. Повторюсь, я уверен, что Янукович психологически сломался еще 18 февраля. После этого, и у меня есть все основания так считать, он запаниковал, когда ему сообщили, что из Западной Украины на Майдан едет огромное количество оружия. Я это знаю, поскольку 20 февраля со мной на контакт вышли представители западных посольств. Первый раз это было в 14:00. Они спрашивали меня, так ли это, едет ли оружие?

В это время в Киеве шли бои, и я не мог ничего говорить. Когда бои стали стихать, около 16 часов, я назначил дипломатам встречу. Они говорили, что встречались с Януковичем и получили предостережение от него, что в Киев едет большое количество оружия. И что они по этому поводу очень волнуются.

Исходя из этого, я делаю вывод, что информация о том, что в Киеве может оказаться это оружие стала конечным психологическим фактором, который сломал Януковича, а заодно и многих бойцов "Беркута". Мы просто передавили их психологически, поскольку в действительности на Майдан не была организована перевозка оружия со складов, но они так думали. Я не стал их разочаровывать.

В то же время Янукович понимал, что им перейдена черта невозврата по убитым, думаю, он понял, что за преступление придется отвечать перед народом.

РБК-Украина: Опасения Януковича и послов было обоснованным? Оружие действительно ехало с западной Украины?

Андрей Парубий: Мне часто задают эти вопросы. На самом деле, на Майдане этого оружия не было. Но, как я уже говорил, я тогда не спешил убеждать их в этом.

РБК-Украина: Возвращаясь непосредственно к побегу Виктора Януковича...

Андрей Парубий: Его бегство не было согласовано с Путиным. Думаю, весь план Путина заключался как раз в том, чтобы Янукович остался - и весь Майдан был затоплен кровью.

Во время Майдана были видны две поведенческие линии. Над одной работали местные спецслужбы. Суть ее состояла в том, чтобы, как они говорили, "сдуть Майдан". У нас была своя контрразведка, и мы знали, что они вербовали людей, предлагали деньги только за то, чтобы те покидали Майдан, чтобы на сцену выходил сотник, говорил, что "моя сотня идет отсюда, потому что здесь нечего делать".

Вторую линию отрабатывали и реализовывали российские спецслужбы. Она состояла в обратном - максимально обострить противостояние.

Я уверен, что план Путина заключался не в том, чтобы Янукович сбежал, а в том, чтобы Янукович максимально жестоко подавил Майдан. Тем самым Путин достиг бы сразу трех целей.

Во-первых, ликвидировал бы Майдан.

Во-вторых, окончательно изолировал бы Януковича от западного мира.

В-третьих, сделал бы Украину колонией России.

На последнем этапе, даже будучи полной марионеткой, Янукович еще сохранял какие-то горизонтальные контакты с правительствами других государств. Но добейся Путин разгона Майдана, то Януковичу просто не к кому было бы идти кроме как к Путину и это, по его мнению, могло бы на долгое время завести Украину в ступор и зависимость.

Но ключевое, чего Путин не рассчитал: что после приказа Януковича на разгон, победят не спецназовцы, не силовики, а люди, Майдан.

РБК-Украина: 20 февраля в Киеве были российские снайперы? Они "работали" по активистам Майдана?

Андрей Парубий: Я не следователь прокуратуры, но, по моему убеждению, были. Причем "работали" они не только по Майдану, но и по "Беркуту". В этот день, на моих глазах, от пуль, на баррикадах падали ребята-майдановцы и одновременно Андрей Шевченко (народный депутат VI созыва - В.К) слал мне смс, в которых сообщал о том, что падают бойцы "Беркута".

На самом деле, в ночь с 19 на 20 ничто не предвещало боя, ночь была относительно спокойной. Была огненная граница между нами и ними, горели шины. Преодолеть ее было очень сложно. Ночью мы занимались обустройством нашей инфраструктуры на Крещатике, укрепляли оборону. Ничто не предвещало утреннего боя.

20 февраля, в 7:00 я на 15 минут встречался с Сикорским (Радослав Сикорский, глава МИД Польши, - В.К.). Я убеждал его не идти на Майдан, но он упорно хотел там оказаться. Я поднялся на Михайловскую площадь, встретился с ним и все-таки убедил.

Около 8:00, когда вернулся на Майдан, я услышал первые выстрелы. Стрельба шла по направлению от гостиницы "Украина" или, как мне показалось, немного правее, если смотреть на гостиницу со сцены. Уже потом я узнал, что огневые точки были обустроены на крыше Администрации Президента, а также на крыше Национального банка. Но, когда я стоял возле сцены, у меня создалось впечатление, что выстрелы идут из гостиницы "Украина". Подчеркну, я не отслеживал всех моментов следствия, поэтому высказываю только свое мнение.

Я уверен, что по нам "работал" российский спецназ. Меня во время Майдана о нем предупреждали несколько раз.

Как-то ко мне подошел один человек, который очень секретно захотел со мной встретиться. По его словам, против нас действовали четыре группы - одна из Беларуси, три из России. Их задача - максимальная дестабилизация ситуации, разжигание противостояния, создание кризисных ситуаций у дипломатических представительств. Одна из этих групп должна была ликвидировать меня - и этот человек пришел меня предупредить.

Так что, я считаю, что работала третья сторона, при этом работала на противостояние, работала на кровь. Такой сценарий мы видим сейчас на востоке Украины.

РБК-Украина: Почему Виктору Януковичу все же дали уйти? Ведь силовые структуры уже возглавляли люди с Майдана - Арсен Аваков и Валентин Наливайченко.

Андрей Парубий: Я немного удивлен, почему в обществе ситуация с бегством вызывает такие вопросы. Давайте вспомним.

Несколько недель, около месяца после того, как мы пришли к власти, во многих городах Украины, в том числе, и в Киеве, на улицах не было ни одного милиционера. Столицу и города охраняла "Самооборона". Крымские "Беркут" и "Альфа" перешли на сторону противника.

Когда в силовые ведомства пришли новые люди, то генералы, как правило, были на больничном или в отпуске. Огромное количество подразделений или саботировали решения новой власти, или выжидали, или переходили на сторону противника. В Донецке и Луганске милиция просто содержалась Януковичем и его "Семьей" за деньги.

Когда 23 февраля из Киева вылетал самолет с министром внутренних дел Аваковым и главой СБУ Наливайченко в Крым, где прятался Янукович, туда уже была отправлена вся информация об этом. У людей весьма ошибочное мнение, что вот поставили новых министров - и система сразу заработала так, как они того хотят. Нет!

Та система еще считала Януковича своим Президентом. Особенно Донецк, Луганск и Крым. Та система считала нас хунтой. Рассуждать, почему представители этой системы в Крыму не схватили Януковича... Да они скорее схватили бы Авакова и Наливайченко!

Отчаянная попытка схватить его лично - это показательный, похвальный поступок. Но Янукович находился на территории, где ему всячески способствовали, чтобы он мог покинуть пределы Украины. Так что я считаю, что вопреки обстоятельствам было сделано все возможное, и только случай помог Януковичу убежать.

РБК-Украина: Какой случай помог Януковичу уйти?

Андрей Парубий: Его предупредили. Произошла утечка информации.

Первая пресс-конференция Виктора Януковича после бегства из Украины

РБК-Украина: Уже оказавшись в России, Виктор Янукович рассказывал о том, что его кортеж подвергся обстрелу.

Андрей Парубий: Это полный абсурд. Где его обстреляли? В Донецке? В Луганске? Или в Крыму?

Единственные, кто сработал тогда против него - это были пограничники, которые его не выпустили из аэропорта Донецка. Они отказались разрешить вылет двух самолетов, на одном из которых находился Янукович без сопроводительных документов. Потом этих пограничников, насколько мне известно, обстреляла охрана Януковича. Это было 22 февраля.

Беседовал Валерий Калныш, специально для РБК-Украина

On Top