Александр Саенко: Не является правильным решением повышать зарплаты госслужащим без повышения эффективности их работы

Александр Саенко (Фото: РБК-Украина/Виталий Носач) Александр Саенко (Фото: РБК-Украина/Виталий Носач)

Министр Кабинета министров рассказал о том, какие функции останутся у министерств после проведения реформы госуправления и о возможном риске создания в стране параллельного правительства

В рамках реформы государственного управления в десяти министерствах правительство решило создать новые структуры - директораты. В Кабмине рассчитывают, что после этого министерства смогут стать эффективными центрами формирования государственной политики в той или иной сфере. Для этого правительство вместе с Евросоюзом не поскупились - зарплаты сотрудников директоратов будут достигать 55 тыс. гривен, что в несколько раз больше, чем сейчас получают рядовые сотрудники министерств. Мало того, эти цифры даже превышают официальные доходы министров и вице-премьер-министров.

Высокие зарплаты и активная PR-кампания по привлечению новых сотрудников сыграла свою роль. В конкурсах на несколько сотен вакантных должностей в директоратах изъявили желание принять участие примерно десять тысяч претендентов. Но первые конкурсы не прошли гладко - со стороны их участников звучала критика о плохой организации процедур, а также подозрения о заранее выбранных победителях.

О том, какие функции останутся у министерств после проведения реформы госуправления, о возможном риске создания в стране параллельного правительства, новых зарплатах сотрудников директоратов и помощи Евросоюза, а также о скандальном задержании СБУ сотрудника секретариата Кабмина Станислава Ежова в интервью РБК-Украина рассказал министр Кабинета министров Александр Саенко.

О Станиславе Ежове

- Как вы можете прокомментировать ситуацию с задержанием Службой безопасности Украины сотрудника секретариата Кабмина Станислава Ежова, которого подозревают в работе на спецслужбы России? Как так получилось, что его взяли на работу в Кабмин? Плохо проверили перед приемом?

- Станислав Ежов не первый год работал на государственной службе – и в посольстве Украины в США, и в администрации президента, и в аппарате Верховной Рады, и в секретариате Кабмина. На то и есть спецслужбы, чтобы выявлять и ловить таких вот шпионов.

- Фактически Станислав Ежов был доверенным человеком премьер-министра Владимира Гройсмана?

- Он не был доверенным человеком. Он работал в службе протокола премьер-министра, отвечал за ряд протокольных мероприятий. Насколько мне известно, он не имел доступа к государственной тайне.

- Известно, какие тайны он мог выдать российским спецслужбам? Какие решения Кабмина необходимо теперь откорректировать?

- Этот вопрос лучше задавать спецслужбам Украины. Но, опять-таки, насколько мне известно, доступа к гостайне он не имел. Но поскольку какое-то время велась его разработка украинскими спецслужбами, у них скорее всего имеется полная картина того, какие сведения ему были интересны и какие меры необходимо предпринять по результатам этого происшествия.

- После этого происшествия будет проводиться дополнительная проверка работников секретариата Кабмина?

- Мы ждем от спецслужб возможных рекомендаций по поводу того, какие меры реагирования необходимо принять. Мы готовы их имплементировать. Это, все-таки, больше задача спецслужб, а не секретариата Кабмина, противодействовать иностранной разведке.

- Кто привел Станислава Ежова в секретариат Кабмина? В чем подчинении он находился?

- Это штатный сотрудник секретариата, как и сотни других. Он пришел из аппарата международного управления Верховной Рады.

- То есть получается, он работал при Владимире Гройсмана и в Верховной раде, и теперь в Кабмине?

- Он работал не только при Владимире Гройсмане. Если не ошибаюсь, он работал еще в администрации президента при предыдущих президентах. У него очень большая послужная биография. То есть это не тот человек, который появился вдруг.

О реформе государственного управления

- Какова цель реформы государственного управления?

- Государственный административный аппарат, который существует в каждой стране, ответственен за подготовку, дальнейшую реализацию и, соответственно, качество внедрений сотен решений. От того, насколько профессионально это происходит, зависит в первую очередь благополучие граждан. Сейчас существует большой запрос общества на новые отношения с государством: на то, чтобы государственный аппарат был более эффективным, профессиональным и прозрачным, предоставлял более качественные услуги. Поэтому сегодня реформа госуправления - это не только инструмент повышения качества государственных решений и их внедрения. Это и ответ на мощный запрос общества. Поэтому реформа госуправления – одна из ключевых реформ.

Я познакомился с Владимиром Гройсманом в 2014 году, когда занимался вопросом повышения качества услуг, представляемых государством бизнесу и гражданам. Многие годы получить какое-либо разрешение или справку "без связей" было чрезвычайно тяжело, система была сильно централизована и монополизирована. Качественным отличием был центр предоставления услуг "Прозрачный офис" в Виннице, созданный по инициативе тогдашнего мэра, а сейчас премьер-министра. Большинство услуг и любая консультация в одном месте, четкие регламенты и сроки предоставления всех услуг, комфортные условия для посетителей, открытое, прозрачное пространство в то время были в диковинку. Возникла идея распространить этот позитивный опыт на всю страну.

Он спросил, сколько мне нужно времени, чтобы собрать экспертную группу и поехать в Винницу, изучить все детали и подготовить необходимые изменения в законодательство. Мы собрались и поехали уже на следующий день. На этом центре, при поддержке тогда вице-премьера, мы отработали принципы того, как должны оказываться услуги. И сейчас такие центры работают по всей стране, упрощая жизнь людям. Услуги по регистрации недвижимости или бизнеса, которые раньше были доступны только в таком "монстре" как регистрационная служба, земельные услуги и услуги миграционной службы сейчас доступны в любом центре предоставления админуслуг и максимально приближены к людям.

- Реформа госуправления касается создания директоратов в десяти министерствах или она предусматривает более комплексные мероприятия?

- Реформа госуправления состоит из нескольких частей. Первая – это создание системы стратегического планирования нового качества. К примеру, мы начали заниматься бюджетным планированием не на год, а на три. Это позволяет планировать более эффективно. Так, предусмотренные программой действий правительства реформы образования, медицины, пенсионного обеспечения, программы поддержки аграрного сектора, экономики, энергоэффективности, строительство дорог, доступные лекарства нашли свое отображение и в бюджете-2017, и в бюджете 2018 года, а также в прогнозе на 2019 год.

Кроме того, в рамках этой реформы мы уделим особое внимание алгоритму разработки решений Кабмина. Сейчас происходит так: какое-то ведомство разрабатывает проект акта и рассылает на согласование, получая правки и замечания других ведомств. По сути, чиновники оперируют уже готовым нормативно-правовым актом, и дискуссия часто происходит исключительно между юридическими службами. Мы хотим усовершенствовать этот механизм, уделив большее внимание самому первому этапу – принятию политического решения, на выполнение которого чиновники разрабатывают тот или иной нормативно-правовой документ.

Это очень важный этап, которому уделяется мало внимания. Но от него напрямую зависит качество государственного решения. Та или иная инициатива должна быть разработана открыто, пройти все процедуры анализа политики, консультаций с основными участниками того или иного рынка. Потом должен состояться политический диалог, после чего следует этап разработки нормативно-правового акта. Мы сейчас работаем над проектом нового регламента Кабмина, чтобы изменить процедуру подготовки правительственных решений.

Фото: РБК-Украина/Виталий Носач

- Где здесь кроется реформа десяти министерств?

- Это второй блок реформы - пилотная программа по реформе структур десяти министерств. В сегодняшней модели министерства остаются холдингами, которыми их сделал закон еще 1965 года. Согласно этому закону, министерства управляли целыми отраслями народной промышленности, отвечали за целый перечень предприятий, финансирование, планирование отраслей. Но мы уже давно не в плановой экономике, не в Советском Союзе, а министерства очень часто продолжают по накатанной выполнять те функции, которые им были тогда делегированы.

Чиновники не могут и не должны управлять тысячами компаний. Министерства также не должны заниматься контрольно-инспекционной деятельностью, устанавливая правила поведения для бизнеса и людей, а потом сами же контролировать их выполнение. Кроме того, в рамках реформы дерегуляции должны быть отменены или переданы другим органам, профессиональным ассоциациям функции по выдаче сертификатов, лицензий и так далее. Неэффективные госпредприятия должны пройти прозрачную приватизацию. А те предприятия, которые останутся государственными, должны получить независимые наблюдательные советы и независимый менеджмент. Это даст возможность профессионально управлять этими объектами. Ведь многомиллионными компаниями не могут управлять чиновники, которые получают десять тысяч гривен.

- Какие функции останутся за министерствами?

- Сегодня министерства должны отвечать за качество политики в своей сфере и решения, которые они разрабатывают. Те решения, которые выходят из министерств, должны быть максимально качественными, направленными на решение конкретной проблемы. А это значит, что решение должно пройти консультации в общественном секторе с ключевыми участниками этого процесса, получить оценку того, какой они дадут эффект, как могут повлиять на те или иные процессы в обществе и так далее. По сути, министерства станут мощными аналитическими центрами, которые будут работать над подготовкой и сопровождением внедрения решений в вверенной им сфере.

- Но найдете ли необходимые кадры для таких центров?

- Третий блок реформы госуправления касается кадров. Ранее в Украине был принят достаточно инновационный закон "О государственной службе", вступивший в силу 1 мая 2016 года. В нем содержится несколько ключевых моментов, к примеру, конкурсный отбор для приема чиновников на все должности. Кроме того, внедряется принцип политической нейтральности, то есть чиновники больше не будут так сильно, как ранее, зависеть от политических трендов и смены политического руководства. Это придает объективности их работе. И третье изменение касается оплаты труда. Это даст больше независимости государственному служащему от своего руководителя, что позволяет не допускать манипулирования этим чиновником.

Кроме того, реформа госуправления предусматривает еще один блок – внедрение электронных технологий. За последнее время Украина почти в два раза выросла в международном рейтинге инноваций. У нас достаточно серьезные позиции по развитию электронного правительства, мы внедряем технологию блокчейн, у нас достаточно много услуг уже доступны в электронном виде. Более того, уже сейчас секретариат Кабмина, все министерства и другие центральные органы исполнительной власти, а также облгосадминистрации обмениваются корреспонденцией, за исключением некоторых документов с ограниченным доступом, в электронном виде. Дальше мы будем спускаться на уровень районов, внедряя электронные технологии там. Пока же мы запустили новые сайты правительства, сайт электронных петиций и сайт вакансий на новые должности в министерствах.

- Вернусь к уже упомянутому вами регламенту Кабмина. Как именно он будет изменен? Насколько упростится процедура прохождения проектов нормативно-правовых актов по этапам согласования? И когда его примут?

- Я рассчитываю на его принятие в первом квартале 2018 года. Мы хотим вынести принятие политических решений на первый план, а подготовку нормативно-правовых актов сделать более технологическим процессом, который будет осуществляться в электронном виде, возможно, даже в самом секретариате Кабмина или в Министерстве юстиции. Как я говорил ранее, сейчас министерства согласовывают с заинтересованными ведомствами уже готовый проект.

Например, мы утвердили концепцию новой системы надзора, которая заработает с 2018 года. Фокусом контролирующего органа должно стать в первую очередь все, что касается безопасности человека, его жизни и здоровья. Поверки контролирующих органов будут иметь риск-ориентированный подход, они будут ходить в первую очередь на те объекты, где наивысшая степень риска. Кроме того, у них будет закрытый список четких вопросов. Если бизнесмен сможет ответить на все вопросы, то к нему не смогут придраться контролеры. Это политическая рамка. А вот после министерства подготовят свои чек-литы, порядки проверок и так далее. После принятия политического решения эти процессы в министерствах должны пройти более упрощенно.

- Когда пилотный проект по реформированию десяти министерств будет распространен на все министерства и какие уроки будут извлечены из пилота?

- Я бы очень хотел в первом полугодии 2018 года завершить пилот, мы активно работаем над этим. Скоро мы завершим формирование институциональной карты по каждому пилотному министерству, определим, что мы будем делать с несвойственными министерству функциями, передаем ли мы их местным органам власти или разрабатываем альтернативные варианты. Мы уже находимся в завершающей стадии по этим вопросам.

Поэтому, думаю, со второго полугодия мы можем расширить пилотный проект на остальные восемь министерств. Возможно, на одном из ближайших заседаний Кабмина будет утверждена концепция реформирования министерств и других центральных органов власти, которая содержит общую рамку для реформ (концепция была утверждена 27 декабря 2017 года, интервью состоялось 26 декабря, - ред.).

- Какие министерства лучше всего реформируются, а какие хуже всего?

- Тяжело сказать. Есть очень хорошие примеры, когда министры принимают активное участие в конкурсном отборе. Хорошо и быстро конкурсы прошли в Минюсте. С другой стороны, мы видим, что Министерство здравоохранения более требовательно к качеству кандидатов, поэтому конкурсы частично переогласили. В Минздраве пока что нашли только двух кандидатов на должности директоров генеральных директоратов из пяти имеющихся вакансий. Ведь задача взять кого попало не стоит.

Из победителей конкурсов на вакансии в генеральных директоратах 47% - это люди, которые впервые пришли на должности в органы власти. То есть почти половина – это люди, которые пришли на государственную службу извне. Это хороший показатель соотношения свежей крови и опыта, необходимого для обеспечения преемственности в системе государственного управления.

- Но все же зачастую конкурсы выигрывают претенденты, которые если не работали до этого в этих же министерствах, то были советниками министров или тесно сотрудничали с министерствами по тем или иным проектам. По сути, складывается впечатление, что конкурсы выигрывают заведомо определенные кандидаты. Можете прокомментировать это мнение? Как пробиться на конкурсы людям, у которых нет знакомых в министерствах?

- Для меня конкурсный отбор должен быть, в первую очередь, инструментом для руководителей министерств подобрать качественных и профессиональных людей. Сейчас на конкурсы подалось порядка десяти тысяч человек. Десяти тысяч! Тяжело представить, что все они будут знакомыми, родственниками, советниками министров или государственных секретарей. Я считаю, это эта конкурсная модель достаточно релевантна. Более того, мы уже дважды вносили изменения в порядок проведения конкурсов, подкрепляли разъяснениями для того, чтобы сделать его более прозрачным. Имеющаяся конкурсная модель дает достаточно хороший результат, по сравнению с теми конкурсами, которые мы проходили, например, в 2016 году.

Конечно, мы анализируем процесс и имеем понимание того, как необходимо усовершенствовать процедуру. Необходимо усовершенствовать работу кадровых комиссий с точки зрения организационного обеспечения конкурсов, необходимо работать с членами конкурсных комиссий в сфере оценки профессиональных качеств кандидатов. Помимо знания законодательства, как было раньше, сейчас мы делаем акцент на выявление аналитических способностей человека, способности к стратегическому планированию, работе с персоналом. Это достаточно новые компетенции для оценки членами конкурсных комиссий.

В каждую конкурсную комиссию вошел сотрудник одной из известных рекрутинговых компаний, который отвечает за подготовку процедуры. Кроме того, все члены конкурсных комиссий в обязательном порядке перед началом конкурса прошли тренинг по проведению конкурсных отборов. Также в каждую конкурсную комиссию мы включили по два представителя общественных организаций, которые работают в сфере того или иного министерства. Это сделано для того, чтобы сбалансировать влияние на принятие решений. Мы проводим видеофиксацию каждого этапа конкурсов, а также рассматриваем отзывы и жалобы кандидатов. Последнее дает возможность получать обратную связь. Естественно, сначала была большая нагрузка на комиссии, учитывая такое количество претендентов. Сотрудники конкурсных комиссии уходили домой и в два, и в три часа ночи.

Конечно, не все проходит гладко. Мы видим, что есть проблемы в планировании конкурсных процедур в министерствах, мы видим необходимость в усовершенствовании ситуационных задач, которые готовились министерствами, мы видим необходимость в дальнейшей работе с конкурсными комиссиями при проведении собеседований с кандидатами.

По завершению конкурсов в пилотных министерствах на столы премьер-министру и каждому министру ляжет отчет, подготовленный независимой рекрутинговой компанией, о том, насколько профессионально сработала конкурсная комиссия и государственный секретарь. Поэтому здесь есть вопрос политической ответственности и имиджа министерства. Это очень важно, поскольку эта реформа делается под эгидой Кабинета министров и в сотрудничестве с партнерами из Европы. Поэтому получить негативный отчет с указанием на большое количество ошибок, мне кажется, было бы, как минимум, неприятно.

Фото: РБК-Украина/Виталий Носач

- Сколько вакансий в генеральные директораты было открыто и сколько из них уже заполнено? Сколько вакансий непосредственно директоров этих генеральных директоратов было открыто и сколько из них заполнено?

- По состоянию на сегодня, в 45 директоратах уже заполнены 36 вакансий генеральных директоров и 2 конкурса на гендиректоров еще проходят. По уже назначенным директорам я настроен осторожно позитивно. Всего закрытых вакансий 224. Ориентировочно две трети из них заполнены, другие переобъявлены или будут переобъявлены в ближайшее время. Еще 153 конкурса продолжаются.

- Насколько я понимаю, у новых сотрудников директоратов будет испытательный срок в полгода?

- В министерствах есть два инструмента для оценивания качества работы новых сотрудников директоратов. Во-первых, это испытательный срок. Мы рекомендовали министерствам установить его сроком в шесть месяцев. Мы утвердили централизованную методику, в которой отобразили основные задачи, показатели и систему оценивания прохождения кандидатами испытательного срока. Во-вторых, если человек проходит испытательный срок, он все равно будет подвергаться ежегодной оценке. В ней есть целый ряд конкретных показателей, по которым будет оцениваться его эффективность. Мы такую оценку запланировали с 2018 года. Я допускаю, что кто-то из новых сотрудников будет переведен или уволен.

Сотрудники директоратов получат соответствующие полномочия. Они не будут исправлять запятые и точки в проектах нормативно-правовых актов или сидеть на ксероксе. Они будут заниматься непосредственно проблематикой своей сферы и будут предлагать то или иное решение тех или иных проблем.

- После проведения пилотных проектов в министерствах будут ликвидированы все ныне имеющиеся департаменты и останутся только директораты?

- Да. Целевая модель предполагает, что в министерствах останутся директораты, ответственные за ту или иную сферу политики, а также секретариат министерства, кадровая, юридическая службы, которые будут выполнять вспомогательную роль в ведомстве.

- Вам не кажется, что создавая директораты, подчиненные госсекретарям, а не министрам, по сути, в стране строится параллельное правительство?

- Распределение полномочий между министром и госсекретарем заложено в законе "О государственной службе" и законе "О центральных органах исполнительной власти". С точки зрения такого распределения, и сейчас, и в будущем министр может давать поручения, обязательные к выполнению и госсекретарю, и любому из директоратов с информированием госсекретаря. Поэтому с точки зрения координации между министром, госсекретарем, имеющимися департаментами и будущими директоратами, по сути, ничего не изменится.

- Кто имеет право уволить директора генерального директората - министр или госсекретарь?

- Согласно закону "О госслужбе", кадровая политика находится в ведении госсекретаря. Если мы захотим уволить из-за каких-то замечаний государственного служащего, в данном случае, директора, то должна быть создана комиссия, которая имеет право принять решение о том, что человек не соответствует должности и его необходимо уволить.

- Если директор директората не выполняет поручения министра, у которого, в свою очередь, конфликт с госсекретарем, как министру реализовать свое то или иной политическое решение?

- Любое законное поручение министра является обязательным для госсекретаря. Если есть основания считать, что госсекретарь неэффективно работает и не соответствует занимаемой должности, то, согласно порядку оценивания госсекретарей и госслужащих категории "А", принимается решение о негативной оценке и оно выносится на заседание Кабмина.

Сейчас, по новому закону "О госслужбе", вводится другая культура управления персоналом. Раньше можно было управлять людьми двумя способами - не дать премию или уволить. Уволить можно было простым приказом или осуществить, например, реорганизацию, после чего ликвидировать должность сотрудника, тем самым его уволив. В результате, чиновник оказывался на улице. Сейчас это можно сделать только по закону и при наличии вины сотрудника, к примеру, если он объективно не справляется со своими задачами. Создается дисциплинарная комиссия, которая по определенным критериям решает, насколько сотрудник соответствует своей должности. Такая же процедура предусмотрена и для увольнения госсекретаря. Важно, чтобы Кабмин пользовался этой процедурой.

В 2018 году будет проходить оценка работы всех госсекретарей. И как раз там, если у министров будут вопросы к эффективности их работы, они смогут поднять вопрос о соответствии госсекретарей своим должностям.

- Какой уровень зарплат будет у сотрудников генеральных директоратов и из чего она будет состоять?

- Если округлить, эксперт будет получать "на руки" около 35 тысяч гривен, руководитель экспертной группы - 45 тысяч гривен и директор генерального директората - 55 тысяч гривен. Это максимальные зарплаты. Никаких дальнейших повышений не предусмотрено.

В этом году эти зарплаты будут состоять из оклада, обязательных надбавок за выслугу лет и ранг, а также надбавки, которую мы выплачиваем в рамках пилотного проекта.

Согласно закону "О госслужбе", с мая 2019 года мы должны выйти на коэффициент 70% на 30%, где переменная составляющая зарплаты, а именно надбавки и премии, должна будет составлять не больше 30%. Фиксированная надбавка в рамках пилотного проекта войдет в оклад. То есть оклад будут понемногу повышаться, а переменная составляющая будет уменьшаться.

- Сколько сейчас составляет оклад у новых сотрудников директоратов? Насколько элемент выплаты или не выплаты надбавок в рамках пилотного проекта может стать инструментом давления на неугодных сотрудников?

- Для этого мы как раз и хотим ограничить премиальную составляющую до 30%. Она должна быть привязана к механизму оценивания государственного служащего.

Совместно с Минсоцполитики и Всемирным банком мы создали группу, которая будет изучать ситуацию с точки зрения упорядочивания дисбаланса в бюджетной сфере. Я считаю, что не только в госслужбе, а в целом в бюджетной сфере есть такая проблема, когда теми или иными законами и решениями принимались отдельные ставки и надбавки. Мы должны выровнять эту модель и прийти ее к единому пониманию того, как мы подходим к оплате тех или иных категорий бюджетных сотрудников. Эта группа работает на базе Минсоцполитики. Думаю, к концу первого полугодия 2018 года мы представим концепцию о том, как мы будем работать по системе оплаты труда в бюджетной сфере.

Что касается набранных в рамках реформы сотрудников, руководитель не сможет манипулировать этой надбавкой, так как она обязательна. Это определено в соответствующем постановлении Кабмина.

- Кто оплачивает повышенные зарплаты сотрудников новых директоратов?

- Ситуация следующая. Мы получили от Евросоюза помощь размером в десять миллионов евро. Все эти деньги в виде технической помощи были направлены в госбюджет. В то же время, из госбюджета средства будут поступать в фонд заработной платы сотрудников директоратов.

- Эти десять миллионов евро уже потрачены?

- Мы не ставим цель потратить эти деньги, их необходимо использовать эффективно. Часть средств уже пошла на первые зарплаты, часть - на закупку техники и обустройство рабочих мест для новых сотрудников.

- Эта сумма является окончательной помощи от Евросоюза или первым траншем помощи?

- Она является первым траншем. Мы надеемся, что в 2018 году по этой программе получим еще до 20 миллионов евро. Мы их получим, если выполним те индикаторы реформы госуправления, которые заложены в соглашении Украины с Евросоюзом по данной программе. На сегодня у Украины есть все шансы получить эти средства. Мы уже приняли целый ряд необходимых решений, получили достаточно позитивную оценку первых конкурсов. Более того, Кабмин утвердил Концепцию единой электронной системы управления персоналом, которая предусматривает полный перевод в электронный режим и автоматизацию системы управления персоналом. По этим индикаторам мы движемся достаточно неплохо.

- Если Евросоюз не выделит Украине 20 миллионов евро, будет ли у нас возможность платить повышенные зарплаты новым чиновникам?

- В госбюджете на 2018 год мы заложили все необходимые средства для того, чтобы эти зарплаты были сохранены. Более того, сам закон "О госслужбе" предполагает поэтапное повышение зарплат всем госслужащим, не только сотрудникам директоратов. То есть, со временем не будет разрывов в зарплате между новыми и старыми сотрудниками. Система будет сбалансирована. Это произойдет в конце реформы - в 2020 году.

Я считаю, что не является правильным решение повышать зарплаты госслужащим без повышения эффективности их работы и четкой системы оценки их эффективности. Поэтому этот процесс будет проходить поэтапно. После набора сотрудников в директораты мы займемся всей госслужбой, делая ее более мобильной, более компактной, более эффективной.

- Вы не ожидаете конфликтов между старыми и новыми сотрудниками министерств из-за нынешней разницы в зарплатах?

- Конкурсы в директораты открыты для всех, в том числе для действующих госслужащих. Это очень хорошая возможность для тех из них, кто считает, что они готовы на большее и хотят себя реализовать. Они могут пойти на конкурсы. Я в этом ничего плохого не вижу. Кроме того, должности в директоратах предполагают намного больше ответственности, больше оценки и больше требований.

Фото: РБК-Украина/Виталий Носач

- Какая сейчас зарплата у премьер-министра, вице-премьер-министров и министров?

- У вице-премьер-министров и министров зарплата составляет, в среднем, около 35 тысяч гривен.

- То есть они получают меньше, чем директора генеральных директоратов?

- У тех и других совсем разные принципы начисления зарплат. Вице-премьер-министры и министры - это политические должности. Поэтому у них принцип начисления зарплат как у политических должностей. А госслужащие - это другая иерархия начисления зарплат, которая уже заложена в законе "О госслужбе".

- Претенденты на должности в директораты говорят много критики относительно технической неподготовленности проведения конкурсов, к примеру, перебоях с работой компьютеров, можно узнать логины и пароли к аккаунтам, чтобы как-то поменять результаты тестов. Кроме того, есть вопрос к тому, насколько закрыты ситуационные задачи, которые готовят министерства. Их могут узнать претенденты, которые дружат с членами конкурсных комиссий. Как планируете реагировать на эту критику?

- Ситуационные задачи, которые разрабатывают министерства, закрыты. Мы требуем от членов конкурсных комиссий официального подтверждения того, что они соблюдают конфиденциальность.

Что касается организационных моментов, то такие проблемы могли быть в случаях, когда в министерстве проходили одновременно конкурсы на множество вакансий. Когда в министерстве в один и тот же день проходили конкурсы по 10-40 вакансий и на каждую из них приходило по 50-60 человек, представляете себе, с каким потоком должна была справиться конкурсная комиссия?

Сейчас, принимая во внимание первый опыт, мы совместно с госсекретарями работаем над тем, чтобы в каждом министерстве был разработан план проведения конкурсов и порядок открытия вакансий. Кроме того, мы усовершенствовали программное обеспечение, с помощью которого претенденты проходят тесты, а также разработали более десяти разъяснений по тем или иным точечным вопросам. Думаю, с нового года процесс конкурсного отбора будет более налажен.

- Претенденты на должности в директораты иногда сталкиваются с довольно странными требованиями или несуразностями при подаче документов для участия в конкурсах. К примеру, не принимались документы о знании иностранного языка, которые признаны за границей, но на них отсутствует слово "сертификат". Или же необходимо подать справку о свободном владении украинским языком, которую выдают специально отобранные вузы, даже тем претендентам, которые в школе получали по украинскому языку оценку "отлично". Или же зачастую претендентам сообщали о том, что им необходимо приехать на следующий этап конкурса вечером перед ним, что вызывало трудности с возможностью доехать вовремя для жителей регионов. Как вы можете прокомментировать эти моменты?

- Мы уже унифицировали требования к сертификатам о знании иностранного языка. Теперь нет таких спорных вопросов относительно подтверждающих документов. Сертификаты, и украинские, и иностранные, подтверждающие знание языка, обязательно принимаются конкурсной комиссией и за это дается дополнительный балл.

Что касается предоставления сертификата о знании украинского языка, то это требование содержится в законе "О госслужбе". Мы проработали и со столичными, и с региональными вузами вопрос того, чтобы они резко увеличили число заседаний аттестационных комиссий и расширили возможности по выдаче этих сертификатов. Если у человека в школе была оценка "отлично", то он получает этот сертификат автоматически.

Относительно того, как предупреждали претендентов. Если мы посмотрим на те министерства, которые правильно спланировали график конкурсных процедур, то увидим, что там такой проблемы не возникало. Те министерства, которые хотели сделать все быстрее, имели подобные проблемы. Но после двух волн конкурсов отмечается тенденция минимизации таких замечаний.

Мы открыли "горячую линию", которая собирает отзывы и комментарии, а также пожелания о том, что можно усовершенствовать проведение конкурсов. Нам также много пишут на сайт, посвященный вакансиям в директораты.

- Помимо пилотных проектов в министерствах, также осуществляется реформа секретариата Кабмина. В чем ее суть?

- Он будет работать, как это принято во всем мире. Один директорат будет заниматься стратегическим планированием и координацией политик. То есть, отвечать за блок подготовки и мониторинг программы действий правительства. Также этот департамент будет сводить план работы правительства, отвечать за показатели, а также за согласованность стратегических документов – концепций, стратегий, планов действий, по которым работают министерства. Все это будет координироваться с среднесрочным бюджетным планированием.

Второй директорат будет отвечать за реформу публичной администрации.

Третий "блок" будет заниматься экспертно-аналитической работой над поступающими в секретариат Кабмина проектами нормативно-правовых актов. В частности, готовить экспертное заключение о том, следовало ли министерство всем процедурам во время разработки документа, правильно ли оценило все возможные риски и так далее. Также будут подразделения, отвечающие за работу с местными администрациями и Парламентом.

Кроме того, будут другие службы – кадровая, юридическая, служба документооборота.

Также в этом году мы создали директорат по цифровой экономике, который будет заниматься внедрением цифровых технологий и инноваций. Это будет одним из приоритетов в 2018 году.

Я отстаиваю модель компактного секретариата, ключевой задачей которого является экспертно-аналитическая и организационная поддержка работы премьер-министра и Кабмина как коллегиального органа исполнительной власти.

- Как будут разделены функции между министром Кабмина и госсекретарем Кабмина?

- Согласно закону "О госслужбе", госсекретарь Кабмина отвечает за все организационные, административные, кадровые вопросы. По сути, он отвечает за управление секретариатом Кабмина. Но на внесение вопросов в повестку дня, представление секретариата, поднятие какого-то вопроса на заседаниях правительства имеет право только член Кабмина, то есть министр Кабмина. Поэтому у нас неплохой тандем.

Кроме того, у министра Кабмина есть функция координации центральных органов власти, которые находятся непосредственно под контролем Кабмина. Моя задача представлять их на заседаниях правительства. Также я ответственный перед премьером за работу с парламентом.

- Также, насколько я понимаю, вы занимаетесь координацией реформ, которые осуществляют одновременно несколько министерств. Каковы планы по их внедрению на следующий год?

- Сама должность министра Кабмина сейчас во многом заключается в том, чтобы оказывать необходимую поддержку и сопровождать ключевые инициативы премьер-министра. У нас есть Офис реформ, который я возглавляю. В 2017 году премьер-министр инициировал целый ряд ключевых реформ и инициатив – здравоохранения, включая программу "Доступні ліки", образования, энергоэффективности, в рамках которой мы создали одноименный фонд, пенсионная реформа и повышение минимальной зарплаты, налоговая реформа, где мы ввели электронное возмещение НДС, улучшение бизнес-климата, дорожное строительство, продолжение реформы децентрализации, автором которой он является. Все эти инициативы, как правило, рождаются в кабинете премьер-министра на совещаниях с министерствами и другими госорганами. Когда премьер-министр инициирует какую-то реформу, мы собираемся и обсуждаем задачи, цели и график этой реформы. Дальнейшее внедрение реформы требует не только фокуса ответственного министерства, но и, как правило, результативного межведомственного взаимодействия, а также диалога с парламентом. Как человек, непосредственно отвечающий за диалог и согласование с Верховной Радой ключевых законодательных инициатив правительства, я значительную часть времени отвожу на дискуссии с представителями фракций и групп парламента для обеспечения прохождения реформ через сессионный зал. Премьер-министр уделяет большое значение формированию эффективного диалога с Радой, поскольку взаимопонимание с законодательным органом в ключевых вопросах является залогом принятия реформаторских законов. К примеру, этой осенью мы достаточно эффективно взаимодействовали с депутатским корпусом для принятия нескольких реформ и своевременного принятия госбюджета на 2018 год.

Много сделано, но это не повод снижать темп. Вызовами для правительства на 2018 году будут внедрение реформы здравоохранения, где мы уже приняли большой пакет нормативно-правовых актов, а также реформа образования, в рамках которой премьер-министр инициировал современное оснащение младших классов начальной школы, чтобы дети получали лучшие возможности обучаться. Кроме того, мы продолжим реформу профессионально-технического образования, а также социального обеспечения учителей, в частности, дальнейшее повышение зарплат.

Также продолжим реформу таможни, где планируем установить сканеры на границе. Мы хотим укомплектовать наши границы оборудованием, которое будет анализировать  грузы в автоматическом режиме. Это масштабная инициатива по борьбе с контрабандой. Ранее тендеры по поставке срывались. Но думаю, в начале 2018 года мы все-таки завершим необходимые тендерные процедуры. Кому-то не хочется терять 70-80 миллиардов гривен от применения разнообразных схем ухода от уплаты таможенных платежей. В этом году мы уже смогли аккумулировать колоссальные деньги от перекрытия различных схем на таможне.

On Top