Ю.Продан: "У Украины есть достаточно аргументов, чтобы ее позиция на газовых переговорах с Россией была защищенной".

Интервью с заместителем секретаря Совета национальной безопасности и обороны Юрием Проданом. Юрий Продан является признанным специалистом энергетической отрасли. До назначения в СНБО он успел побывать на ключевых должностях отечественного ТЭК - первого замминистра топлива и энергетики, руководителя НАК "Энергетическая компания Украины", председателя Национальной комиссии регулирования электроэнергетики, а также директора ДП "Энергорынок", монопольного оператора всех средств оптового рынка электроэнергии. Позицию СНБО относительно газовых переговоров с Россией и других аспектов энергетической политики Украины Ю.Продан озвучил в интервью РБК-Украина. РБК-Украина: Что будет делать СНБО для реализации президентских тезисов о прозрачности формирования цены на газ и соблюдения единой государственной позиции на переговорах с "Газпромом"? Юрий Продан: Начать нужно с выполнения Кабмином своих функций по осуществлению контроля за выполнением Указа Президента. Что касается непосредственно переговоров о поставках газа и его транзите, у украинской стороны есть достаточно аргументов, чтобы ее позиция на переговорах была защищенной. Я назову некоторые из них. Во-первых, Украина практически является монополистом по предоставлению услуг по транзиту российского газа. Во-вторых, Украина одновременно является одним из крупнейших рынков сбыта газа. При этом Украина открыла внутренний рынок природного газа. В-третьих, в связи с теплой прошлой зимой имеется определенное превышение предложения газа над его спросом, что должно отражаться на его цене. И, в-четвертых, никто на сегодня не денонсировал и действующие в этой сфере двусторонние межправительственные договора. Существуют также аргументы, лежащие в других, не связанных с энергетикой областях, но которые тоже могут обеспечить баланс интересов сторон. Вопрос в желании и умении использовать эти аргументы. РБК-Украина: Российское руководство неоднократно заявляло о возможности обмена украинско-российских энергоактивов. Известна ли вам конкретика данных предложений и как вы их оцениваете? Ю.П.: В Аппарате СНБО отсутствуют какие либо документы, конкретизирующие эти инициативы. Этот вопрос также не рассматривался на заседании СНБОУ. Оценивая подобные инициативы, прежде всего, необходимо исходить из действующего национального законодательства. Во-вторых, нужно учитывать требование по обеспечению диверсификации источников поступления энергетических продуктов и материалов в контексте обеспечения энергетической безопасности государства. Необходимо также принимать во внимание то, что, по мнению международных экспертов, инвестиции в энергетический сектор на территории РФ сопряжены с существенными административными рисками. Россия не ратифицировала договор о присоединении к Энергетической Хартии (ДЭХ), которым устанавливаются обязательства страны в сфере защиты прав иностранных инвесторов. Для этой цели ДЭХ предоставляет иностранным инвесторам ряд фундаментальных прав в отношении их инвестиций в принимающей стране. Иностранные инвесторы, в соответствии с положениями ДЭХ, должны быть защищены от наиболее серьезных политических рисков, таких как дискриминация, экспроприация и национализация, нарушение отдельных инвестиционных договоров, необоснованные ограничения на перевод средств и т.д. При этом важно учитывать, что именно положения раздела ДЭХ об инвестициях, как раз и являются основным "камнем преткновения" для ратификации Россией данного договора. Более того, законодательством РФ установлена фактическая монополия на осуществление экспорта газа в лице собственника единой системы газоснабжения РФ или ее дочернего общества (Федеральный Закон №117 от 18.06.2006). Также при принятии решении об "обмене активами" нужно оценивать уже имеющийся у украинской стороны опыт в области инвестиционного сотрудничества с РФ. Этот опыт с учетом проектов по строительству газопровода "Богордчаны-Ужгород", разработки месторождений углеводородного сырья на территории Калмыкии, созданию мощностей по производству ядерного топлива (совместное украино-российско-казахстанское предприятие "УкрТВС"), нельзя назвать положительным. РБК-Украина: А как вы оцениваете позицию НАК "Нафтогаз Украины" в этом вопросе? Ю.П.: Что касается последних инициатив, озвученных руководителем "Нафтогаза Украины" в отношении изучения вопроса предоставления украинской ГТС в управление российской стороне в обмен на доступ к ресурсам газа, здесь есть много вопросов. Во-первых, не понятно, почему вообще само право доступа к энергетическим ресурсам России должно быть связано с дополнительным условием по управлению ГТС Украины, а не основываться, на прозрачном и недискриминационном законодательстве РФ. Это аналогично тому, если бы в качестве условия привлечения иностранных инвестиций в нефтегазовый сектор Украины, например, со стороны компании Shell, украинская сторона требовала бы права на управление какими то активами Shell. Во-вторых, не секретом являются выводы Международного энергетического агентства о том, что даже сохранение существующих объемов добычи газа, а тем более его экспорта, уже в ближайшие годы потребует от РФ огромных инвестиций. Добыча природного газа на наиболее крупных месторождениях - Уренгойском, Ямбургском, Медвежьем - уже в ближайшее время начнет сокращаться очень быстрыми темпами и на протяжении ближайших 10-15 лет уменьшится вдвое. Им нужна замена. В качестве такой замены "Газпром" рассматривает возможность эксплуатации еще более удаленных месторождений – Бованенковского (Ямал), а также Штокмановского (находится в Баренцевом море в 600 км от материка). Поэтому не понятно, где на территории РФ имеются свободные месторождения, позволяющие украинским инвесторам добывать и поставлять в Украину по приемлемым для экономки ценам 55 млрд. куб. м газа в год. Помимо вопросов, касающихся инвестиционного климата в сфере добычи нефти и газа и их транспортировки на территории РФ, о которых я говорил раньше, существуют вопросы, связанные с экономическими рисками такого бизнеса. Какие будут затраты на добычу и транспортировку и, соответственно, какой будет цена такого природного газа? Где и на каких условиях "Нафтогаз" возьмет необходимый объем инвестиций под такие проекты, если получение таких инвестиций является проблемой и для "Газпрома"? Что при этом делать с другими инвестиционными проектами "Нафтогаза" в Северной Африке? И зачем нам объем в 55 млрд. куб. м ежегодно, если в соответствии с Энергетической стратегией Украины до 2030 года потребность в импортируемом газе с учетом развития промышленности Украины составит 42 млрд куб. м к 2010 году, а к 2015 – 31 млрд. куб.м. Руководителю "Нафтогаза" стоило бы планировать стратегические аспекты развития своей компании, исходя из принятой общей энергетической стратегии, а не на основе своих предположений по проблемам, которые не относятся к компетенции компании, в частности тех, что касаются долгосрочных прогнозов потребления газа в промышленном секторе. РБК-Украина: Когда и как, на ваш взгляд, Украина прекратит экспортировать электроэнергию по ценам ниже внутренних? Ю.П.: Цена товара в т.ч. и электроэнергии, которая экспортируется, должна отражать затраты. Для электроэнергии это затраты, связанные с ее производством, транспортировкой высоковольтными сетями, а также с услугами диспетчера. В настоящее время цена на экспортируемую электроэнергию устанавливается НКРЭ. Такой механизм нельзя назвать рыночным. НКРЭ устанавливает цену на экспортируемую электроэнергию, исходя не из ее реальной стоимости, а исходя из условий внешнеэкономических контрактов. Причем, насколько мне известно, в НКРЭ отсутствует утвержденная методика установления этой цены. В результате по некоторым контрактам цена оказывается существенно ниже той, которая складывается на украинском оптовом рынке. В частности это касается экспорта в Польшу и Молдову. Фактические украинские потребители субсидируют потребителей этих стран. Объемы такого субсидирования являются достаточно большими, они превышают 70 млн долл. ежегодно. Повышение цены экспортируемой электроэнергии на 0,1 долл./кВтч, которое согласовано с молдавской стороной, совершенно не решает вопроса. Проблема существенно осложняется еще и тем, что сейчас у украинской стороны нет возможности прекратить техническими методами перетоки электроэнергии в Молдову без ущерба для потребителей юга Одесской области. Кроме того, существуют проблема низкой эффективности экспортных операций и по другим направлениям. В результате экспортер оказывается незаинтересованным в повышении цены на экспортируемую электроэнергию. РБК-Украина: ГлавКРУ направило в Кабмин предложение рассмотреть целесообразность существования НАК "ЭКУ", указывая на ее неэффективность. Вы поддерживаете идею ликвидации НАК "ЭКУ"? Ю.П.: Я не могу однозначно согласиться со всеми выводами, представленными ГлавКРУ по результатам проверки. Вопрос состоит не в том, чтобы ликвидировать компанию, а в том, чтобы предоставить компании возможность осуществлять свои уставные функции. Прежде всего, это касается эффективного управления собственностью, обеспечения скоординированной технической, финансовой и инвестиционной политики предприятий. Хотя в то же время необходимо признать, что в случаях, когда доля акций, принадлежащих государству, составляет менее 50%, возможности для реализации уставных заданий НАК "ЭКУ" по отношению к таким предприятиям крайне ограничены. В связи с этим приоритетным заданием для менеджмента НАК "ЭКУ" должно быть сохранение и улучшение инструментов управления предприятиями, контроля за их деятельностью, особенно это касается генерирующих компаний. В первую очередь эта задача актуальна в отношении проблемы долговых обязательств предприятий компании, так как инструмент долговых обязательств может быть использован и часто используется для внеприватизационного отчуждения имущества. РБК-Украина: Насколько, по вашему мнению, необходима приватизация государственных энергоактивов? Поддерживаете ли вы инициативу Минтопэнерго о направлении 50% средств от приватизации энергокомпаний на их модернизацию? Ю.П.: Если оценить результаты приватизации в предыдущие годы и те инициативы, которые генерируются в правительстве в последнее время, создается впечатление, что в государстве отсутствует целостная стратегия приватизации в энергетическом секторе. Сложно в правительственных документах найти ответ на вопрос - какие цели этой приватизации? Взамен есть попытка подменить взвешенную стратегию лозунгом о необходимости привлечения инвестиций. В первую очередь государство должно определиться с тем, какие компании она считает целесообразным оставить в своей собственности для гарантии стабильности работы электроэнергетического сектора, стратегии его развития, необходимого уровня энергобезопасности. Скорее всего, это могут быть базовые мощности (АЭС), регулирующие мощности (ГЭС и ГАЭС), возможно некоторые ТЭС и высоковольтные линии электропередач. Что касается оставшихся активов, необходимо проанализировать, что выгоднее - получить средства разово, или получать часть прибыли на протяжении длительного времени. Это должен быть индивидуальный анализ по каждой компании, где есть государственная доля собственности, независимо от ее величины. По тем предприятиям, где эффективнее получить средства путем приватизации государственного пакета, целесообразно провести их приватизацию. Логично, чтобы все средства от приватизации энергоактивов направлялись на развитие тех стратегических объектов в электроэнергетике, которые государство решило оставить в своей собственности, и это не обязательно будут 50% от стоимости приватизированных активов. Наоборот, логичнее, чтобы программы приватизации определялись, в первую очередь, исходя из задач стратегии развития государственных активов. РБК-Украина: Что тормозит реализацию энергетических проектов Украины за рубежом? Ю.П.: Прежде всего, необходимо отметить, что развитие добычи углеводородного сырья за пределами территории Украины и ее экономической зоны на шельфе Черного моря согласно Энергетической стратегией Украины рассматривается как существенный ресурс повышения уровня диверсификации поставок. В соответствии с этой стратегией прогнозируется к 2015 г. добывать за пределами Украины около 6 млрд куб. м, а к 2030 г. - 11,6 млрд куб. м газа. Сегодня основные усилия НАК "Нафтогаз Украины" в этой сфере сконцентрированы в Ливии, Египте и ОАЭ. Насколько мне известно, указанное направление деятельности находится в сфере постоянного контроля со стороны министра топлива и энергетики. С целью ускорения реализации ливийского проекта в начале этого года осуществлен визит Юрия Бойко в Ливию, в ходе которого состоялась его встреча с лидером страны Муаммаром Каддафи. Хотелось бы надеяться, что после этого визита проект сдвинется с мертвой точки, на которой он находится с 2004 г., а значительные средства, вложенные компанией в развитие этого направления, не окажутся потраченными напрасно. Что касается Египта, в сентябре прошлого года "Нафтогаз" был признан победителем во втором раунде международного тендера по блоку Alam El Shawish East по разведке и разработке нефтегазового месторождения на основе концессионного соглашения. В настоящее время осуществляется регистрация филиала компании в Египте. Функционирует представительство "Нафтогаза" в ОАЭ, его задачей является обеспечение выполнения контракта о долевом разделе продукции между правительством Эмирата Аль-Фуджейра, НАК "Нафтогаз Украины" и СП “NAFTOGAZ middle East L.L.C". Что касается в целом деятельности компании по добыче углеводородного сырья в этих регионах, следует признать достаточно медленное развитие инвестиционных проектов по разведке и добыче, что, впрочем, может, объясняется и объективными сложностями бизнеса в данной сфере. Конкуренция за право пользования ресурсами нефти и газа сырьем является достаточно высокой. Также существует вопрос доставки этого сырья в Украину. В краткосрочной перспективе добыча сырья в этих регионах может иметь большее значение в контексте развития и диверсификации бизнеса самой компании НАК "Нефтегаз Украины", чем диверсификации поступления сырья в Украину. Если говорить об объемах, которые могут существенно повлиять на уровень диверсификации поставок нефти, а особенно природного газа в Украину, необходимо решить вопрос его транспортировки или использования схем замещения. Последним решением СНБОУ Кабмину поручено проанализировать состояние этих проектов и принять по ним необходимые решения. Целесообразным было бы утвердить четкие графики с показателями (маркерами), которые позволяли бы эффективно контролировать реализацию этих проектов. РБК-Украина: Что мешает реализации подобных проектов в Украине? Ю.П.: Прежде всего, необходимо отметить, что Украина ратифицировала Договор о присоединении к Энергетической Хартии. Указанным договором устанавливается национальный режим для иностранного инвестора, в том числе и в сфере добычи нефти и газа. Необходимость привлечения иностранных инвестиций понимается руководством Минтопэнерго. В течение последних двух лет было проведено ряд целевых мероприятий (форумов, презентаций, консультаций), направленных на информирование западного промышленного инвестора о возможностях осуществления совместной инвестиционной деятельности. Результатом этих мероприятий стали инициативы ряда известных компаний о совместной деятельности в сфере разведки и добычи нефти и газа на территории Украины. Высокий интерес потенциальных инвесторов к украинскому нефтегазовому сектору объясним. Он обуславливается как наличием высокого ожидания в отношении неразведанных запасов, так и высоким инженерно-промышленным потенциалом украинских компаний, а главное развитым законодательством и политической стабильностью в целом. Что касается компании Vanco International, соглашение о разделе продукции сегодня отрабатывается. Имеется ряд других соглашений, направленных на осуществление совместной деятельности с известными зарубежными компаниями, в том числе и соглашение о совместной деятельности с Shell. Мне сложно давать оценку успешности их реализации, как по причине отсутствия полной информации об инвестиционных проектах, так и отсутствия каких либо жалоб со стороны инвесторов, адресованных СНБОУ. Поэтому я только могу выразить надежду, что понимание необходимости привлечения иностранных инвесторов, о котором я говорил ранее, действующее в Украине развитое законодательство в сфере защиты интересов иностранных инвесторов, обеспечат добросовестным инвесторам условия для успешного бизнеса. Как тем, кто уже работает в Украине, так и тем, кто имеет намерения начать бизнес в этой сфере. Беседовал Игорь Воронцов.
On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь