Ю.Костенко: "У политпроектов разный цвет, но одинаковая суть – кланово-олигархическая модель экономики".

Среда 20 декабря 2006 15:01
Автор: RBC.UA
Интервью с председателем Украинской народной партии Юрием Костенко. "Нужно говорить не о проектах, а о создании условий, чтобы политические идеологии могли соревноваться за власть", - говорит лидер УНП Юрий Костенко. Сейчас он работает над объединением партий правой ориентации в единый политический блок. По убеждению Ю.Костенко, лишь так можно противостоять кланово-олигархической системе власти в Украине. О европейском и отечественном опыте борьбы за власть, о том, кто может образовать костяк блока правых партий в Украине и какие у него перспективы, - в эксклюзивном интервью Ю.Костенко РБК-Украина. РБК-Украина: Вас считают одним из самых ярких представителей так называемой правой идеологии в Украине. По вашему мнению, в чем заключаются проблемы этого течения в отечественном измерении? Ю.Костенко: В плане теоретической работы еще в начале 90-х правые четко сформулировали Концепцию государственного обустройства Украины. Там изложена стратегия построения рыночной экономики, воссоздания исторических корней и европейский выбор страны. И проблема вся в том, что за все годы независимости правые так и не приблизились к власти. Потому что, например, премьер Ющенко, как наиболее характерный представитель правых во власти – это на самом деле не правая альтернатива, потому что никогда Ющенко не был правым по своей сути, а был либеральным. То же самое - президент Ющенко. Он не имеет правого большинства в Верховной Раде, не имеет правого правительства и не имеет возможности организовать свою правоцентристскую Программу „10 шагов навстречу людям". Следовательно, проблема правых сегодня не в том, что именно предложить украинскому избирателю, а как убедить избирателей поддержать эту правую альтернативу. Потому что власть - это не должность президента, и даже не главы правительства. Власть - это какого политического цвета парламентское большинство. Левая ли она, либеральная ли, лево-олигархическая ли, как сегодня, или правая. Потому что всю государственную политику можно направить в том или ином направлении лишь с помощью законодательства. Поэтому главное задание правых в Украине - это не обслуживание власти, а борьба за нее. РБК-Украина: Вы неоднократно заявляли, что намерены объединить правые политические силы страны в один блок. Как идет работа над реализацией этой идеи? Ю.Костенко: Мы провели в последние 4 месяца очень большую работу на низах, организовывая круглые столы с представителями всех без исключения партий, которые в своих программных принципах руководствуются правыми идеями. И такой неутешительный вывод - нет среди правых партий разнообразия. На уровне области существуют структуры пяти - максимум восьми правых или правоцентристских партий. Если спуститься в район - там, как правило, одна-две правые структуры. То есть, особенно некого и объединять. Второй вывод - даже после объединения всех правых сил мы не получим возможности бороться за власть, учитывая тот колоссальный потенциал, который имеют сегодня олигархические блоки - финансовый, информационный, административный, политический. Если взять ту же Партию регионов, то она в восточных регионах доминирует во всех областных, районных, городских советах - а это почти две трети экономического потенциала Украины. Следовательно, против такой мощи уже невозможно конкурировать лишь объединением, а нужно искать новую политическую энергию. Без сомнения такой энергией является принципиально иная экономическая политика, которая будет базироваться на интересах экономического общества, а не на кланово-олигархических интересах. И такая политика будет способна противодействовать тому, что называется мега-блоками, тем, что интерес малого предпринимателя, фермера, национального товаропроизводителя будет отражаться в деятельности этой правой политической силы. Каким образом объединить экономический интерес, который разрознен в региональном измерении и в политических симпатиях, в единственное целое - над этим мы сегодня и работаем. РБК-Украина: Кто вас будет финансировать? Ю.Костенко: Если заработает механизм осознания предпринимательством того, что именно правые являются отражением их экономических интересов, то очень просто решается вопрос финансирования. В каждом районе можно найти несколько сотен малых предпринимателей, которые небольшими взносами могут сформировать бюджет такой политической силы в значительно больших размерах, нежели олигархический клан, который за счет централизованного финансирования отваливает большие деньги, но вниз они так и не доходят. Принцип финансирования снизу действует в развитых демократиях, в Украине он не действует, потому что политика здесь формировалась иным образом - через централизованное финансирование, через финансирование сверху. Потому сейчас создание таких предпринимательских клубов, с которыми мы ведем и будем вести диалог, является элементами нашей политики, которая дает с одной стороны предпринимательству понимание - какая именно политическая сила в государстве может системно отражать их интересы, а с другой стороны эти клубы могут постепенно трансформироваться в бизнес-поддержку политической силы. РБК-Украина: Какие политические силы могут образовать политический блок правых сил? Ю.Костенко: В первую очередь мы ведем переговоры с теми политическими силами, с которыми мы сотрудничали с 88-го года. То есть Народный Рух Украины, который вместе с Украинской народной партией является второй политической составляющей некогда единого общественно-политического Народного Руха Украины за перестройку. Это УРП „Собор", которая также вышла из недр Руха. Это также партии, которые недавно образовались - как, например „Пора", хотя с ней и есть определенные проблемы, ведь создавалась она именно как политический проект. Мы говорим об объединении всего спектра близких по идеологии политических сил, которые зарегистрированы в Минюсте. Но с учетом нашей работы на низах, я могу сказать, что для избирателя наиболее символическим будет объединение УНП и НРУ - двух базовых из этого политического спектра партий. РБК-Украина: Сегодня политики разных политических ориентаций говорят о том, что будет создан некий новый политический проект. Речь идет об одном и том же проекте или о разных? Ю.Костенко: Думаю, здесь речь идет о разных вещах. Мы никогда не говорим о проектах, а о политике, которой всегда недоставало. Она базируется на деятельности политических сил, а не на проектах. Мы уже имели политический проект "Наша Украина", цель которого - привести к власти первого альтернативного президента в противовес той законсервированной коммунистической номенклатуре, которая оставалась у власти после провозглашения независимости. И этот проект увенчался нашей победой 2004 года. В таком плане можно говорить о проекте. Во всех других случаях, что касается украинской политики, нужно говорить не о проектах, а о развитии политических партий, на основе которых должна строиться политика. Почему у нас так деформирована политика, которую называют кланово-олигархической? А потому, что после тоталитарной административно-командной системы, которая никуда не делась, та же коммунистическая номенклатура, прибрав большую часть государственной собственности в свой карман, трансформировалась в олигархическую административную систему. Все произошло согласно тезису, который выдвинул когда-то коммунистический идеолог Кравчук - партии у нас слабенькие, так давайте ориентироваться на профессионалов. Вот эти профессионалы и построили нам кланово-олигархическую экономику и такую же политику. Поэтому нужно говорить не о проектах, а о создании условий, чтобы политические идеологии могли соревноваться за власть. А если уж говорить об идеологических партиях, то есть три течения, которые в европейском масштабе традиционно соревнуются за власть: правая идеология, которая отражает национальные и экономические интересы (уменьшение налогов и создание лучших условий для предпринимательства), левая идеология, которая отображает социальные интересы общества (увеличение налогов и расходов на социальные программы государства) и либеральная идеология - это открытость рынков, которая сопровождает глобализацию современной экономики. Вот это и есть три политических течения, которые строят прогнозируемую для избирателей политику. То, что происходит в Украине - сплошные политические проекты - в сущности, государственной политики не изменяет. В одном проекте, который назывался "Народный союз "Наша Украина" - олигархи, и во втором, который назывался Блок Юлии Тимошенко - олигархи, в третьем - Партии регионов - тоже олигархи. У них разный политический цвет, но суть одинаковая – кланово-олигархическая модель экономики. Поэтому то, что делают УНП и НРУ - мне это понятно. Объединяясь, создаем более мощную силу, чтобы эту правую альтернативу больше людей поняли. Поэтому мы не говорим о проекте, а говорим о правой альтернативе, носителями которой являются правые политические партии. РБК-Украина: Среди вероятных лидеров так называемых "новых правых" называют не только Вас, но, например, и Луценко. Что между вами общего? Ю.Костенко: Я сам хотел бы понять - как левый Луценко, который вышел из коммунистического, а затем из социалистического движения, который за всю свою политическую карьеру ни разу не говорил о национальных интересах и национальных корнях, о проблемах языка и о своих исторических героях - может называться правым. Луценко еще несколько лет назад заявлял, что УПА - это страшная сила, которая принесла украинскому народу много бед. Это же свидетельствует об отсутствии у человека исторических знаний. Когда таких людей называют лидерами правых сил, то у меня возникает вопрос - а кто же тогда я?! С точки зрения проекта, Луценко и в самом деле может рассматриваться как лидер. Я же не буду принимать участия ни в каких проектах, а буду продолжать делать то, что я делаю 17 лет - создавать для Украины европейскую политическую силу. РБК-Украина: Говорят также и о том, что на базе Секретариата создают некую правую альтернативу. Объединение БЮТ и ПРП - также определенная попытка заполнить вакуум в этой нише. Не потерпит ли крах уже на старте идея объединения правых в одну политическую силу? Ю.Костенко: Именно БЮТ очень четко себя позиционировал, как левоцентристская политическая сила. И я приветствую стремление Юлии Тимошенко построить в Украине мощную социал-демократическую партию. Потому что должны быть - как мощная правая, так и левая партии. И то, что Тимошенко намерена вступить в Социнтерн, лишь подтверждает ее лево-центристское политическое направление. А то, что она в тактическом плане усиливает свой Блок либералами от ПРП, то лево-либеральная политика является вполне логичной. И эти люди уже демонстрировали ее, когда было правительство Тимошенко. Потому что открытие границ либералами Пынзеныком и Терехиным с намного худшими условиями для национального товаропроизводителя и большие социальные программы - в этом и состоят их политические убеждения. То, что делает Тимошенко - мне как раз понятно. А то, что пытается делать Секретариат президента, то это является повторением традиционных ошибок, когда с помощью админресурса пытались создать идеологию. Получалось же совсем наоборот. Демократия позволяет обществу снизу вверх самому творить политическую силу, которая отображает часть общественных интересов. РБК-Украина: Будет ли работать будущий блок правых сил на идею досрочных парламентских выборов? Ю.Костенко: Я хочу напомнить, что УНП уже обращалась к президенту Ющенко 2 августа этого года, когда заканчивался срок формирования правительства согласно требованиям Конституции. В тот день президент имел право распустить Верховную Раду. Тогда досрочные выборы дали бы другое качество парламента, потому что избиратели уже увидели - как те, кто обещал быстро улучшить жизнь, начали бороться за портфели. Что же касается сегодня, то как депутат четырех созывов, внимательно изучая законодательство, я не вижу правовых оснований для роспуска парламента. Президент на сегодня имеет лишь один рычаг роспуска – это, если парламент не утверждает бюджет. А парламент утвердил своевременно бюджет. То, что президент наложил вето, то они опять проголосуют, приняв те или иные поправки. Что же касается неконституционных рычагов - что народ выйдет весной по призыву и скажет "Долой Верховную Раду!" - я сомневаюсь. После оранжевой революции на ближайшие десятилетия вряд ли можно надеяться, что будет такое эмоциональное настроение у общества. РБК-Украина: Лидер УРП "Собор" Анатолий Матвиенко в одном из интервью сказал, что в случае досрочных выборов надеется для правых сил на 25% поддержки электората. А Ваш прогноз? Ю.Костенко: Я пользуюсь другой арифметикой. Правоцентристская электоральная ниша в Украине достигает от 30 до 40% - в зависимости от состояния общества, экономики и эмоциональных факторов. Это все те, кто фактически поддержал Ющенко на президентских выборах. Поэтому эта электоральная ниша без сомнения чрезвычайно перспективна. Но говорить о процентах можно лишь тогда, когда будет блок партий или партия, которая будет отражать интересы этой электоральной ниши. А до тех пор, пока политические силы будут находиться в разных идеологических проектах или течениях, очень тяжело собрать в одно целое желание избирателей поддержать правую политическую силу. Матвиенко, наверное, говорил о далекой перспективе. Думаю, более реалистичной перспективой на следующих выборах для правых политических сил является 10-15% - это те голоса, которые собирал Народный Рух Украины, и это те голоса, которые традиционно поддерживают наши партии. И если не будет других проектов, то, возможно, и можно будет надеяться на те проценты, о которых говорил Матвиенко. Если же будут всяческие проекты - то ли Луценко, то ли Катеринчука, то ли Яценюка, то 10-15% - это то, на что реально можно надеяться после объединения УНП и НРУ. РБК-Украина: Какими методами политической борьбы вы намерены пользоваться, не будучи парламентской партией? Ю.Костенко: В действительности суть наших проблем не в том, что мы не представлены в Верховной Раде. Я напомню, что в 1998 году Рух имел в парламенте мощную фракцию в 48 депутатов. Но Рух был не понятен для избирателей, потому что он существенно потерял на выборах в местных органах власти. Ведь основная работа была сконцентрирована на борьбе за депутатские кресла. Из-за отсутствия в местных органах самоуправления руховских фракций он начал все меньше поддерживаться, потому что оторвался от основы - контакта с избирателями. УНП сегодня в 10 раз имеет больше депутатов в местных органах власти, чем на предыдущих выборах. И мы проводим большую работу именно на местах. Через эту работу мы будем иметь больше внимания к своим инициативам. Понятно, что потеря статуса парламентской партии, казалось бы, приводит к потере заинтересованности к этой партии - в первую очередь, в СМИ. Но в плане политической работы мы себя более комфортно чувствуем, не имея представительства в Верховной Раде, а имея только депутатов местных органов власти. Беседовал Павел Бальковский.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь