В.Семенюк: "В Украине продавать уже нечего. Оставшимися 22% нужно учиться управлять".

Интервью с Председателем Фонда государственного имущества украины Валентиной Семенюк. Председатель Фонда госимущества Украины Валентина Семенюк – единственная на сегодня женщина в высшей иерархии исполнительной власти Украины. Она поддерживает реализацию политреформы в стране, объясняя это тем, что государству нужен сильный Кабинет министров. Валентина Петровна говорит, что в Украине осталась всего пятая часть имущества в государственной собственности. Она опровергает политологов в том, что она так и осталась политиком-социалистом, а не стала чиновником самого прорыночного ведомства в стране. При этом Валентина Семенюк утверждает, что реформирует сферу госсобственности. Руководитель приватизационного ведомства считает, что в Украине нужно строить Европу - государство формата Финляндии, Швеции и Швейцарии. РБК-Украина: Эксперты приватизации уже лет пять говорят, что Украине нужен качественный подход к разгосударствлению, а не количественный. Предприятиям нужен эффективный собственник, а не констатация числа приватизированных предприятий и перечисленные суммы в госбюджет. Ваше ведомство перейдет на новый уровень или продолжит "работу на казну"? В.Семенюк: Парламент должен утвердить перечень объектов приватизации на 2007 год. Тогда мы сможем его реализовать в новых условиях. Мы применим такой механизм продаж, как конкурс с элементами аукциона: кто больше заплатил, тот и купил. Независимо от того, какой объект мы продаем. Это большая работа для ФГИУ, но другого пути поднять уровень капитализации государственного имущества нет. Я понимаю, что тут есть угроза того, что предприятия попадут к транснациональным корпорациям. Но мы уже дали поручение, которое согласовано с правительством, подать закон о запрете приватизации госпредприятий Украины другими государствами через приватизацию их государственными монополиями. Подозреваю, что такое может случиться с "Укртелеком". РБК-Украина: Вопрос продажи объектов с земельными участками лежит в правовом поле Украины? В.Семенюк: Продажа предприятий вместе с землей прописана в проекте госбюджета-2007. К тому же есть постановление от 21 сентября 2006 г., которым определено, что любой объект стоит на земле и должен продаваться вместе с ней. Раньше участок под объектом оформлялся в пользование собственником предприятия, и на капитализацию при приватизации стоимость земли не влияла. Теперь цену участков будем включать в стартовую цену предприятий. Но подчеркну: новшество будет распространяться исключительно на предприятия, которые только пойдут на приватизацию. Оно не коснется уже приватизированных объектов. РБК-Украина: На днях представитель Минфина обратил внимание СМИ на то, что дефицит в госбюджете-2007 будет покрываться за счет внешних заимствований. Это значит, что приватизаторов не будут подгонять продавать побыстрее и спрашивать Вас за выполнение плана поступлений в госбюджет? В.Семенюк: Я буду выполнять только то, что записано в законе. Если корректировки в закон о госбюджете-2007 будут сделаны, то это тоже будет закон. Видите, мне в этом году поставили более 2 миллиардов гривен плана, а потом постановлениями Кабмина сняли предприятия с продаж, решениями судов тормозят приватизацию или решениями специальной контрольной комиссии по приватизации в парламенте останавливают конкурсы. При этом спрашивают о выполнении плана. Но если мы сегодня говорим, что правительство отвечает за исполнительную власть - давайте вместе отвечать. Вот КГОКОР Кабмин снял с приватизации… Как это вижу я, нужно было урезать и план приватизации. Или есть перспектива снять с приватизации Лугансктепловоз и создать там совместное предприятие. Но и это нужно учитывать в плане поступлений от приватизации. Поэтому список предприятий на приватизацию нужно утверждать законом. В данной ситуации – законом о госбюджете-2007. Хотя я, конечно, не приветствую наполнение госбюджета за счет продажи имущества. Я поддерживаю идею эффективного использования государственной собственности. РБК-Украина: Но 10 миллиардов от приватизации в проекте госбюджета-2007 оставлены? Раньше вы говорили, что можно остановиться на вдвое меньшей сумме поступлений от продажи госимущества. В.Семенюк: 10 миллиардов остаются, но перечень будем утверждать законом. Он нам нужен для возможности реализовать план приватизации. Это - защита от решений судов отменить продажу или приостановить ее, это - гарантия от отмены продаж постановлениями Кабмина. РБК-Украина: А каким Вы видите повышение эффективности управления госимуществом, когда говорите, что Вы сторонник именно этого, а не приватизации? В.Семенюк: В ходе одного из последних заседаний правительства были приведены очень интересные факты по использованию госсобственности. В результате принято решение о начале проверки управления отраслевыми министерствами. Но здесь главное – почему возник вопрос об эффективности управления чиновниками? Потому, что Кабмин сбросил с себя полномочия управлять объектами госсобственности. В принципе, на то был правительственный декрет от 1992 года, который запрещал отраслевым министерствам вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий. Но сам Кабинет министров все это время создавал холдинги, совместные предприятия, компании. И этим же сам себя сделал слабым, поскольку делегировал полномочия по распоряжению имуществом коммерческим структурам, руководителям предприятий, с которыми даже контрактов никто не заключал. РБК-Украина: А что Вы скажете о законе об управлении госимуществом, который был принят нынешней осенью? В.Семенюк: Я 8 лет билась, чтобы закон об управлении госимуществом был принят, это мое детище. Уже есть поручение правительства проверить хозяйственную деятельность предприятий-монополистов. И это первые шаги. Нужно завершить инвентаризацию того, что осталось в собственности государства. И принять закон о национальном достоянии. Посмотрите, сейчас даже реликвии в музеях переданы в оперативное управление чиновникам, но никто не оценил стоимость этого имущества. Стоят в музеях экспонаты по 12-13 копеек 1600-го года изготовления. А кто знает, сколько на самом деле они стоят? Инвентаризацию гособъектов мы завершим, а после этого будем принимать закон о национальном достоянии, чтобы поставить на учет все то, что есть в Украине. РБК-Украина: Вот Вы говорите об инвентаризации - а что, такие закрытые для проверок компании, как Укрзализныця или Нафтогаз Украины открывают Вам свою документацию? В.Семенюк: В соответствии с законом они обязаны это сделать. Инвентаризация Укрзализныци уже идет. Есть постановление правительства о начале ее реструктуризации. Но сама схема реструктуризации в обязательном порядке подлежит к согласованию с ФГИУ. Мы сейчас смотрим: что в этом процессе сделать в первую очередь. Отмечу, технологический цикл анализирует отраслевое министерство. ФГИУ будет смотреть на имущественный комплекс Укрзализныци и принимать решение о том, что надо приватизировать. Ни один объект на отчуждение не уйдет без согласования с ФГИУ. РБК-Украина: Но закона о ФГИУ так и нет. Как Вы можете реализовывать свои полномочия и отвечать за них? В.Семенюк: Его уже 7-й раз принимают. 3 раза документ ветировал экс-Президент Украины Леонид Кучма. В последнее время этим занимается Виктор Ющенко. Но если взять тексты принимаемых законопроектов, то ничего в них за эти годы не изменилось, кроме фамилий Президентов страны. В чем подводные течения относительно этого закона? Отвечу - хотят, чтобы ФГИУ был слабым, находился в подвешенном состоянии, чтобы не мог действовать в рамках закона. Это власти выгодно, когда ведомство действует по принципу "стой там, иди сюда". Но когда закон о ФГИУ будет принят, тогда фонд станет национальной казной. Его статус должен быть таким, как у НБУ. Нацбанк – казна финансовая, а ФГИУ – материальная. Мы смотрим на Латвию, Литву, Польшу. Там уже начали возвращать предприятия, к примеру, из-за того, что их собственники не платят налоги. Я не случайно вспомнила декрет Кабмина конца 1990-х годов. Он запрещает министерствам вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий. А в результате получилось, что на откуп руководителям государственных заводов отдали все. И только сейчас вспомнили, что у государства есть имущество. Да и то, наверное, не вспомнили бы о том, что у государства все-таки что-то есть, если бы мы не сделали инвентаризацию этого имущества. Подчеркну, Кабмин должен быть эффективным собственником. Правительство обязано подбирать менеджмент: правления предприятий, их наблюдательные советы. Для этого, кстати, есть академия управления персоналом при Президенте Украины, которая готовия кадры. И правительство должно спрашивать о результатах управления госсобственностью ежеквартально. РБК-Украина: А какова перспектива закона об акционерных обществах? В.Семенюк: Я думаю, что закон будет принят в полном виде, а не только уменьшит квоту участников на собраниях акционеров. То есть будет учтен и механизм внесения изменений в уставы компаний, формирование их наблюдательных советов, ревизионных комиссий. Будут учтены, наконец-то, и моменты защиты прав миноритарных акционеров. При этом моя принципиальная позиция - такой закон должен подразумевать и право "золотой акции". Такой законопроект уже внесен в парламент. Нужно делать сильным Кабмин, чтобы мы не бегали перед частниками, как сейчас, когда просим их снизить цены на бензин. Да, сегодня они снизили на 5 копеек, а завтра передумают. РБК-Украина: Вы сказали о потере влияния власти на такой стратегический рынок, как нефтепродукты. А Вам какой формат влияния государства симпатичен? Возможно ли, что будет реализована идея формирования национальной вертикально-интегрированной компании, которая станет альтернативным игроком на рынке? В.Семенюк: Нужно разобраться с собственностью государства в Укртатнафте и Укрнафте. Вот в Укрнафте собрание акционеров прошло, но устав предприятия остался неизмененным. Как государству тогда на эту компанию влиять? Сначала нужно подвести правовую основу под те активы, которые на рынке нефтепродуктов остались в госсобственности, а потом делать ВИНК. РБК-Украина: А какова судьба Облэнерго? Их приватизировать все-таки будут, и какими пакетами - если это так? В.Семенюк: Да, есть предложение исполнительной власти продать крупные пакеты. Но я считаю, что в государстве должен остаться пакет в 60% акций +1. Есть же закон об электроэнергетике, где четко предусмотрен механизм контроля и механизм защиты от нечестной конкуренции. Ведь так мы рискуем отдать рубильник в одни руки. РБК-Украина: Вы считаете, есть угроза того, что акции Облэнерго скупит один частник? В.Семенюк: Конечно. Мы не можем сегодня говорить о защите от недобросовестной конкуренции, если проигнорируем позицию ФГИУ о 60%+1 акция. РБК-Украина: Вот эксперты говорят, что в Украине отсутствует политика приватизации. Как Вы это прокомментируете? В.Семенюк: Пусть эксперты запомнят: в Украине продавать уже нечего. Осталось 22% от бывшей госсобственности. Нужно учиться эффективно управлять. РБК-Украина: Сейчас много говорят о реформе ЖКХ, причем акцентируют, что эта реформа упирается в приватизацию данного сектора. Так ли это? В.Семенюк: Если мы говорим о приватизации предприятий ЖКХ, то сначала надо провести эксперимент на одном объекте. Ведь непонятно, каким способом здесь приватизировать. Вот во львовской области продали котельную, прачечную и инфекционное отделение. Частник запускает котельную, и цена на ее услуги для больницы стала в 12 раз выше. Тогда я спрашиваю, зачем было продавать котельную? Тут нужно начинать не с приватизации объекта, который дает услугу, а с того, как подключить людей к управлению и контролю за предоставлением услуг в жилищно-коммунальным хозяйстве. Нужно проверить, из чего складывается коммунальный тариф. В противном случае есть угроза создать монополию без механизма защиты. Потому, что в итоге получим как в электроэнергетике – рубильник в одних руках. РБК-Украина: А как же независимые регуляторы? В.Семенюк: В НКРЭ не знают, из чего складывается тариф на электричество. То же видим и в жилищно-коммунальном хозяйстве. Вот точно вам говорю: туда и цена на газеты входит, и на квартиру директору ЖЭКа. Поэтому и считаю, что нужен механизм контроля за коммунальными платежами. Потом, для приватизации нужно сначала разобраться с коммунальной собственностью – провести ее инвентаризацию. Ну, а пример Польши вообще показывает, что 75% доходов госбюджета формируется за счет эффективного управления коммунальной собственностью. И механизм регулирования тарифов там создан, и контроль есть за использованием собственности. Поэтому я за имплементацию политической реформы. В Украине она даст возможность местным советам иметь механизм влияния, в том числе и на коммунальный сектор. Нужно принимать соответствующий законопроект. Местные советы должны получить права влияния на выполнение тех задач, которые перед ними ставят граждане. Ведь если мы говорим о коммунальной собственности, должна быть ответственность областных и районных советов за то имущество, которое им передало государство в пользование. А у нас сегодня - как только в коммунальную собственность отдали, получается, что этого имущества нет. Его просто продают. РБК-Украина: Валентина Петровна, Вы все-таки больше остаетесь политиком или чиновником? В.Семенюк: Я - просто хозяйка, единственная женщина в исполнительной власти. До меня кто-то смог инвентаризацию госсобственности провести? Это я сделала со своими работниками, которым приходилось до 4-х часов утра засиживаться на рабочем месте, чтобы сделать это. Дело в том, что я хочу все видеть: что оставить государству, что территориальным общинам передать. Я не антирыночник. Я – за регулируемую рыночную экономику. С серьезной социальной защитой - как в европейских государствах.
On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь