ru ua

В.Лановой: "Операционная деятельность Нацбанка напоминает коммерческую, а не регулирующую и не резервную"

Автор: RBC.UA
Депутат Киевсовета, один из ведущих отечественных экономических экспертов Владимир Лановой в рамках совместного проекта информационного агентства РБК-Украина и инвестиционной компании Phoenix Capital «Экономический Советник» рассказал в интервью РБК-Украина о необходимости реформирования Национального банка, а также об отсутствии управленческой системы в Киевской горгосадминистрации

РБК-Украина: Владимир Тимофеевич, как вы полагаете, какие инструменты можно сегодня применить для работы с банковскими проблемными кредитами?

В.Л.: Их можно поделить на условные группы. Первая будет финансироваться за счет новых инвесторов-собственников, которые погашают долги. Во второй группе банки, возможно, при участии государства займутся реструктуризацией внутренних и внешних долгов. Третья группа займется утилизацией залогов обанкротившихся предприятий. А Нацбанк может выдавать санационные кредиты. Но все эти методы должны быть четко законодательно прописаны, чтобы в них не попали через посредников искусственные долги.

А общим ресурсом для решения проблемных долгов могут быть средства центробанка или некий спецфонд, созданный, например, АУБ. Почему они все время смотрят только на Нацбанк? Мог бы помочь конечно Кабмин или промышленные инвесторы, зарубежные компании, участвующие в проектах по возмещению проблемных долгов с учетом того, что у них будут преференции разного рода. Тут может подключиться налоговая. Но, чтобы уберечься от коррупции, злоупотреблений, мошенничества и подлогов, нужны четкие критерии и ограниченная сфера такого финансирования возмещения долгов. В нашей стране вопрос контроля, чистоты, порядочности - очень серьезен. Чиновники, в том числе финансовые, охотнее идут на сговор с частными компаниями.

РБК-Украина: Как Вы смотрите на возможность создания т.н. токсичного банка?

В.Л.: В планах НБУ на этот год есть создание такого санационного банка. Но там все запутано - некоторые долги возникли в результате действий самого Нацбанка. Все банки можно перевести в проблемный банк. Можно вообще банки ликвидировать и все финансировать через бюджет. Как было в СССР? Все несли деньги в Сбербанк, эти деньги засчитывались фактически в бюджет. И уже бюджет передавал эти деньги в промышленно-строительный банк, в социальный банк, экспортно-импортный банк и аграрный банк. В том числе, на кредитных началах, для финансирования различных проектов. Поэтому там не возникало проблемных банков. Если где-то нарушались кредиты, невозвращения, то все на себя брал бюджет.

А можно вообще рефинансирование остановить и все отдавать в дефицит бюджета.

Но решение о реструктуризации банковского сектора возникнет на базе накопления денег, их эффективного распределения, изменения механизмов работы внутри банков, и, тем самым, созданием реального межбанковского денежного рынка, который определит реструктуризацию отношений, фондов, кредитов и капиталов.

РБК-Украина: Эта стратегия сейчас работает или построения идеальной системы вовсе не существует?

В.Л.: Те, кто попадают в эшелоны власти, живут в режиме текущего времени. Они не видят структурных процессов, тенденций, трендов долговременного и среднесрочного характера, и, соответственно, не мыслят такими категориями. Поэтому очень важно искусство государственного управления, чтобы всех правильно загрузить задачами, включить общественный интеллект - частный сектор с его инициативами и научный потенциал.

Почему эффективная система в США? Когда приходит новый президент, то он делает запрос кадровым службам, где сегодня лучшие профессора по экономике. Именно сегодня, а не пять или десять лет назад - потому что все поменялось. Потом идет конкурс на выполнение научных или докторских работ. После чего специалисты и политики берут то, что подходит. А если такие программы разрабатывают Минфин или Нацбанк, то они не видят актуальности вопросов.

Так НБУ смотрит со стороны финансового сектора, а нужно смотреть макроэкономически. Так у нас было 12 млрд долл. инвестиций, но они ушли в банковский сектор, а в промышленный - 2-3 млрд долл. пришло. Что такое продажа нашего банка? Ребята взяли по миллиарду, перекачали на Запад, капитала в стране не прибавилось, а доллары пришли. Структура капитала изменилась не в ту сторону, в которую нужно. Если бы ребята продали банки и купили заводы - тогда бы пошло правильно. И ни правительство, ни НБУ этого не смогут увидеть. Кстати, тем же страдает и Президент Виктор Ющенко. Он не хочет слышать критику и мнения инакомыслящих. Это - его слабость.

Поэтому у нас нет таких стратегий.

РБК-Украина: Касательно регулирования курса доллара. Как привести его в соответствие с объективными рыночными реалиями?

В.Л.: Рынки не являются абсолютно стохастической, спонтанной и самопроизвольной структурой. Любой рынок формируется. Поэтому нет цивилизованных государств, где бы центральные органы власти не проводили стабилизирующие операции на тех или иных рынках.

Естественно, если государство начинает закупки на рынке, то цены растут. Если нужно понижение, то делается выброс из госзапасов. Так же делается в денежной сфере - нельзя полностью отпускать валютный рынок по части формирования цены, объемов продаж, покупок и т.д.

Но дело в другом. У нас закрыта от мира валютная система. Банк, инвесткомпания или страховая компания не могут работать в Украине без регистрации здесь. В Евросоюзе еще в 1952-1962 гг. была принята доктрина (сейчас это называется декреты ЕС), что любая инвестиционная, финансовая, кредитная компания, которая учреждена в стране ЕС, работает на всем его пространстве. А на нашем закрытом рынке Нацбанк работает как сторона влияния стабилизирующего характера.

Второй вариант. Естественно валютный рынок зависит от предложения валюты. Так вы и думайте о том, как должно расти предложение валюты. Если нам нужны зарубежная техника, компьютеры, автомобили и самолеты, то нам нужно больше валюты. А для этого нужно поддерживать экспорт.

Также правительство должно выходить на избыточный валютный рынок и забирать часть валюты путем выпуска облигаций, номинированных в ней. Есть множество средств регулирования рынка. Но курс должен иметь перспективу. Если сказать бизнесменам, нашим или иностранным, что неизвестно, будет ли курс 16 грн. или 4 грн., то ни одного завода не будет построено в Украине.

Законодательство должно четко дать понять, в каких случаях НБУ выходит на рынок, а в каких не выходит. Я предлагал и предлагаю следующее решение - если курс в текущий день торгов уменьшается более, чем на 2 коп., все равно в какую сторону, Нацбанк должен выйти и скупить разницу. Должна быть плавность курса, его предсказуемость.

РБК-Украина: Кстати, на круглом столе говорили, что НБУ выполняет несвойственные ему функции и структура самой этой организации требует реформирования.

В.Л.: Операционная деятельность Нацбанка напоминает коммерческую, а не регулирующую и не резервную, и, естественно, не инвестиционную. Очевидно, что нужно построение системы. Давайте в обществе обсудим, какое место Национального банка, что он может, чего не может, как он должен делать, с какими инструментами, где вмешивается, где он допускает, где не допускает. Когда мы это определим, то скажем, что в Нацбанке нет кадров, подразделения, департамента для такой-то функции.

Например, Совет НБУ не должен включать ни одного банкира и ни одного представителя исполнительной власти. Там должны быть представители экспертного сообщества, которые разбираются в кредитно-денежной политике.

РБК-Украина: Давайте отойдем от банковской системы. Вы, как член комиссии Киевсовета по промышленной и регуляторной политике, согласны с действиями, которые предпринимают в отношении столицы мэр Леонид Черновецкий и его команда?

В.Л.: Им, как оказалось, не нужны ни советы, ни новые подходы, ни оптимизация финансовых ресурсов города. При этом, деньги тратятся не на то, что нужно.

В первую очередь необходимо определить приоритеты города, затем создать механизм привлечения денег и выбрать наиболее оптимальный путь их использования. Следует принимать многоуровневые системные решения, которые являются частью стратегии развития Киева. Ведь даже за год нельзя решить все городские проблемы.

Тарифообразование абсолютно не соответствует характеру и природе отношений на рынках муниципальных и жилищно-коммунальных услуг. Нельзя одинаково составлять цены на картошку, на горячую воду и на самолеты. Это разные рынки, у них разные источники издержек, разные способы контроля качества и модернизации.

Если выставлять тарифы, которые жители не смогут оплатить, то платежи перестанут поступать. Необходимо создать специальные независимые органы регуляции, которые разработают новые принципы тарификации совместно с производителем услуг, потребителями услуг и государством. Должно быть разработано компромиссное решение, которое устроит каждую из сторон. Это решение должно быть принято на основании отчета рабочей группы о технических характеристиках и нормативах того или иного энергоносителя. Также важно отслеживать размеры потерь. Необходимо проанализировать, есть ли реальные альтернативные технологии и другие энергоносители. Возможно, имеет смысл приобрести оборудование за границей. Одним словом, необходимо составить экономическое обоснование.

Проблему тарифообразования можно решить еще и так: Киев инициирует изменение тарифов, другие города входят состав комиссии по ЖКХ, рабочей группой составляется проект. Этот проект подается на рассмотрение в парламентские комитеты, после чего вносятся изменения во все соответствующие законы.

Но, увы, две трети тех денег, которые поступают в топливно-энергетический комплекс, разворовываются. Из-за этого не происходит никакой модернизации.

РБК-Украина: Вопрос к Вам, как бывшему главе Фонда госимущества Украины. Почему выбран такой неудачный момент для приватизации стратегов?

В.Л.: На данный момент в обществе бытует мнение, что деньги нужны для перекрытия дефицит госбюджета. Но даже если от приватизации объекта удалось получить около 1 млрд долл., это далеко не те деньги, ради которых стоит продавать завод, реальная стоимость которого в 3-4 раза выше. Это неправильно организованная продажа, при которой не были созданы условия для реальных конкурентных инвесторов, не были созданы возможности для увеличения рынков продаж. Чем больше капитала сосредоточено в частных руках, тем больше давление с их стороны на законодательные и другие регулирующие органы по созданию реальных рынков.

У нас олигархический капитализм, который характерен тем, что назначаемые им министры являются протеже кланов. Поэтому наше правительство и министерства, в частности, не внедряют стратегических и системных решений.

Наиболее крупные и стратегически важные объекты нашей страны сосредоточены в руках олигархических кланов, именно поэтому модернизация таких объектов не является первоочередной необходимостью. Благодаря доступу к инструментам законодательного регулирования той или иной отрасли экономики, издержки на эксплуатацию таких предприятий являются минимальными.