ru ua

И.Литовченко: “В Украине сегодня мобильная связь дает порядка 6% ВВП”

Автор: RBC.UA
В интервью РБК-Украина президент «Киевстара» Игорь Литовченко рассказал о том, как его компания взаимодействует с Нацкомиссией по регулированию связи (НКРС), о перспективах развития в Украине связи третьего и четвертого поколений, а также о перспективах продажи «Укртелекома»

РБК-Украина: В уходящем году какие бы Вы отметили знаковые моменты как для рынка в целом, так и для вашей компании?

Игорь Литовченко: Самое главное, что повлияло на всех - падение ВВП и, как следствие, покупательского спроса. Если сравнивать с 2008 г., то в III квартале 2009 г. падение составило 15,5% ВВП, а снижение доходов операторов составило около 7%. Мы же потеряли в III квартале около 6%. Индекс потребительских настроений с сентября прошлого года до начала 2009 г. упал с 95 пунктов до 42 - практически в два раза. Люди предпочитали серьезно ограничивать покупки. И только к концу текущего года этот индекс немного вырос - до 65 пунктов.

Очень болезненный вопрос 2009 г. для всего рынка - отмена проведения конкурса на получение UMTS-лицензии.

«Киевстар» в этом году вывел на рынок ряд новаторских услуг, которые уже востребованы у миллионов клиентов. Это «Экстра деньги» - мобильное кредитование, которое стало особо популярным в условиях кризиса. Этой услугой сегодня пользуется уже более 3 млн. абонентов.

Интересная услуга - «Дополнительный номер», когда абонент получает еще один номер на своей основной сим-карте. Мы внедрили ее недавно, но ею стали пользоваться еще на этапе тестирования, до того, как она была широко представлена. То есть, наверняка, она будет пользоваться большой популярностью.

Также прогрессивное решение для молодежной аудитории нашего бренда djuice - портал популярной и уникальной цифровой музыки Djuice Music Drive. Он стал площадкой для более 1300 новых украинских исполнителей. На этом ресурсе малоизвестные музыканты выставляют свои композиции на суд слушателей. Люди за них голосуют, а с наиболее популярными затем заключают контракты известные лейблы, например, Sony Music или российские продюсеры. Это все очень стимулирует молодых людей, использующих нелимитированные интернет-ресурсы. И здесь был бы очень актуален скоростной мобильный интернет третьего поколения, ведь многие закачивают музыку себе прямо в телефон.

РБК-Украина: 9 декабря ваша компания отметила свое двенадцатилетние. Довольно долгий срок. За последние 5-6 лет проще стало вести бизнес в стране или нет?

И.Л.: Начиная с самого первого года нашей работы, каждый год я говорил свои коллегам: «Этот год был напряженным, но в следующей году будет легче». Наступал следующий год и я говорил: «Ребята, мы много уже сделали, так что в следующей году точно будет легче». Тогда на телеком-рынке с нами мало кто считался - «Киевстар» только начинал. А спустя много лет, когда мы стали лидерами рынка, я уже не говорю, что будет легче.

Я знаю, что с каждым годом будет еще сложнее. Потому что очень непросто добиться лидерства на рынке, но еще сложнее удержать его. Как в поговорке: «Кому много дается, с того и многое спрашивается». А «Киевстар» уже несколько лет лидер рынка: почти 50% рынка по доходам, 40,2% - в SIM-картах, 47,5% - в активных абонентах.

Отмечу, что для Украины очень важна тема развития Интернета. За последние пять лет «Киевстар» сделал много в этом направлении, используя имеющиеся в нашем распоряжении технологии - GSM, GPRS, EDGE. Но время и технологии идут вперед. И потребности клиентов в телекоммуникациях тоже серьезно изменяются - людям нужен простой в подключении, надежный в использовании, доступный по цене, высокоскоростной мобильный Интернет. Нужен настолько, что рынок Украины уже не просто «созрел», а «перезрел» для 3G, которое в этом году, увы, в очередной раз не будет внедрено.

РБК-Украина: А в следующем есть шансы на внедрение 3G?

И.Л.: Надеюсь. Для этого есть все предпосылки. Первая: опробованные технологии, которые используются на сегодняшний день во многих странах, и, второе, пользователи, которым нужен скоростной интернет. Об этом свидетельствует уже хотя бы тот факт, что с начала года у нас количество пользователей мобильными prepaid-модемами выросло в шесть раз. Это говорит о стремительном росте пользования интернетом в Украине и о том, что мы должны предлагать людям новые технологии. Поэтому даже в условиях сдерживания развития 3G, мы ищем и находим альтернативные пути - например, мы сейчас активно развиваем фиксированный широкополосный доступ, оптоволоконный кабель в дом. Это позволяет давать скорость передачи данных в 100 мегабит в секунду. На основе этого уже можно использовать IPTV, предлагать мобильную рекламу, запускать мобильные платежи. Но это проводной фиксированный доступ, а для внедрения всех этих услуг в мобильном варианте, необходимо третье поколение. Поэтому я надеюсь, что в следующем году мы сможем получить лицензию и полноценно развивать это направление.

РБК-Украина: Есть ли альтернативные пути развития третьего поколения связи?

И.Л.: Мы изучаем этот вопрос. Например, совсем недавно Верховная Рада приняла закон №4531 от 18 ноября. Этот закон позволяет перераспределять частоты между операторами, частично продавать их. Ведь сегодня частоты нарезаны узкими полосками между операторами и используются по территории всей Украины совершенно неэффективно. Мы поддерживаем госрегулятора в реализации подхода, когда весь этот спектр частот, который есть в Украине и порезан на мелкие кусочки, был бы собран воедино в большие полосы частот и единые сквозные полосы частот были выделены всем операторам по всей Украине. Это даст операторам возможность улучшить качество связи, рассмотреть возможность предоставления услуг связи третьего поколения на 900 и 1800 частотах. В Европе такие примеры есть. И в этом вопросе заинтересованы все операторы, ведь данный закон идет на пользу всем.

РБК-Украина: В одном из своих интервью Вы высказывали такое мнение, что ежели будут продолжаться проволочки с выдачей лицензий на освоение 3G, то может произойти скачок через эту эволюционную ступень сразу к 4G. Насколько это реально? Какие потребуются инвестиции и технологии для этого?

И.Л.: Для использования каждой технологии нужно несколько факторов. Это, как минимум, потребительская готовность рынка, технологическая готовность оператора, апробированность технологии, и предложение данной технологии со стороны оператора в виде понятных и полезных потребительских услуг.

Сегодня мы имеем три вещи. Первое: есть готовность рынка к скоростному интернету, также есть операторы, готовые предоставлять эту услугу, и есть абоненты, которым это нужно. Возникают исключительно технологические сложности. По опыту европейских стран, внедряющих и тестирующих LTЕ, то есть связь четвертого поколения, могу сказать, что никто из них пока от нее не в восторге - система сырая. Но у них есть последовательное движение вперед: от NMT-стандарта до цифровой GSM, GPRS, ЕDGE, 3G - к 4G. Сегодня могу сказать, что рынок Украины не станет плацдармом для LTЕ. Потому что мы не внедрили 3G.

Гипотетически, с технической точки зрения, скачок возможен. Но в реальности это будет возможно несколько позже, через полтора-два года, когда в Украине массово появятся терминалы, поддерживающие новый стандарт.

И все-таки я хочу рассматривать на сегодняшний день все-таки технологию 3G. Например, «Киевстар» под эту технологию уже подготовил порядка 30% базовых станций. Мы давно технологически и организационно готовы. С момента получения лицензии мы можем начать предоставлять эти услуги в крупных городах буквально на протяжении полугода, и затем активно ее развивать по всей территории Украины. Это то, к чему мы готовы уже не первый год.

РБК-Украина: Чуть подробнее об услугах, которые у вас уже стоят в планах.

И.Л.: Вне зависимости от того, получим мы лицензию на третье поколение или нет, в 2010 году мы обязательно запустим в коммерческую эксплуатацию фиксированный широкополосный доступ в домах. Причем, с помощью волоконно-оптического кабеля, прокладываемого воздушным путем - к крыше каждого дома. Это ускоряет у удешевляет процесс подключения. Фиксированный ШПД дает возможность для предоставления большого спектра услуг. В частности, я уже говорил об IPTV - мы уже подали заявку на получение соответствующей лицензии, провели переговоры с телеканалами на права трансляции. Далее - мобильная реклама, мобильные платежи, цифровой музыкальный контент.

РБК-Украина: Если не секрет, с кем из телеканалов вели переговоры?

И.Л.: Думаю, об этом мы подробно расскажем уже после получения лицензии.

РБК-Украина: Но первые кнопки - «Интер», «1+1», холдинг Пинчука - входят в список переговорщиков?

И.Л. (улыбаясь): Но это был бы уже ответ на ваш вопрос. Я отвечу на него, как только мы получим лицензию. Мы вели переговоры и с крупными, и с небольшими каналами. Думаю, у нас здесь все получится. Каких-то противодействий и препятствий здесь не предполагается.

РБК-Украина: Пока в Украине можно говорить об интернетизации столицы и городов-миллионников, областных центров. Каковы Ваши прогнозы относительно интернетизации всей страны?

И.Л.: Для меня очевидно, что в глубинке в ближайшее время массового фиксированного интернета быть не может. Первые, кто дойдет до глубинки - это мобильные операторы. И мобильный Интернет в глубинке будет развиваться куда быстрее и эффективнее, чем фиксированный. Скорость, меньшее количество затрат - это мобильный Интернет. Думаю, фиксированный здесь будет запаздывать.

Естественно, самый простой пример - 3G-модемы. С начала 2009 г. рост их продаж просто потрясающий. На сегодня мы уже продали 140 тыс. таких модемов.

Пока они еще используются для доступа в интернет по технологии EDGE, но все в ожидании 3G.

И здесь мы стараемся сделать все, чтобы оправдать ожидания абонентов. Ведь почему «Киевстар» лидер телеком-рынка? Например, 56% опрошенных абонентов считают, что лучшее качество связи у «Киевстар», 41% людей считают, что «Киевстар» - вообще лучший бренд в Украине, и не только в мобильной связи. И многое здесь зависит от того, как мы выполняем свои обещания. Например, в 2009 году мы обещали абонентам не повышать тарифы, не взирая на кризис и общий рост цен. И мы сохранили тарифы на уровне 2008 г., вплоть до конца 2009 г. Приведу аргументы. Средняя стоимость минуты 2008 г. была 28 коп., в первом полугодии 2009 г. она уже была 25 коп., а в третьем квартале - 23 коп. При этом ежемесячное использование эфирного времени на одного абонента выросло со 168 минут в прошлом году до 187 в третьем квартале нынешнего года. Однако конкуренты задают противоположный тренд - фактическое повышение цен в виде обязательных платежей, при внешней декларации так называемых нулевых тарифов. Поэтому мы вряд ли сможем игнорировать реалии рынка, и со следующего года ценовую политику вероятно будем пересматривать.

РБК-Украина: В сторону увеличения?

И.Л.: Думаю, да, только некоторых услуг. Чтобы не затронуть наиболее чувствительную часть пользователей, скорее всего, это коснется только международных звонков, СМС-сообщений, некоторых не основных сервисов. На основные виды услуг мы постараемся тарифы удержать.

РБК-Украина: Снова о нулевом тарифе. Вам удалось достичь взаимопонимания с коллегами-конкурентами по этому вопросу?

И.Л.: Мы получили несколько месяцев назад письмо-требование от регулятора с просьбой привести все свои рекламные кампании в соответствие с законодательством. Мы выполнили данное требование. Буквально несколько дней назад получили повторный запрос от НКРС до10 декабря предоставить всю рекламную продукцию, связанную с предновогодними маркетинговыми активностями - мы ее передали. Теперь мы ожидаем решения регулятора и АМКУ. Но у нас есть сомнения, что все наши коллеги по рынку справились с этими заданиями так же, как мы. Очевидно, что не все. Но выводы и решение о нарушении требований и норм действующего законодательства остается за НКРС и АМКУ.

РБК-Украина: Если сравнивать с другими странами, насколько проще или сложнее работать с нашими регуляторами, если сравнивать, например с соседними странами или ЕС? Насколько НКРС и АМКУ адекватны в понимании требований рынка?

И.Л.: В плане общения и понимания реалий рынка там сегодня работают профессиональные люди. Единственная проблема и самое большое отличие нашей страны от других стран - законодательная база. Западная регуляторная база, созданная при участии операторов, обкатывалась годами - с момента становления рынка и по сегодняшний день, когда у них рынок дорос уже до четвертого поколения связи. Там нормативная и регуляторная база какой бы то ни было отрасли не меняется каждые полгода.

В Украине сегодня мобильная связь дает порядка 6% ВВП. И если бы мы начали развивать скоростной мобильный Интернет, получили лицензию на 3G, то увеличили бы эту цифру в ближайшее время, как минимум до 10%. Почему? Потому что увеличение проникновение интернета на рынок всего на 1% дает увеличение общего экспорта продукции страны на 4-4,5%. Но из-за неполноценной законодательной базы происходит политизация сугубо отраслевых вопросов. Один из примеров - блокирование решений Кабмина по тендеру на частоты под технологию 3G.

При этом, даже в такой ситуации НКРС - отраслевой регулятор - старается делать достаточно много для развития отрасли, двигать решение вопросов. Но НКРС и АМКУ могут только заниматься разработками предложений. Законодательный орган, который решения принимает, у нас один - парламент.

РБК-Украина: Насколько можно говорить о цивилизованном лоббизме в работе с Верховной Радой и, в частности, ее профильным комитетом? Насколько депутаты, в свою очередь, понимают, что нужно рынку связи и его операторам?

И.Л.: Знаете, есть такие законы, как, например, №4531, я о нем уже упоминал, - они нужны всем операторам. И если то или иное изменение нормативной базы телекоммуникационного рынка совпадает с интересами всех, то найти общий язык не составляет труда. Если же возникают конфликтные ситуации между операторами, то и в этом случае есть решение - садимся за стол переговоров и ведем диалог, находя компромиссы. Таким образом можно решить много внутренних проблемных вопросов. Допустим, в течение года мы вели переговоры с «Укртелекомом» по интерконнекту, по стоимости доступа к кабельной канализации электросвязи. И только 3 декабря мы договорились о ставках интерконнекта на этот и следующий год, а также принципиально решили как мы работаем по доступу к ККЭ, и сколько это будет стоить.

РБК-Украина: Какова суть договоренности с «Укртелекомом»?

И.Л.: Сейчас я не буду озвучивать конкретные цифры на следующий год, потому что это является коммерческой тайной. Не могу сказать, что мы в полной мере получили то, что хотели изначально, но достигнут компромисс, который в итоге устраивает обе стороны.

РБК-Украина: Копромисс - это, как правило то, что не устраивает обе договаривающиеся стороны.

И.Л.: «Укртелеком» хотел 25 коп за право доступа на свою сеть, мы хотели 50 коп. То есть, мы не получили 50 коп, а они не получили 25 коп. Но мы нашли тот баланс, который в результате устроил и «Укртелеком», и нас.

РБК-Украина: Вопрос избитый, но все-таки интересно: если «Укртелеком» будет выставлен на продажу в следующем году, насколько в нем будет реальная заинтересованность наших и зарубежных покупателей, если сравнивать по состоянию 6-7 лет назад?

И.Л.: Сам по себе «Укртелеком» - уникальное предприятие, которое имеет доступ практически в каждый дом, каждый населенный пункт. И сегодня получить доступ к этой сети, наверное, хотел бы каждый оператор. Но смотря, по какой цене он будет продаваться. С точки же зрения технологий, которые сейчас эксплуатируются в «Укртелекоме» - то, с одной стороны, это груз еще аналоговых станций, но с другой стороны, в структуре «Укртелекома» есть оператор Utel, предоставляющий услуги 3G. «Укртелеком» - единственная компания, получившая такую лицензию. Поэтому интерес потенциальных покупателей будет определяться этими факторами. С нашей стороны этот интерес не будет так уж велик, поскольку мы, например, построили уже собственную достаточно разветвленную волоконно-оптическую сеть по всей Украине, превышающую аналогичную сеть всего «Укртелекома». Мы продолжаем строительство волоконно-оптических линий в городах, чтобы внедрять широкополосный доступ и на этой базе предоставлять новые сервисы.

Что касается западных инвесторов, то вполне возможно, что они могут заинтересоваться «Укртелекомом». Но исключительно те, кто специализируется на предоставлении услуг местной телефонии и доступа к интернету.

Понимаете, «Укртелеком» - достаточно интересная компания, комбинирующая в себе огромный потенциал возможностей, при этом, его нужно реструктурировать в плане соответствия ресурсов, расходов, количества и качества персонала поставленным задачам.

А стоимость... По сравнению с предыдущими годами, «Укртелеком» потерял в цене и с каждым годом будет продолжать терять. Если его не продадут в ближайшее время, то его будет очень сложно продать за те деньги, которые декларировали при попытках продаж в предыдущие годы.

РБК-Украина: Насколько реальна реструктуризация «Укртелекома» и создания на его базе совместных предприятий с коммерческими операторами связи, если монополист фиксированной связи останется в государственной собственности?

И.Л.: Мы уже рассматривали сотрудничество с «Укртелекомом» и продолжаем этот диалог в плане совместного использования частот 3G. Тем более, что новопринятый закон позволяет это сделать. Думаю, что к этому диалогу мы вернемся в ближайшее время. Скорее всего, после Нового года мы снова сядем за стол переговоров по поводу совместной эксплуатации частот под третье поколение связи. У нас есть абоненты и спрос, а у «Укртелекома» есть лицензия и структура, которую мы частично можем использовать. В этом плане могут быть интересные возможности.

По многим направлениям мы конкурируем с «Укртелекомом» на рынке, но я не вижу никаких противопоказаний также и к совместной работе.

РБК-Украина: Акционеры «Киевстара» в последнее время активно декларируют широкие планы по заходу на рынки Азии и Африки. Вам поступали предложения покинуть Украину и переехать в более экзотические страны?

И.Л.: Я, честно говоря, изначально вел разговор с нашими акционерами о том, что я вижу свою работу преимущественно в Украине, по той простой причине, что 10 месяцев назад у меня родился сын. А старшей дочери 10 лет. И я хочу больше внимания уделять своим детям, своей семье. А если это будет длительная заграничная командировка, то такое общение будет невозможно.

И еще мне жаль оставлять мою команду в «Киевстар», команду профессионалов, которую я собирал 12 лет.

РБК-Украина: Но с Вашей точки зрения, насколько оправдана экспансия акционеров «Киевстара» в африканский регион?

И.Л.: Думаю, что оправдана. Единственное, сейчас не совсем комфортное время - кризис. Но, как показывает практика недавнего вхождения того же Telenor на индийский рынок, могут быть впечатляющие результаты. Потому что там процент проникновения мобильной связи на этих рынках очень невысок, операторы-конкуренты ведут себя спокойно и неагрессивно. И на этих рынках есть уникальная возможность минимизировать свои затраты. Потому что каждому отдельно взятому оператору там нет необходимости строить свою инфраструктуру. Есть уже готовая инфраструктура, те же мачты, на которые новый оператор «навешивает» свое оборудование и платит исключительно аренду. Все прочее зависит только от маркетинговых способностей нового оператора.

Кстати, этот индийский опыт показывает, какой колоссальный потенциал есть и на украинском рынке. Если вы поедете по загородному шоссе, то сплошь и рядом увидите по 4-5 мачт, стоящих в нескольких десятках метров друг от друга. И каждая из них принадлежит отдельному оператору. А ведь можно было бы поставить одну, сэкономив деньги на строительстве, обслуживании, электроэнергии! Такая кооперация - это то, за чем будущее при строительстве сетей третьего поколения. И мы уже начали этот диалог с коллегами в рамках программы сокращения затрат на следующий год.

И один из вопросов этой программы - совместное строительство инфраструктуры.

РБК-Украина: Такие договоренности уже есть?

И.Л.: Да, безусловно. Самый простой последний пример - комплекс «Донбасс-Арена» в Донецке. Был вариант захода каждому оператору поодиночке, а можно было зайти вместе. Заход вместе удешевляет его стоимость для каждого оператора в 2-2,5 раза.

Поэтому сегодня мы можем пустить оборудование МТС на свою вышку, точно так же как они могут пустить и нас. Все это понимают. Если в какой-то степени мы конкуренты на рынке, то все равно есть вопросы, в которых мы партнеры - как и в работе по развитию законодательной базы.

РБК-Украина: То есть, можно говорить, что мобильные операторы Украины в обозримом будущем смогут вести более консолидированную работу?

И.Л.: Безусловно. И европейский опыт тоже показывает, что в телекоме идет глобализация и концентрация, операторы объединяются, используя общие системы, в том числе - энергетические. Это можно сравнить с последовательным развитием рынка в предоставлении конвергентных услуг: мобильные операторы со временем начинают предоставлять услуги фиксированной связи, а операторы фиксированной связи - мобильной.

Беседовал Антон Подлуцкий