Директор "Укрмедпроектбуда" Дмитрий Шутовский: 45-миллионная страна не может построить больницу!

Дмитрий Шутовский устал доказывать чиновником очевидное - что без финансирования ГП больница не строится Дмитрий Шутовский устал доказывать чиновником очевидное - что без финансирования ГП больница не строится

Почти пять лет назад, в декабре 2011 года, в центре Киева стартовала стройка нового лечебно-диагностического комплекса Национальной детской специализированной больницы "Охматдет". Предполагалось, что давно нуждавшаяся в расширении клиника, в течение трех лет, получит новый современный корпус площадью 67 тысяч квадратных метров. Это позволило бы серьезно расширить доступность высокоспециализированного лечения для детей. К примеру, в новом корпусе начали бы проводить операции по пересадке костного мозга от неродного донора, что раньше в Украине не делалось.

Ожидалось, что после введения в работу нового корпуса в больницы смогли бы лечиться в целом 25 тысяч детей в год вместо 18 тысяч, как сейчас. Планировалось, что новый корпус будет введен в эксплуатацию в конце 2014 года. В целом, стройка должна была обойтись стране в примерно 1,8 миллиард гривен.

Конец 2016 года. Новой больницы Украина так и не дождалась. Как писала в марте 2015 года Ирина Коваль, бывший директор госпредприятия "Укрмедпроектбуд", которое является государственным заказчиком строительства нового корпуса "Охматдета", финансирование этого проекта остановлено с октября 2013 года. А  в госбюджете на 2014 года денег не предусматривалось вообще.

В 2015 году, когда госбюджетом на стройку было выделено 500 миллионов гривен, была предпринята попытка восстановить стройку. 

С марта текущего года должность директора "Укрмедпроектбуда" занимает Дмитрий Шутовский, который до этого 10 лет занимался строительством в коммерческом секторе. К примеру, он управлял строительством ТРЦ "Караван" в Днепре.

РБК-Украина: На каком этапе сейчас находится строительство нового корпуса "Охматдета"?

Дмитрий Шутовский: Общая площадь нового корпуса должна составить 67 тысяч квадратных метров. В мае мы приняли решение, что строительство разобьем на две пусковые очереди. В первой очереди: диагностическое отделение, лаборатория крови, а также блок лучевой терапии. Здесь будут стоять линейный ускоритель, компьютерный томограф к нему и трёхмодальная диагностическая система ОФЕКТ/КТ/ПЕТ. Для этих отделений часть тяжелого медицинского оборудования уже закуплено. Его необходимо только смонтировать и запустить в эксплуатацию. Из тяжелого оборудования остались: МРТ, КТ, и рентгены.

Новый корпус - очень сложное здание. Здесь одних только инженерных систем больше полсотни, это включая вентиляцию и отопление. Их необходимо грамотно развести на первый и второй пусковой комплексы. Задача очень тяжелая и ей должен заниматься грамотный проектировщик. Мы взяли для выполнения проектирования (разбивка на пусковые комплексы) - НИИ строительных конструкций. Мы его привлекли ещё в мае. В июле они делали анализ возможности и влияние на разбивку на два-три пусковых комплекса, и в августе этого года мы заключили контракт на услуги генерального проектирования, вместо компании "Укрпрофмед".

Есть и другая проблема. Например, у нас в подвале стоит уникальное оборудование, которого больше нет ни в одной государственной больнице в стране - линейный ускоритель - с его помощью можно лечить детей с онкозаболеваниями. А у нас он лежит в подвале. Три года. Дело в том, что его купили без проведения тендера и сейчас есть подозрение, что его приобрели по завышенной, в три с половиной раза, стоимости. Всего же, медицинского оборудования предыдущим руководством "Укрмедпроектбуда" было закуплено, без тендеров, на 103 миллиона гривен. Тогда рыночная стоимость этого оборудования была 29 миллионов гривен по оценке судебных экспертов.

РБК-Украина: Всё ли в порядке теперь с проектированием?

Дмитрий Шутовский: И да, и нет. Этот институт в свое время не изучил глубоко всю проблематику объекта и проектную документацию. У НИИ очень хорошая 70-летняя история, они готовы проводить исследования, но управление сложными проектами в условиях частичного отсутствия проектных решений - это не их профиль. Система менеджмента - низкая, понимания проблематики проекта "Охматдет" - низкая, работы на результат отсутствует. Они нас очень сильно подвели, я считаю. "Охматдет" - это как проект "Аполлон -13", там надо огромный командный центр, а у нас его нет, и управление проектированием мы тоже вынуждены забрать на себя.

РБК-Украина: Для того, чтобы получить генподряд на проектирование был проведен тендер?

Дмитрий Шутовский: Нет, это была допороговая закупка, поскольку стоимость их работ не превышала 1,5 миллиона гривен.

РБК-Украина: В таком случае, как-то нелогично получается. Вы сами выбрали институт и теперь жалуетесь на него. Из ваших слов следует, что этот НИИ, в качестве генпроектировщика, пролоббировал кто-то из высокопоставленных представителей правительства? Можете назвать фамилии?

Дмитрий Шутовский: Пока не могу. Закончу стройку и расскажу. Мне не интересна политика, мне нужно достроить "Охматдет".

РБК-Украина: Из-за проблем с генпроектировщиком сроки сдачи первой очереди сдвигаются?

Дмитрий Шутовский: Нет. Мы смирились с этой проблематикой и взяли управление проектирования в свои руки. Мы решили и эту проблему самостоятельно - забрали на себя прямые контакты и коммуникации с разработчиками разделов, и выдаем на стройку обновленные чертежи стадии "Р". Я вижу политическую дату пуска первой очереди - 1 июня 2017 года - День защиты детей, и я делаю всё, чтобы это сделать.

РБК-Украина: Как в будущем будет совмещаться работа отделений и стройка?

Дмитрий Шутовский: В открывшихся отделениях не будет постоянного пребывания детей, в нем не предусмотрен детский стационар. Операционные и стационар будут во второй очереди.

РБК-Украина: Помимо смены генпроектировщика, недавно вы сменили и генподрядчика. В августе тендер выиграла компания "Риола-модуль лтд". Что это за компания?

Дмитрий Шутовский: На их сайте указано, что они работают с 1994 года. Я детально не интересовался этой компанией, с ней никогда нигде не работал. Пару раз приглашал участвовать в тендерах, когда я работал в коммерческом строительстве. И все.

По-хорошему, я хотел бы, чтобы "Охматдет" строила иностранная управляющая компания. Я, когда принимал участие в конкурсе на должность директора "Укрмедпроектбуда", говорил тогда Александру Квиташвили, в то время министру здравоохранения, что я не знаю украинских генподрядчиков для "Охматдет". Но пригласить иностранную компанию на строительство по украинским расценкам нереально. Даже украинские компании не хотят строить за такие деньги. В тендере на строительство приняли участие только две компании, а 13 - отказались, сказали "Нет. Спасибо". И все потому, что мало денег на стройку. Кроме того, они дополнительно получат проверки со стороны Генпрокуратуры, СБУ, Нацполиции, Госфининспекции, Госфинмониторинга - деньги-то бюджетные. Оно им надо? Зачем? Пусть другие строят.

РБК-Украина: Кто раньше выступал генподрядчиком строительства?

Дмитрий Шутовский: Осенью прошлого года на тендере победила компания "Альтис". Она выполнила работ на 6 миллионов гривен и поставила конструкций на 4 миллиона гривен. И это все, что она успела выполнить из общего контракта на строительство в 390 миллионов гривен. Сделали сваи паркинга на фасаде здания, но с ними не рассчитались. Им либо не дали работать, либо они не смогли или не захотели. Они работали только 50 дней до конца прошлого года. Потом лишь продлили контракт на три месяца на поставку оборудования.

До них был "Укрпрофмед". Все нынешнее здание построено именно этой компанией. Она была выбрана заказчиком "Укрмедпроектбудом" - без тендера. При этом "Укрпрофмед" был также генпроектировщиком и поставщиком медоборудования.

РБК-Украина: Новый генподрядчик, компания "Риола-модуль лтд" уже приступила к строительству?

Дмитрий Шутовский: Да. Сейчас на стройке около 120 человек, через пару недель будет 200. Но к полноценному строительству мы приступить все же не можем, потому что у нас частично нет проектной документации. Сейчас мы пытаемся ее восстановить. Риола усилила штат на площадке до 15 инженеров, которые активно проверяют возможность проведения работ в разных зонах здания.

Как я уже сказал, первоначальным генпроектировщиком, еще до НИИ строительных технологий, была компания "Укрпрофмед".  Но с ней вышла такая вот история. У нас есть, де-факто, фиктивный акт выполненных работ по проектированию этой компанией. Когда я пришел на должность директора "Укрмедпроектбуда", то начал искать весь проект строительства "Охмадета". И не нашел, его в компании в полном объеме не оказалось. Но был вышеуказанный акт о выполнении работ. Мы затребовали проект непосредственно у его разработчиков, одного из субпродрядчиков "Укрпрофмеда", но там нам сказали, что на самом деле проект не был разработан в полной мере. А у меня, по бумагам проходит, что работы все проведены, все сделано и это подтверждает акт выполненных работ.

РБК-Украина: То есть, вы хотите сказать, что у "Укрпрофмеда" не было всей проектной документации на проект?

Дмитрий Шутовский: Не знаю, но, скорее всего, - нет. Пусть прокуратура даст ответ.

РБК-Украина: Еще раз, просто в это верится с трудом - по истечении полугода у вас, как руководителя госпредприятия-заказчика строительства нового корпуса "Охматдета", нет проекта строительства?

Дмитрий Шутовский: В полном объеме - нет. Но мы нашли решение этой проблемы.

Но это не все, что мешает проведению полноценной стройки. В построенном частично корпусе есть системы, которые выполнены не по проекту или по устаревшим нормам.

РБК-Украина: Как это? У вас же нет всего проекта. Как вы это можете утверждать?

Дмитрий Шутовский: Мы забрали часть проектной документации в Генпрокуратуре. Там есть определенные разделы, которые устарели и не соответствуют определенным нормам: пожарным, архитектурным, теплоизоляции. К примеру, мы сейчас увеличиваем толщину теплоизоляции на кровле. Если раньше у нас было 17 сантиметров утеплителя, то теперь делаем 30 сантиметров.

Вот вам еще один пример некачественной работы - стяжка. Она выполняет три функции:  прочность, звукоизоляция и пожарная защита. До нас при выполнении стяжки использовался пенопласт. Но при повышении температуры он выделяет едкий дым, а это значит, что по показателю пожарной безопасности выполненная стяжка не проходит. Не проходит по акустике. И по прочности она тоже не проходит, поскольку уложена без сетки армирования.  Стяжка должна выдерживать 150 килограмм на 1 квадратный сантиметр, а эта стяжка такой нагрузки не выдержит. Сейчас с НИИСКом активно проводим более тщательные испытания стяжек для принятия окончательного решения. А без решения по стяжкам мы не можем начать гипсокартонные работы на этих этажах.

РБК-Украина: Новый генподрядчик будет выполнять свои функции только до конца этого бюджетного года или до конца строительства?

Дмитрий Шутовский: Только до конца текущего года. Есть возможность продлить контракт еще на три месяца следующего года. Но все равно, с 1 апреля нужна новая генподрядная компания, поскольку в соответствии с тендерным законодательством, тендеры можно заключать только на текущий календарный год с возможностью продления договора с победителем на следующий год максимум на первый квартал.

РБК-Украина: На этот год на строительство выделено 380 миллионов гривен. Все уйдет "Риола-модуль лтд"?

Дмитрий Шутовский: Нет. Они выиграли тендер только на работы на 213 миллионов гривен.

РБК-Украина: Компания успеет освоить?

Дмитрий Шутовский: Не факт. За эти средств она построит 30% инженерных систем и проведет отделочные работы. Это по приблизительным подсчетам. Мы набирали на тендер те работы, которые можно провести до конца года. Если бы мы не объявили этот тендер, то ничего бы не делалось вообще. Кроме того, мы объявили еще один тендер, через систему Prozorro, на установку котельной.

РБК-Украина: Но всего этого не хватит, чтобы 1 июня следующего года запустить первую очередь нового корпуса?

Дмитрий Шутовский: Нет. Поэтому мне и нужны "мозги" - активные менеджеры и инженеры - которые скажут, что нужно сделать, чтобы хватило. Рассчитывал на нового генпроектировщика. Ошибся.

В самой стройке проблем нет. Все инженерные задачи решаются. Здесь проблемы с политикой,  криминалом и отсутствием ресурсов у "Укрмедпроектбуда". Деньги на само строительство "Охматдета" есть. Пожалуйста! Сегодня можно выставить на Prozorro тендер на закупку и установку 150 тысяч квадратных метров гипсокартонных перегородок. Но я не знаю, а можно их тут ставить? Залитый пол нормальный или нет? А стояки водопровода и канализации установлены правильно? Нет такого понимания, поскольку у нас нет всего проекта строительства. Но сейчас мы запустили уже большую исследовательскую работу, и как большой пазл собираем по кусочкам всю картину.

РБК-Украина: Что вы имеете ввиду, говоря об отсутствии финансовых ресурсов?

Дмитрий Шутовский: У компании есть два счета. На одном есть депозит (фиктивная финансовая помощь от Укрпрофмед), но этот счет арестован по одному из судебных процессов. На втором счете - неарестованном - только 100 гривен. Перспективы? Конечно, есть. Но помощи от чиновников и политиков нет никакой. Единственные, кто помогают - это юридическая фирма "Юримекс". К сожалению, мы из судов не вылезаем. Очень много претензионной работы.

РБК-Украина: Вы с и.о. министра здравоохранения Ульяной Супрун встречались?

Дмитрий Шутовский: Нет. Я написал письмо еще Александру Квиташвили с просьбой дать офис в министерстве. Министерство не помогло. Писал второй раз Роману Илыку (замминистра здравоохранения, - ред.), в августе, тоже не помогло. Я просил возвратную финансовую помощь в середине мая - 550 тысяч гривен чтобы хоть как-то пережить лето. Мне, еле-еле, и то с помощью давления со стороны Кабмина, дали 150 тысяч гривен возвратной финпомощи в середине августе.

В Минздраве мы никому не нужны. Мы в министерстве как "белая ворона". Подконтрольные Минздраву госпредприятия не просят кредит на элементарные затраты и помощь в поиске офиса 100 метров квадратных с отсрочкой платежа.

РБК-Украина: Вы общаетесь с заместителем министра здравоохранения Романом Илыком...

Дмитрий Шутовский: Да, мы регулярно с ними общаемся. Я считаю его профессионалом. Но ряд проблем "Охматдета" Минздрав решить не может. Мы - "Укрмедпроектбуд",  как госпредприятие, в 2016 году не получили ни копейки за выполнение функций госзаказчика строительства нового корпуса детской больницы. Мы на самообеспечении.

РБК-Украина: Вы только что сказали о финпомощи...

Дмитрий Шутовский: У нас задолженность по зарплате. Апрельскую и майскую зарплаты я выплатил с процентов за депозит, который арестован. Июньскую выплатил, потому что нам в августе дали 150 тысяч гривен финпомощи. Июльскую и часть августовской я выплатил за счет средств, который мы получили, взяв подряд по разработке проектной документации в Краматорске, где мы выступаем проектировщиком. Мы заработали около 270 тысяч гривен.

Сейчас (ровно как и последние шесть месяцев) у нас не то что дыра - вообще нет денег! Ни на воду, ни на интернет, ни на бумагу. В июне и июле мы бумагу одалживали пачками. Я в "Киевстар" писал президенту Петру Чернышову, чтобы он нас не отключал. Дно! Днище! Я вам это серьезно говорю.

На бумаге мы очень богаты. Мы должны получить 68 миллионов гривен за стройку "Охматдета". Но из этих средств мы не получили ни копейки в этом году. А еще есть судебные решения по возврату денег, это нам  в наследство от предыдущего руководства "Укрмедпроектбуда" досталось.  К примеру, с ноября мне надо возвращать 200 тысяч гривен еще одному госпредприятию. Иначе они нас могут обанкротить. Вы понимаете? Нам реально светит банкротство. Всего же предыдущее руководство взяло 1,8 миллиона гривен матпомощи у госпредприятия "Финансирование инфраструктурных проектов".

РБК-Украина: В случае банкротства "Укрмедпроектбуда" это грозит стройке остановкой?

Дмитрий Шутовский: Сразу нет. Генподрядчик продолжит работу. Но стройку организовывает заказчик, а если у него нет денег для существования, то и все проблемы на лицо. Никто не спрашивает, за что мы работаем, где сидим. У нас остается кадровый голод. Я не могу взять в штат честных и активных профессионалов (менеджеры) на зарплату 8 тысяч гривен. Я говорил об этой проблеме Александру Квиташвили. Он говорил, что этот вопрос надо решать кардинально, обещал подписать новое штатное расписание. Ну, подписали бы мы его на миллион гривен в месяц. Но денег же все равно нет.

РБК-Украина: Он в итоге подписал новое расписание?

Дмитрий Шутовский: Нет. А мне оно зачем? Я бы еще больше увеличил обязаловку и каждый месяц платил бы с этого штрафы в налоговую.

РБК-Украина: Почему вы не расскажите обо всем этом Ульяне Супрун? Пускай расскажет, к примеру, Гройсману…

Дмитрий Шутовский: А зачем? Гройсман отправит к ответственному вице-премьер-министру Владимиру Кистиону. Я за полгода своей работы на государство понял: хочешь что-то сделать - ни на кого не рассчитывай, возьми и сделай сам, покажи результат. Никто, кроме меня не сможет сказать, что это "он" построил Охматдет.

РБК-Украина: Вам не лукавите, когда говорите, что никто из высокопоставленных чиновников не помогает вам в строительстве?

Дмитрий Шутовский: Никто. Ноль. Ни Верховная Рада, ни Кабмин, ни Администрация президента, ни Минздрав. Знаете, что мне как-то на одном совещании сказали в Кабмине? "Вы получаете государево жалованье и не выполняете ни одно из своих обязательств. Вы получаете зарплату больше, чем народный депутат Украины". Но на этом совещании у большинства присутствовавших телефоны были дороже, чем моя зарплата за полгода. Мне на таких совещаниях хочется встать и уйти просто на стройку, дальше строить. У меня дома двое детей, которые в этом году даже Одессы не видели, первый раз поставил газ на свою машину, так как транспортные расходы просто зашкаливают. Дома детям очень тяжело объяснить, почему мы не покупаем то и это. Но я оптимист, через пару месяцев всё должно наладиться, без помощи из вне.

РБК-Украина: Почему так происходит?

Дмитрий Шутовский: Потому что всем надо занести 30% "отката". 45-миллионная страна не может построить больницу!  Потому что нет никого "с яйцами", чтобы прийти сюда и что-то сделать. Гнилая система. Все поставщики медоборудования не понимают, как это будет закупка без откатов.

Я три недели не подписывал контракт с министром, потому что сказал, что на зарплату в 12 тысяч гривен я не пойду работать, не буду отвечать за проект стоимостью в 4 миллиарда гривен. И это я тогда ещё ничего не знал про проблематику этого проекта. На меня все в министерстве смотрели как на дурачка. Из 11 кандидатов, которые хотели прийти сюда работать директором (участвовали в конкурсе), по моей оценке минимум пять готовы были доплачивать, чтобы прийти сюда руководить. Тут же соблазны на каждом шагу.

Сейчас ко мне никто не приходит договариваться за откат, поскольку знают, что все будут посланы. У меня есть определенные принципы, которыми я не поступаюсь. Я авторитетно всем заявляю - договариваться не о чем вообще. Если узнаю, что кто-то договаривается с моими подчиненными для того, чтобы они закрывали фиктивные акты выполненных работ, или брали материалы подороже, это сразу плохо закончится для обеих сторон.

Я в этой системе лишний человек. Все смотрят на меня как на белую ворону. За последние семь месяцев сделано все, чтобы я ушел. Уровень проблем, которые мы разрешили по этому проекту, просто космос. Мы сотни проблем решили для того, чтобы возобновилась стройка. Это только со стороны кажется, что тут немного что делается.

Возьмем, к примеру, элементарную организацию тендера, когда у меня нет проектной и сметной документации. Та же нехватка инженерных кадров, когда я сам принимаю решения по инженерным вопросам. Это ненормально.

РБК-Украина: Сколько сейчас сотрудников в "Укрмедпроектбуде"?

Дмитрий Шутовский: 11 человек в офисе и человек пять на строительной площадке, из них два - новых. Но большинство из них - это аппарат государственного предприятия. По хорошему, мне необходимо еще пять-шесть человек менеджеров инженеров. Они стоят от 600 до 1200 долларов в месяц регулярно. Где взять на это деньги?

РБК-Украина: Почему на следующий год в госбюджете на строительство нового корпуса "Охматдета" заложена 380 миллионов гривен - сумма меньшая, почти на 4%, чем в этом году?

Дмитрий Шутовский: 380 миллионов гривен нам хватит, чтобы закончить строительные работы снаружи и доделать блоки первой очереди. Я надеюсь отдать строительство второй очереди на большой тендер какой-то зарубежной компании. Вторая очередь - это отделения пересадки костного мозга и операционные хирургии. Эту часть мы планируем достроить в 2017-2018 годах.

Но, повторюсь,  в "Охматдете" планировать нереально. К примеру, мы до сих пор не знаем, скажем, трубы отопления стоят по проекту или не проекту, по действующим строительным нормам или нет. То есть, приходиться ставить под сомнение все, что было построено до нас. Если бы все это проектировала и строила какая-то иностранная компания, и она, по какой-то причине, ушла в одни момент, то вопросов к их работе не было бы. Но когда это строил "Укрпрофмед", извините, надо проверять все. Чтобы ответить на все эти вопросы, необходимы высококвалифицированные инженеры, работающие не с 9 до 17, а на безупречный результат. А мы в октябре не можем выплатить зарплату за август.

РБК-Украина: Когда будете объявлять тендер на строительство за деньги госбюджета 2017  года?

Дмитрий Шутовский: Все будет зависеть от того, что мы успеем сделать с "Риола-модуль лтд" в этом году.

РБК-Украина: За 2016 и 2017 года может быть освоено около 800 миллионов гривен. Всего проект стоит 3,2 миллиарда гривен. Когда собираетесь осваивать остальную сумму?

Дмитрий Шутовский: Полмиллиарда уже освоено - за них построен корпус. Остается 2,7 миллиарда гривен. Из них 1,3 миллиарда гривен - это стройка, а 1,4 миллиарда гривен - это медоборудование.

Я сейчас ищу средства для того, чтобы серьезно усилить свою команду. Физически я сам не могу достроить "Охматдет". Для того, чтобы найти средства, необходимо поработать год. Но не "удовлетворительно", а "хорошо". Пока мы работаем "удовлетворительно". Нам нужны акты выполненных работ по стройке. Минимум 20 миллионов в месяц, тогда нам будет хватать на зарплату имеющихся сотрудников и на элементарные административные затраты.

РБК-Украина: Где найдете деньги?

Дмитрий Шутовский: Можно взять грант. Три раза уже встречался с японцами. Но до реальной выдачи кредита/гранта 1,5-2 года.

РБК-Украина: Какие у вас взаимоотношения с главврачом "Охматдета" Юрием Гладушем?

Дмитрий Шутовский: Замечательные. Он нам сильно помогают - подписывает ходатайства, письма. Кроме того, он нам помог с подключением к электричеству. Недавно нам "Киевэнерго" создало преграду для стройки. "Укрпрофмед" задолжал "Киевэнерго" 195 тысяч гривен и не отдает. "Киевэнерго" отключил на стройке электричество. Приходит на стройку новый генподрядчик и обращается к "Киевэнерго" за подключением к электричеству - те отказывают и говорят, чтобы сначала оплатили долг. "Риола-модуль лтд" говорит, что это не наш долг, но "Киевэнерго" все равно отказал. Что делать? У меня на счету 100 гривен. В результате нам "Охматдет" разрешил временно подключиться к их трансформаторной станции без ущерба больнице. Мы заключили договор на компенсацию с "Охматдетом". Между прочим "Укрпрофмед" и "Охматдету" должен 300 тысяч гривен за электроэнергию.

РБК-Украина: Во время остановки строительства примерно на два года в 2014-2015 годах вода с крыши дошла до подвала. Не рассматриваете вариант, чтобы закрыть эту стройку и построить новый корпус где-то с нуля?

Дмитрий Шутовский: Зачем? Здание-то стоит. Опасности, что здание рухнет - нет. Вода моет "Днерпрогэс" 70 лет и ничего с ним не произошло. Проблема может быть на уровне грибов и плесени, но современные антисептики могут помочь устранить эту проблему.

РБК-Украина: Правда, что сейчас дела по строительству нового корпуса "Охматдета" ведут сразу несколько правоохранительных органов - Генпрокуратура, Нацполиция, СБУ?

Дмитрий Шутовский: Да, но я туда не лезу. Мне больницу достроить надо. Количество людей, которые занимаются прошлым в стройке гораздо больше, чем тех, кто занимается ее будущим.

РБК-Украина: Одно из правонарушений, в котором подозревают бывшего руководителя "Укрмедпроектбуда" Ирину Коваль, и за которое она недавно была взята под домашний арест, состоит в том, что в конце прошлого года она перечислила 78 миллионов гривен "Укрпрофмеду" за какие-то долги. Этого долга по факту не было?

Дмитрий Шутовский: Это долги прошлых периодов. Но, только согласно паспорту бюджетной программы из выделенных в прошлом году средств на достройку "Охматдета", нельзя было возвращать долги за предыдущие годы. На деле, "Укрмедпроектбуд" в прошлом году не смог организовать освоение выделенных средств. Поэтому в компании в конце года решили рассчитаться за долги. Но по паспорту бюджетной программы этого делать было нельзя.

РБК-Украина: Вас еще не вызывали на допросы, к примеру, в прокуратуру?

Дмитрий Шутовский: Нет. Я еще не подписал ни одного акта выполненных работ. Но ходить надо будет. Потому что недоброжелателей очень много. Тем не менее, мне не страшно, я делаю всё по Закону и не нарушаю ни одну из процедур, именно поэтому наш путь гораздо сложнее.

Мы достроим Охматдет.

Беседовал Дмитрий Уляницкий

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top