А.Третьяков: "Соратники предавали Януковича. Прибегали, говорили: "Ой, мама родная!", падали в ноги".

Интервью с экс-помощником Президента Украины Александром Третьяковым. Он оказался под "перекрестным обстрелом", в эпицентре обвинений в коррупции, которые так и не были доказаны. Сегодня Александру Третьякову даже льстит, когда его называют "любым другом" Президента. Он не собирается отказываться от повешенного ярлыка. Как не собирается отказываться от "Нашей Украины" и дальнейшей борьбы за власть. О том, что не удалось раньше и на что он надеется в будущем, читайте в интервью Александра Третьякова информационному агентству РБК-Украина. РБК-Украина: Почему до последнего времени Вы молчали? Почему боялись выйти на люди или боялись говорить что-то? А.Т.: Молчать, закрыться и быть, как говорят, "себе на уме" – не в моем характере. Хотя я соглашаюсь, что мои выступления в прессе были не настолько частыми, как статьи некоторых политиков. Поверьте, всему свое время. РБК-Украина: Кто такой Александр Третьяков сегодня? А.Т.: Политик. Хотя по-человечески я не изменился по сравнению с тем, каким был, скажем, в 2001 году, когда совершенно добровольно пошел в "Нашу Украину". Мне был 31 год, и мой выбор был осознанным. Я понимал, что нам предстоит пережить, поэтому оставался самим собой и в 2005, и в 2006 годах. Да и сейчас я тот же. РБК-Украина: Что может Александр Третьяков-политик записать себе в актив на сегодняшний момент? А.Т.: Мои активы – это работа заместителем руководителя избирательной кампании 2004 года, работа первым помощником Президента Украины. Я не стесняюсь выражения, что свита делает короля. Более того, король выбирает свиту. И вся моя деятельность с 2001 года была направлена на то, чтобы не советовать (как говорили некоторые), а помогать Виктору Андреевичу. В актив также могу себе занести работу в штабе "Нашей Украины" в 2005 году. Тогда я пришел в штаб, к руководителю кампании, и сказал: "Роман Петрович (Безсмертный – Ред.), я хочу помогать Президенту. Хочу работать". Было три человека, которые на самом деле занимались выборами 2006 – Безсмертный, Зварыч и Третьяков. Нас могут обвинять в проигранных выборах, но проигрывают не те, кто работает. К сожалению, в истории Украины будет написано, что выборы-2006 были проиграны Президентом Ющенко при премьер-министре Еханурове и главе администрации Рыбачуке. РБК-Украина: У вас обида какая-то? А.Т.: Обида? Нет! РБК-Украина: Но Вы же так говорите: вот напишут так, что было при этом, да при том, а не при Третьякове. А.Т.: История не знает сослагательного наклонения. И в книгах запишут, что ошибки людей, которые были лоцманами у капитана корабля, завели корабль на мель. И это наша общая, а не чья-то частная трагедия. Мы все виновны, и без вины виноватые. Все! Поэтому я никогда не понимал выражений: "Президент всей Украины" и "Равноудаленный от всех". Я понимал только один лозунг: "Президент – гарант Конституции". А "равноудаленный" и "над процессом" – такого президента не существует ни в одной стране. И нигде в мире не бывает главы администрации, заявляющего, что его не интересуют выборы. Это нонсенс! И не нужно за красивыми словами камуфлировать, извините, глупость. РБК-Украина: А ведь когда Президентом был Кучма, когда было активное вмешательство администрации в избирательный процесс, его за это активно критиковали. Как с этим быть? А.Т.: Вмешательство в избирательный процесс на уровне арестов – это, извините, совершенно другое. РБК-Украина: Но Кучму же ругали и за то, что он отдавал какие-то предпочтения определенным политическим силам. Почему это должен делать Ющенко? А.Т.: Мы живем в разных системах. Тогда существовали 225 мажоритарных депутатов, а боролись за половину парламента партии и блоки. Нынешняя система выборов – другая, чисто партийная. И здесь появилась новая проблема, от которой трясет весь политикум, - действующая Конституция, к сожалению, не технологична. Она не создана для партийной системы, и это мы пожинаем. Скажите, если партия делегировала на должности в Кабинет министров своих представителей, я не понимаю, как они могут быть равноудалены от процесса и не нести ответственности перед партией и избирателями за свои действия? Такого не бывает! Если Меркель в Германии представляет Христианско-демократический союз, то я не представляю, как ее партия будет идти на выборы, а она будет говорить: "Я нахожусь над процессом". РБК-Украина: А Вы за досрочные парламентские выборы или нет? А.Т.: Я за торжество закона. И если Конституционный суд сочтет возможным назначить новые выборы, я выпью бокал шампанского за торжество демократии. Потому, что парламент, который построен на предательстве и на деньгах, не может распоряжаться судьбами людей. РБК-Украина: Построен на предательстве и на деньгах, говорите? Это ведь не законодательная база строила парламент на предательстве и деньгах. В процессе же замешаны сами парламентарии. А.Т.: Невозможно прописать в законах всего и вся. Есть традиции. К сожалению, в Украине они не всегда хорошие. Приведу пример традиций парламентской Германии. Там депутат, вышедший из фракции, не имеет права в течение года вступить в любую другую фракцию. Не может подавать законопроекты. Целый год он изгой. А в глазах общества он изгой навсегда. У нас же стало модным менять фракции и свою идеологию, как перчатки. Знаете, я вспоминаю фильм "Гараж": "Предать – это не предать! Это предвидеть!". РБК-Украина: От какой политической силы в случае досрочных выборов вы пойдете в парламент? А.Т.: От "Нашей Украины". РБК-Украина: А Вы не считаете, что в "Нашей Украине" от Вас пытаются избавиться? Причем без особых реверансов: "Третьяков мешает "Нашей Украине", ее имиджу"? А.Т.: Думаю, такие выводы очень преждевременны. И самое важное, что говорят об этом люди, которые еще ничего в жизни не сделали. При Сталине целые народы расстреливали. А чего расстреливали? Только потому, что "есть такое мнение". Да, я многим не нравлюсь. Но и нравиться всем я не собираюсь. РБК-Украина: А нет желания как-то переломить ситуацию? А.Т.: Вы имеете в виду, буду ли я бороться? Конечно, буду! РБК-Украина: Можете назвать тех, кто от вас избавляется? А.Т.: Те, кто выписывал сценарии конца 2005 - начала 2006 годов. Они полагали, что дело во мне и в моих товарищах, в "любых друзях". А оказалось - дело в системе взаимоотношений. В том числе, внутрипартийных. РБК-Украина: То есть Вам не комфортно быть в одной партии с некоторыми людьми до сих пор? А.Т.: Мне было не комфортно находиться с некоторыми людьми в одной фракции образца 2002-2005 годов. Главное, чтобы они делали порученную им работу. Но ведь я не напрашиваюсь с ними дружить, и после 18:00 с ними не встречаюсь. РБК-Украина: Не проще ли сделать выбор: либо эти люди куда-то уходят в другую партию, либо вы выбираете другую политическую силу? Поскольку такие внутренние противоречия обречены на поражение, а не на успех. А.Т.: Пускай каждый в партии выполняет порученный ему участок работы. А уже партия сама выставит оценки. РБК-Украина: Значит, Вы верите в перспективу "Нашей Украины" как политической силы? А.Т.: Я не занимаюсь проигрышными проектами. РБК-Украина: Но на сегодняшний день она не демонстрирует былой уверенности в действиях. А.Т.: За последние полтора месяца, когда Президент взял правление партией в свои руки, вопрос раскола партии уже не обсуждается. И это – первый результат. Это отлично! РБК-Украина: Что-то не приходилось слышать официальных заявлений, что Президент взял правление партией в свои руки. Разве что косвенно, когда Кириленко говорил, что президент поручил подписать соглашение с БЮТ. Откуда Ваша информация? А.Т.: Президент сделал однозначное заявление, что готов де-юре возглавить партию. И я счастлив этим. Еще когда Президент предложил кандидатуру Виктора Балоги на главу совета, он этим показал, что правит партией. РБК-Украина: Но фракцией же руководит Кириленко? А.Т.: Партия и фракция – разные вещи. Я говорю сейчас о партии, вопрос блока еще более сложный. И, кстати, я всегда был приверженцем широких объединений, но противником блока. Ведь Киевскую Русь погубили феодалы, удельные княжества. РБК-Украина: Таким образом, делаем заключение, что Вы из партии не ходок? А.Т.: Да. Или я буду беспартийным. РБК-Украина: А Вам не кажется, что проще заняться эффективным бизнесом? А.Т.: Я очень удачливый бизнесмен, реализовавший ряд проектов, заработавший деньги. Но сейчас мне интересна политика, политический менеджмент. Работа, если она нравится, приносит удовольствие. Если вы зададите вопрос: нравиться ли мне заниматься политикой? Я скажу: да, нравится! РБК-Украина: А бизнесом теперь совсем не занимаетесь? А.Т.: Бизнесом я не занимался с 2001 года. Честно продал все предприятия, которые у меня были. Единственный мой бизнес сейчас – это медийный, если его в Украине можно назвать бизнесом. Весь мой депутатский офис сегодня умещается в 100 квадратных метрах. РБК-Украина: Хорошо, есть ли среди ваших товарищей представители противоположного лагеря, из Партии Регионов? А.Т.: Товарищей? РБК-Украина: Ну, давайте проведем градацию: товарищи, знакомые, друзья, есть разные категории. Выберите ответ из этих категорий. А.Т.: Друзей точно нет. Товарищи - только в партии. РБК-Украина: Я не имел ввиду социалистическое понятие "товарищей". А.Т.: Знакомых много. РБК-Украина: Знакомых, скажем так, с которыми Вы поддерживаете нормальные отношения? А.Т.: Что такое "поддерживаете нормальные отношения"? РБК-Украина: К которым Вы можете подойти и поздороваться, спросить, как дела? А.Т.: К каждому из 449 человек в парламенте я могу подойти, поздороваться и спросить, как дела. РБК-Украина: Ну, может, с некоторыми Вы ездите на охоту, играете в бильярд, в боулинг? Отдыхаете, в выходные по сто грамм? А.Т.: После 18:00 я с коллегами по парламенту предпочитаю не встречаться. И больше стараюсь уделять внимания семье. РБК-Украина: А взаимопонимание есть с представителями Партии Регионов? Приведите список адекватных с Вашей точки зрения людей. А.Т.: Я считаю всех людей адекватными. Наиболее понятны мне в Партии Регионов Клюев и Азаров. Например, Азаров - достаточно профессиональный человек, и у него большой жизненный опыт. Хотя он очень часто делает политические ошибки. РБК-Украина: Но его частенько называют представителем "пятой колонны". Его обвиняют в действиях, которые не призваны стать на защиту национальных интересов Украины. А.Т.: Я не думаю, что он против национальных интересов Украины. Просто Азарову, закончившему МГУ, Москва ментально ближе. РБК-Украина: Извините, а по ВТО вопросы? Ведь они с Азаровым связаны. А.Т.: Азаров хороший исполнитель, но, как я уже сказал, он допускает много политических ошибок. И если Азарову просто вышестоящее командование приказывало это делать, то он это делал. РБК-Украина: Еще напомню: Азарову принадлежат слова, что Украина погубила ЕЭП. А Россия утратила к нему интерес, потому как время прошло. А.Т.: Азаров пять лет хотел ЭЕП! А тот взял, раз - и закончился! Он оглядывается назад и думает: "Чем же я пять лет занимался?" РБК-Украина: А Вы за широкую коалицию были? А.Т.: Я вообще против "шикидыма". Так у нас называли широкую коалицию демократических сил. РБК-Украина: А кто же тогда должен был править страной? А.Т.: Поясню: я был за объединение Украины. И на какой-то момент, можно сказать, расслабился. Поверил, что после Майдана все изменились. Забыл, что люди в 50 лет не меняются. Я свято верил, что при правильной конфигурации мы могли объединить Украину. Я с восторгом встретил Универсал, потому что был уверен, что он будет Библией для политиков. Ведь американский "Билль о свободе" тоже подписывали политики, которые хотели свободы. Точно так же литовские политики в начале 1990-х подписали между собой хартию, определяющую, что главный вектор развития страны – европейский. Как только с этим определились, все, независимо от политических убеждений и конъюнктуры, стали жить по этим правилам. А у нас происходит все с точностью до наоборот по сравнению с тем, что подписали. РБК-Украина: Как Вы представляете себе инструментарий воплощения идеи объединения Украины? А.Т.: Сегодня объединение Украины возможно, если реванш сил, которые проиграли президентские выборы в 2004 году, не состоится. РБК-Украина: Их на Марс переселить или куда? Или провести люстрацию, запретить им избираться? А.Т.: Давайте без юмора. Каждый должен понять свое место в жизни. И некоторые же поняли. Я, например, счастлив, что Григорий Михайлович Суркис не занимается политикой, а занимается футболом. И стало понятно, в чем человек наиболее эффективен. РБК-Украина: Они совершенно аналогичным образом могут сказать то же самое о Порошенко: "Вот жаль, что Петр Алексеевич занимается политикой! Лучше бы он делал конфеты". Или: "А чего Третьяков лезет в политику, вот занимался бы бизнесом своим - и здорово!" А.Т.: Я не олигарх. Это первое. Я не зарабатывал денег, используя административный ресурс. Я не ходил к Кучме, и не рассказывал, как я его люблю. Я вообще никогда в жизни его не видел. Я не ходил к премьер-министру Ющенко или Януковичу, и не просил у них какой-нибудь заводик или преференций. Я строил бизнес без власти. В отличие от меня, и Ренат Леонидович Ахметов, и Григорий Михайлович Суркис, и, возможно, другие лица, истоптали на Банковой все дорожки. В этом наша принципиальная разница. РБК-Украина: Кто должен был быть в коалиции, поскольку без коалиции ни одна прошедшая в парламент сила не может руководить? А.Т.: Демократы обречены объединиться. Мы обречены по жизни быть рядом с "Рухами", ПРП, "Собором", УСПП, БЮТом. Это наш крест. Но, как говорит история, демократы объединяются за пять минут до расстрела… РБК-Украина: Все-таки Вы были против широкой коалиции и не выступали за объединение с Партией Регионов, я правильно понял? А.Т.: Я поддерживал идею объединения с Партией Регионов без социалистов и коммунистов. Регионалам люди поверили - 32% на выборах. Их партия должна была заниматься экономическим блоком. А всей внешней политикой, внутренней политикой, гуманитарными вопросами - "Наша Украина". Мы должны были выступить стабилизатором действий Кабинета Министров, это не давало бы Партии Регионов заниматься политико-экономическим рейдерством. Мы должны были объединиться не против народа Украины, а за него, и, стиснув зубы, исполнять то, что пообещали людям. При этом у каждой из политических сил оставался бы механизм влияния на партнера. РБК-Украина: А с БЮТ в таком варианте что делать? А.Т.: БЮТ однозначно присоединился бы к этой коалиции. Ведь для них же важнее изменения в стране, а не кресло премьера, не так ли? А вот такие ортодоксы, как социалисты - экс-коммунисты, и, соответственно, любимая Компартия, должны были бы навсегда уйти в небытие. РБК-Украина: Вот Вы говорите, что теперь надо объединяться с БЮТ. Не считаете ли, что Юлия Владимировна слишком сильный политик для вашей силы? И ваша сила просто утратит свое лицо в таком объединении, "размоется" в БЮТ? А.Т.: Многое зависит от людей, возглавляющих "Нашу Украину". От того, что будет на первом месте – партия или каждое конкретное Я. Да, не все просто между нами и БЮТ. Но существуют цивилизованные механизмы перестраховки. Проблема 2005 года была и в том, что было коалиционное по сути правительство и не было коалиционного соглашения. Сейчас мы с Юлией Владимировной подписали соглашение об Объединенной оппозиции. РБК-Украина: Так вы ее уже выписывали, но коалиция не сложилась. А.Т.: Коалиция не состоялась не потому, что Юлия Тимошенко не выполнила каких-то обязательств, а потому, что Александр Мороз захотел быть спикером. Любой ценой. РБК-Украина: Подождите, у "Нашей Украины" тоже были амбиции. Они не в счет? А.Т.: И они были по праву! Тимошенко могла претендовать на пост премьер-министра, о чем заявил Роман Бессмертный сразу после выборов. Мы заняли второе место, и по праву "Наша Украина" претендовала на спикера. РБК-Украина: А Мороз на кого? А.Т.: Не ему лично, а СПУ отдавалось очень много должностей – первый вице-премьер, первый вице-спикер. РБК-Украина: Скажите, Вам лично не стыдно за упущенные возможности? А.Т.: Когда я был первым помощником Президента, упущенных возможностей не было. РБК-Украина: Это все, что бы Вы ответили людям, которые возлагали огромные надежды на "оранжевую" революцию? А.Т.: Что случилось после сентября 2005-года – это вопрос уже не ко мне. Я в то время в Секретариате Президента уже не работал. А каким стал результат… РБК-Украина: Но картина отличается не кардинально. А.Т.: Я так не считаю. Знаете, за день до известных обвинений Зинченко у Виктора Ющенко был 51% доверия. А после выхода Зинченко вы знаете, что произошло. Потому что разрушить всегда легче, чем строить. Думаю, существовал план стереть навсегда из истории Майдан 2004 года. У людей же ассоциируется Майдан с выборами Президента Ющенко, с политсилой "Наша Украина" и с оранжевым цветом. И кому-то нужно было открыть ворота изнутри. Зинченко открыл ворота. РБК-Украина: Хорошо, а был ли вообще план, что делать со страной после победы Ющенко? Или Вы сейчас опять скажете о программе "10 шагов навстречу людям"? А.Т.: Да, я скажу "10 шагов навстречу людям". А основной план заключался в одном: Украина должна стать членом Евросоюза и вырасти под все стандарты ЕС. Изобретать велосипед не надо! То, что прошла Европа за сотни лет, нужно имплементировать в Украину. То есть план у Ющенко был. Но, как я уже сказал, не существовало коалиционного соглашения. И Тимошенко, будучи премьер-министром, должна была брать за основу своей программы программу Президента "10 шагов навстречу людям". Либо должно было быть подписано коалиционное соглашение между социалистами, "Нашей Украиной" и БЮТ. И в этом плане должны были быть прописаны шаги. Но поскольку Юлия Владимировна всегда публично поддерживала Президента Ющенко, то ее настольной книгой должна была стать программа Президента. А это либеральная экономика. Но она внедряла авторитарную экономику. Вот тогда нужно было выписать новое коалиционное соглашение, в котором выписать, какую экономику мы строим. РБК-Украина: Кто Вы сегодня Президенту? А.Т.: А Вы вспомните, как он нас называл. Любі друзі! РБК-Украина: А если серьезно? А.Т.: Я говорил и повторять буду: я был, есть и буду "любым другом" Президента Ющенко. РБК-Украина: А Президент – Вам? А.Т.: Человек, которого я очень уважаю и считаю лучшим Президентом страны. Более того, я не вижу другого человека, который может привести Украину в Европу. РБК-Украина: Тогда с Вами еще около 9% населения Украины… А.Т.: Знаете, сегодня 9%. Завтра – 19%. Послезавтра – 49%. Потом – 59%. Это вопрос очень тонкий. Вспомните, после выборов 2004 года у Виктора Януковича тоже было 6%. РБК-Украина: Давайте поговорим об этом. Как Вы считаете, стоило протягивать руку своим оппонентам? Требовать эффективной оппозиции, подписывать меморандум, потом Универсал и т.д.? А.Т.: Не знаю, как Януковичу, но Донбассу нужно было протягивать руку. РБК-Украина: Каким образом? А.Т.: Назначением политически грамотного губернатора, который бы воплощал все, что говорил Президент во время выборов. РБК-Украина: Ну, это понятно. А кто мог быть таким губернатором? А.Т.: Я считаю, что таким мог бы стать любой человек, который был на Майдане. РБК-Украина: А Партии Регионов руку протягивать не надо было? А.Т.: В лице кого? РБК-Украина: В лице Януковича, в лице его соратников. Правда, некоторые активно отсиживались за границей... А.Т.: Соратники предавали Януковича. Как они все прибегали, говорили:"Ой, мама родная!", падали в ноги… РБК-Украина: Кто?! А.Т.: Не скажу фамилий, еще не время. Но челом били. РБК-Украина: И все же конкретнее, пожалуйста. А.Т.: Все окружение Януковича. Все! РБК-Украина: То есть, по Вашему мнению, с ними не надо было находить общий язык, подавать руку и даже чисто по-христиански прощать? А.Т.: Янукович не хотел этого. Он как европейский политик должен был признать Президента, а тот в ответ протянуть руку. РБК-Украина: Выходит, что врага нужно было добить просто? А.Т.: Вы так говорите, как будто у нас средневековье какое-то! Макиавелли, 15 век. В то время жили диктаторы. РБК-Украина: Но недобитый враг же возвращается? А.Т.: Еще раз повторяю – это Макиавелли! Давайте не жить в 15 веке. РБК-Украина: Но посмотрите: Партия Регионов вернулась? Вернулась. Юлия Тимошенко обошла "Нашу Украину" на выборах? Обошла. Янукович – враг идеологический. Тимошенко – месть за отставку. А.Т.: Могу утверждать со 100% уверенностью: если бы вокруг Президента были те люди, которые были с ним в 2002 – 2004 году, "Наша Украина" победила бы на выборах. РБК-Украина: Хорошо. Так врага добивать было не нужно? А.Т.: Мы живем в демократическом мире. РБК-Украина: Это вы, может быть, живете в демократическом мире. А тем временем Партия Регионов не то, что добивает врага, она смакует каждый его последний миг. К примеру, оставили в правительстве "оранжевых" министров, а потом просто начали демонстративно над ними издеваться и выгонять. Как с этим быть? А.Т.: Вы знаете, когда был нарушен Универсал, все "оранжевые" министры должны были уйти. Потому что, кроме политиканства, нужно иметь чувство собственного достоинства. РБК-Украина: А не добьют ли "Регионы" "Нашу Украину"? А.Т.: Не добьют. РБК-Украина: Но они же способны подмять медиа-ресурс. И все - нет предохранителей, все возвращается на круги своя. А.Т.: Помните 2002 год? "Наша Украина" как фракция рассыплется за полгода!" - рассказывали чуть ли не каждый день. А мы не рассыпались. Мы живем в уникальное время. Вот совсем недавно я узнал, что Виктор Пинчук стал партнером Игоря Коломойского. А раньше они в броневиках ездили, с одного стола не ели. Я горжусь тем, что Григорий Суркис занялся наконец-то своим любимым делом – футболом. И у него это получается! Посмотрите, его избирают в УЕФА. За него голосуют европейцы! Построил Дом футбола, на его открытие съехались представители со всего мира. Это же прекрасно! РБК-Украина: Но ведь Суркису ничего не будет мешать вернуться? А.Т.: Думаю, он этого не хочет. Он работает на той работе, где ему нравится. РБК-Украина: А вдруг Суркис не хочет, а его соратник Медведчук хочет? А.Т.: Это дело Медведчука, что ему нравится. Я горжусь тем, что мы живем наконец-то в том мире, где каждый работает там, где ему нравиться. А не как раньше, когда на Банковой говорили, что написать в газетах. РБК-Украина: Да, прекрасное время. Когда министр по чрезвычайным ситуациям господин Шуфрич позволяет себе в оскорбительном тоне, нарушая всякую субординацию, пренебрежительно говорить о Президенте. Это тоже демократия? А.Т.: Я думаю, это делается не от большого ума. Это недостаток воспитания. Мы уже слышали о том, что "наша власть сильна как никогда". И как потом вся эта власть рухнула… РБК-Украина: И у Вас есть мотивация, чтобы бороться? А.Т.: Конечно есть. РБК-Украина: Соратники в борьбе кто? А.Т.: Все те же. Вся "Наша Украина". РБК-Украина: А с Виктором Ющенко Вы встречаетесь после шести вечера? А.Т.: Думаю, это вопрос субординации. Я не могу назвать себя соратником Виктора Ющенко. Потому что так может говорить человек, который на себя много берет. Я был его помощником. РБК-Украина: Я имею в виду, не в кабинете встречаетесь? А.Т.: Конечно. В том числе и в неформальной обстановке. РБК-Украина: Любимая Ваша тема на сегодняшний день – медиахолдинг. Зачем он Вам? Чтобы эффектно вернуться? А.Т.: Нет. Я не ставлю ни перед собой, ни перед холдингом каких-то личных целей. Если он и будет рупором - то только европейского выбора Украины. Я не собираюсь кого-то очернять, или использовать холдинг в качестве оружия для ведения информационных войн. РБК-Украина: С другой стороны имеет место быть мнение, что под Президента сейчас собирают медийный ресурс. Это так? А.Т.: Я не хочу комментировать слухи и мифы. На сегодняшний день я являюсь учредителем нескольких средств массовой информации – пока еще небольших. Хотя в своем сегменте они уже достаточно известны. Сегодня пакеты акций, которые принадлежат мне, я как законопослушный народный депутат передал в управление журналистам. РБК-Украина: И что, Вы не общаетесь с журналистами, которым доверили в управление акции? Не высказываете пожеланий? А.Т.: Почему же, общаюсь. У нас была одна встреча с главными редакторами, и мы обменялись мнениями относительно роли и места Украины в европейском пространстве. И я считаю, что у нас есть общее видение, куда должна двигаться страна. А какие-то частности меня мало интересуют. Я доверяю главным редакторам, надеюсь, что они понимают, что политика изданий должна быть сбалансированной и взвешенной. В принципе, я даже не мониторю то, что печатается. Разве что иногда пост-фактум. РБК-Украина: Не поделитесь информацией, как построен медиа-холдинг? А.Т.: Думаю, это для ваших читателей не очень интересно. Но могу сказать, что партнерами холдинга являются как публичные американские компании – например, СМЕ, так и российские. Все они работают прозрачно. РБК-Украина: А будет отчёт медиа-холдинга по итогам года? А.Т.: В конце года обязательно. РБК-Украина: И в какой период Вы хотите сделать холдинг прибыльным? А.Т.: В первую очередь, необходимо доказать, что мы не публикуем так называемые заказные материалы. Когда медийный бизнес чист, он может быть быстро капитализирован. Украина - динамичная страна, здесь постоянно растет рекламный рынок. Если Украина пойдет в сторону России или еще дальше, то, конечно, с прибыльностью проекта будет туго. Но когда холдинг станет рейтинговым, он перекроет затраты на дотации. Хотелось бы, чтобы это произошло до конца этого года. Согласно тому бизнес-плану, который мы разработали, к 2009 году должны выйти на прибыль. Беседовал Роман Скрыпин.
On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь